Горжусь городом и малой родиной

Лариса Ракитянская

Прочитал в газете «Вечерний Ставрополь» об открытой в ней рубрике «Ставрополь в моей судьбе». Оглядываясь на прожитые годы, решил поведать землякам о малой родине, на которой я проработал 67 лет

Когда остановились воды Журавочки

Некоторые эпизоды жизни остаются в памяти навсегда.

Я родился в 1936 году в с. Новоселицком. 20 августа 1942 года на дороге Новоселицкое — Буденновск, на пересечении речки Журавочки и трассы, мы, дети и их матери, возвращались с культстана № 2 колхоза им. Ленина. Неожиданно встретили немцев на мотоциклах. Запомнились мне их черные мундиры, засученные рукава, кованые ботинки и автоматы на груди, каски. У них был наглый вид, неприятный для слуха голос, словно выплевывающий незнакомые короткие слова: ахтунг, цурюк, ферштейн. На заданные ими вопросы наши матери не отвечали и не понимали их. И тут раздалась автоматная очередь: выстрел был в нашу сторону. Мы рухнули на землю. В моей детской памяти осталось впечатление, будто вода реки Журавочки остановилась, окружающие берега камыши не шевелились, не слышался писк птенцов.

Потом я осознал и понял, что еще несколько минут назад мы были свободными — мечтали о том, что скоро закончится война, отцы наши вернутся с победой, и мы будем учиться, трудиться и мирно жить.

Степная птица чибис, улетая от выстрела, издавала вскрик: «чьи вы, чьи вы»...

Услышав рокот моторов и увидев уезжающих немцев, мы поднялись и продолжили свой путь домой. Я увидел татарник, который свою синюю головку поворачивал по движению солнца. Он не согнулся от выстрела и степного ветра — гордо стоял на дороге...

Войдя в село, мы встретили уважаемого всеми деда — Н. П. Шурупова. Он и сообщил нам, что это была немецкая разведка. И сказал: найдутся силы, способные победить фашистов, и победа будет за нами.

В селе немцы стреляли на звук, несколько селян были убиты. Были взорваны общественные здания, мост через реку. А всего два дня назад мы провожали наши части на восток — они обещали нам вернуться и освободить нас.

В июне мы вернулись со строительства противотанковой трассы Саблинское-Воронцовка. В памяти остался звериный оскал фашистов, следы гусениц и сапог убегающих немцев.

В военное время был призыв: «Все для фронта! Все для Победы!». И он строго выполнялся. Вспоминаю со слезами на глазах, как наши матери на коровах пахали нашу матушку-кормилицу — землю, а мы, пацаны, освобождали ее от сорняков, носили воду в кубышках. Выпив воды, матери молились Всевышнему: «Помоги нашим мужьям победить врага!». И лили слезы — земля была мокрой, как от дождя. В памяти остались вены, вздувшиеся на руках матерей — они были как веревки — только красного цвета. Помню, как в три часа ночи старики и матери сеяли зерно, а мы, мальчишки, гоняли овец и метлами засыпали зерно землей.

Никогда не забудется огонек в окне старика Кречина. Это была семилинейная лампа, заправленная керосином. На вопрос милиционера, где вы, гражданин, берете керосин, дед отвечал: я сторож керосиновой лавки, кран протекает, а я под него подставляю свои ватные штаны, потом выжимаю их и так получаю керосин. Милиционер снял фуражку, вытер лысеющую голову. Вопросов больше он не задавал.

А мы продолжали по одному букварю учить азбуку. Повторяли за Анной Гавриловной: «А» - атака, «Б» - бой, «В» - война», «Т» - танки, «П» - пехота, победа, похоронка. Через неделю азбуку знали все...

Помню, как получил похоронку на отца. Тогда, кажется, я стал старше лет на 40. Мама прочитала мне письмо отца, Евдокима Ивановича, связиста роты связи 652-го стрелкового полка Н-ской дивизии. Он писал: «Бью врага в Керчи (Крым), а ты, Валентин, учись, будь стойким, честным, стань строителем, восстанови все, что разрушено войной».

Ставрополь видел разным

Я стал инженером-строителем, окончив Московский инженерно-строительный институт, Высшие курсы Госстроя СССР и ВПШ ЦК КПСС. Работал прорабом в колхозе им. Ленина, начальником межколхозстроя, зампредседателя Александровского райисполкома и замначальника по строительству краевого управления сельского хозяйства, потом — в Ставропольском крайисполкоме. Был организатором и разработчиком постановления № 325 по социальному развитию колхозов, госсельхозпредприятий края.

Построили мы тогда сотни детсадов, школ, больниц, дворцов культуры, санатории, дороги, водопроводы, электростанцию, занимались телефонизацией, газификацией, строили производственные помещения, объекты переработки, жилые дома — 98 тысяч квартир.

Впервые в 1951 году я побывал в Ставрополе — был участником краевого пленума ВЛКСМ. Увидел город, большие дома, множество автомобилей. Удивила меня гостиница на Нижнем рынке: мы, селяне, не имели тогда паспортов, и заселялись туда, сдавая правый ботинок. Удивила открытая водосточная канализация на центральных улицах города, поразил огромный памятник вождю на Комсомольской горке, а рядом — разрушенный храм. Впечатление осталось от зерносклада, множества деревьев на улицах, от железнодорожного вокзала и стоящих паровозов и вагонов. Поразил каменный карьер в центре Ставрополя, на территории которого находились два деревянных барака. Тут же чистили лошадей кавалерийской воинской части. И был тут колхозный рынок, где продавали скот, сельхозпродукты.

Не было еще здания краевой библиотеки, Дома книги, проектного института, ресторана «Нива», жилых домов по ул. Артема, пятой школы, стадиона.

Недалеко был Центральный парк с вековыми деревьями. Запомнился ресторан около кинотеатра «Октябрь», «Детский мир», аптека Байгера, филармония (она была восстановлена в 1946 году), музей, гостиница «Ставрополь», Нижний рынок.

Позже на месте карьера площадь была засажена сотнями редких деревьев, под которые было завезено тысячи кубометров земли. Эти насаждения до сих пор украшают город...

Запомнилось строительство библиотеки, стадиона, театра, пятой школы, трех многоэтажек на ул. Артема. Площадь Ленина стала образцом для сел и городов края — все приезжие считали за честь посетить ее, сфотографироваться на память.

Город строит трудовой народ

Ежегодно радовало меня новое строительство многоэтажных зданий — Газпрома, Крайпотребсоюбза, Крайколхозстроя, медицинского, педагогического, политехнического институтов СтавНИИГИМа, Дворца пионеров, цирка, гостиниц «Кавказ», «Турист».

Строили жилые дома по всем районам Ставрополя, быстрыми темпами строились школы, больницы, город стали окружать благоустроенные дачные участки.

Построено много заводов — автоприцепов, «Электроавтоматика», «Сигнал», «Люминофоры», завод поршневых колец, «Красный металлист», молзавод, мясокмбинат и другие. Увеличился приток сельского населения на промышленные предприятия города.

Ставрополь украсили новые парки, спортивные сооружения, площади, скверы, новые памятники...

В моей памяти, памяти сельского парня, осталось то, как город ежегодно рос, развивался — чувствовалась его мощь в промышленности, социальной и культурной жизни — город часто занимал первые места в России.

Более 37 лет я принимал участие в строительстве Ставрополя, был членом градостроительного комитета...

Гости города часто меня спрашивали, почему так быстро растет ваш компактный город. Я всегда отвечал: его строит трудовой народ.

Горжусь по сей день городскими скверами, парками, улицами. А главное, горжусь людьми, которые любят свой город, заботятся о нем и счастливо в нем живут.

Валентин Евдокимович Григорьев, инвалид первой группы, Заслуженный строитель РФ, Почетный работник АПК СК, Почетный ветеран Ставрополья.

очерк, Ставрополь в моей судьбе, биография, воспоминания

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»