ЧП неместного масштаба

Лариса Денежная
Вокруг дизентерии – военная тайна

По неофициальным данным, число военнослужащих и курсантов, у которых подозревают острую кишечную инфекцию, достигло 400 человек.

Инфекция затронула не только Военный авиационно-инженерный институт и Военный институт связи ракетных войск, но и другие воинские части Ставропольского военного гарнизона – десантников, автомобилистов и даже спецназ ГРУ в одном из пригородных сел. У 62 военнослужащих подтвержден диагноз лабораторно: дизентерия.

Эта тема стала одной из главных в новостях печатных и электронных СМИ. Но в сообщениях царит полный разнобой. В них фигурирует и «эпидемия», и «вспышка» дизентерии, и «массовое пищевое отравление» и пр., что совсем не одно и то же, а иногда и в корне неверно. Причина этого — в закрытости военного ведомства. Поэтому реальной информацией о числе пострадавших вряд ли кто из журналистов располагает.

По крайней мере, «Вечернему Ставрополю» отказались сообщить какие-либо подробности в военной прокуратуре Ставропольского гарнизона, сославшись на тайну следствия. Вслед за этим мы получили отказ в пресс-службе Северо-Кавказского военного округа, по этим же основаниям. На наше возражение: мол, джинн вылетел из бутылки, за недостатком информации журналисты освещают ЧП, кто во что горазд, а нам нужны объективные сведения, полковник В. Павлов обещал об этом доложить начальству округа.

Между тем «Газета. Ru» сообщила, что главный санитарный врач Минобороны генерал Павел Мельниченко уверен в источнике заражения: «военнослужащие стали жертвами недоброкачественного молока. Молоко поступило на довольствие в военные институты и бригаду со Светлоградского молокозавода». Однако, по сведениям из других источников, представителей Минобороны на предприятие не пускают, и его даже не закрыли до окончания следствия.

Мы пытались прояснить эту ситуацию в территориальном управлении Роспотребнадзора по Ставропольскому краю: молокозавод, все-таки, — гражданская отрасль, к тому же имя местного производителя звучит в негативном контексте. Проявили и свою осведомленность: знаем, что специалисты службы сейчас работают на предприятии. Заместитель руководителя теруправления Роспотребнадора Ольга Балабан ответила, что это плановая проверка, которая идет уже вторую неделю. Чем конкретно заняты специалисты, какие исследования проводят, сообщать отказалась. И вообще, все, что связано с кишечной инфекцией – это к военным. Вот такой заговор молчания.

Что ж, тогда будем цитировать главного санитарного врача Минобороны. Павел Мельниченко переложил долю вины в происшедшем и на руководителей воинских частей: подобных масштабных неприятностей можно было бы избежать, если бы соблюдались санитарные правила и технология приготовления пищи. Вот что он сказал: «Мы требуем, чтобы молоко перед употреблением обязательно прошло тепловую обработку – либо кипячением, либо во время приготовления молочных каш, супов и других блюд. А здесь сплошь и рядом свежее молоко выставлялось на столы, и военнослужащие его пили. Даже пастеризация не обеспечивает полного уничтожения возбудителей заболеваний, чего же говорить, когда обработки нет вовсе. Отсюда и последствия».

Ну что ж, остается ждать окончания следствия. Возможно, тогда снимут табу, и военные разговорятся.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Здоровье»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов