Между прошлым и будущим

Елена Павлова
Триумфальная арка в станице Екатериноградской. Фото Владимира ШНАЙДЕРА
Триумфальная арка в станице Екатериноградской. Фото Владимира ШНАЙДЕРА

Почином проекта, в котором мы расскажем о настоящем, прошлом и будущем городов и станиц, которые были основаны как крепости Азово-Моздокской линии, стала для нас станица Екатериноградская. Первенство ей принадлежит по праву – даже исторически. Ведь сначала она, еще до Георгиевска и Ставрополя, была губернским центром, поэтому и сохранила в своем названии величественный корень «град» – Екатериноградская. И несмотря на то, что территориально она относится к Кабардино-Балкарии, ее история и судьба множеством нитей связаны со Ставропольем. Даже в архитектуре есть общее. Например, вот эта арка (на снимке) очень похожа на наши Тифлисские ворота. В Екатериноградской они тоже были воротами в Закавказье – на них огромными буквами было выведено: «Дорога в Грузию». Каждый, кто следовал по Военно-Грузинской дороге, обязательно проезжал эти ворота. И жил какое-то время в станице, посему история Екатериноградской, как и история Ставрополя, связана с именами Пушкина, Лермонтова, Льва Толстого... «Лермонтов к нам, кстати, из Ставрополя ехал», – сказала мне директор местного музей Татьяна Гах.

Первая столица на линии

Фото Владимира ШНАЙДЕРА
Фото Владимира ШНАЙДЕРА

Да, в 19-м веке путешествие с подорожной по казенной надобности от Ставрополя до Екатериноградской занимало, наверное, несколько недель, а то и месяцев. Сейчас поезжай – не хочу. Четыре часа – и мы уже там. Атаман Терско-Малкинского округа Николай Любуня и атаман станицы Екатериноградской Евгений Потекин встречают нас на въезде в Прохладный. Отсюда до пункта назначения еще двадцать километров, но и тут тоже хранится память о славных станичниках.

В центральном парке Прохладного есть удивительный мемориал, который состоит из установленных в разное время памятников. Сначала поставили памятник землякам-воинам Великой Отечественной, потом – не вернувшимся с афганской войны, с чеченской. Два года назад казаки установили здесь мемориальную таблицу с именами земляков – полных георгиевских кавалеров. По историческим книгам, документам восстановили имена героев Отечественной войны 1812 года и Первой мировой... Теперь это сквер памяти и славы, дань благодарности героям разных лет, разных поколений...

Есть на этой мемориальной доске имена казаков и станицы Екатериноградской. Например, казака Чмыхайленко, который замечателен тем, что полным георгиевским кавалером сумел стать за 16 дней, то есть в этот короткий срок в боях как минимум четырежды совершил подвиг, достойный столь высокой награды. Правда, потом он в Котляревскую переехал. И потомков в Екатериноградской у него нет. А потомки других георгиевских кавалеров, говорит станичный атаман, до сих пор здесь живут: и Диденко, и Кривоносовы, и Нагорновы. А Имановых так и вообще полстаницы...

Я вспомнила, как на одном из заседаний, посвященных сохранению и возвращению русских жителей в северо-кавказские республики, прозвучала очень емкая мысль: «Казаки этих округов несут государственную службу уже тем, что продолжают жить в своих родных станицах».

Казаки станицы Екатериноградской
Казаки станицы Екатериноградской

Атаман округа Николай Любуня с этим, конечно, согласен. В ряде населенных пунктов этнический баланс все же удается сохранять. В том же Прохладном русских жителей процентов 75, в Екатериноградской подавляющее большинство тоже русские.

Но станичный атаман Евгений Потекин сокрушается – нужно решать вопрос с землей для казаков. Нужно, иначе молодежь будет уезжать. Она уже уезжает – в Краснодар, Москву, Питер, потому что работы нет. А будет возможность работать, зарабатывать, чувствовать уверенность в завтрашнем дне – молодежь вернется. Ведь на памяти не только старшего, но и среднего поколений, какая в станице была жизнь, когда работа для всех была.

Председатель

О своем бывшем председателе колхоза Николае Филипповиче Федорущенко станичники говорят с теплотой и благодарностью. Много чего хорошего сделал для людей председатель: хозяйство процветало: теплицы, зарыбленные пруды – все было. Рабочие руки, знания, молодая кипучая энергия были ой как нужны. Колхоз активно строил жилье – целыми улицами. И молодежь никуда не уезжала.

О будущем думал председатель. Конечно, хороший хозяйственник, опытный руководитель. Конечно, честный человек. И еще у него есть одно замечательное качество: он очень любит свою малую родину, свою станицу. Даже стихи своей Екатериноградской посвятил. Мне выдержку из них директор музея прочитала:

Памятник Пушкину в Екатериноградской. Фото Владимира ШНАЙДЕРА
Памятник Пушкину в Екатериноградской. Фото Владимира ШНАЙДЕРА

Посланцев от Волги, посланцев Днепра
Земля Предкавказья к себе приняла.
Здесь были казармы и крепости были –
Под стражей клинков под пулями жили.
Не вычеркнуть те из истории страницы,
Кому доверяла царица границы...
Здесь был Грибоедов, и Пушкин здесь был.
Толстой с казаками по Малке бродил...

…Фотографий бывшего председателя, где он запечатлен в работе, среди людей, в музее много. Это и внешне могучий человек, огромного роста и, кажется, недюжинной силы. Тем теплее становилось на душе от лиризма этих незатейливых, но очень искренних строк. К сожалению, нам не удалось повстречаться с Николаем Филипповичем. Он в последнее время очень сильно болеет... Сказались и возраст, и события конца 90-х, когда ему пришлось покинуть председательский пост. Но люди помнят все, что хорошего он сделал для родной станицы.

Одно из самых добрых дел – вот этот музей, который Федорущенко задумал создать еще 30 лет назад. И ведь нашел же человека, который бы этому делу посвятил всю свою жизнь.

В 1985 году нынешний директор музея имени Пушкина Татьяна Васильевна Гах работала учителем истории, ее и просил председатель начать организационную работу и заняться сбором документальных свидетельств и экспозиции.

Через два года, в октябре 1987-го, музей был открыт. Это тоже было подвижничество. Ведь все, что размещено сейчас в нескольких залах, собирать приходилось буквально по дворам, а параллельно – заниматься скрупулезной научной работой, работать в архивах.

От столицы до станицы

Многие факты, о которых теперь Татьяна Васильевна рассказывает гостям музея, она почерпнула в Астраханском архиве. В том числе  – о русских поселениях, которые здесь были задолго до основания Азово-Моздокской линии. Например, об отдельных группах русских известно из письменных источников 16-го века. В этих местах селились беглые крепостные крестьяне, которые дали начало гребенским казакам. Ну а что касается непосредственно Азово-Моздокской линии, то крепость Екатерининскую (впоследствии – Екатериноградскую) строили волжские казаки из Дубовки (этот городок под Волгоградом и нынче носит такое название). Императрица гневалась на них за то, что во время пугачевского бунта они хлебом-солью встречали Емельяна Пугачева... Они да еще кабардинский егерский полк и закладывали эту крепость пятиугольной формы с глубокими оборонительными рвами.

Потом возле крепости стала формироваться и станица, потому что вслед за первостроителями сюда продолжали прибывать волжские, а потом и запорожские казаки. Правда, последние больше селились в районе нынешнего Прохладного.

Командующим строящейся линии Григорий Потемкин продвинул своего троюродного брата Павла Потемкина. При нем с 5 мя 1785 года Екатериноград и стал губернским городом. Кстати, в связи с этим событием здесь и возвели 12-метровую триумфальную арку с надписью: «Дорога в Грузию». Правда, быть столицей такой огромной территории Екатеринограду довелось всего пять лет. В 1790-м Екатерина переносит центр в Астрахань, которая по месторасположению, уровню промышленного развития больше соответствует этому статусу на тот момент. Ну а когда в 1802 году Потемкинское наместничество было разделено на две губернии: Астраханскую и Кавказскую, центром Кавказской становится уже Георгиевск. А Екатериноград до 1822 года еще остается заштатным городом внутри новой губернии, а потом и вовсе переименовывается в станицу.

Правда, от былой «столичности» у него еще остается целый дворец, построенный Павлом Потемкиным, но и его сносят – уже по приказу нового императора Николая I. Царь-батюшка в 1837-м инспектировал линию и, прибыв в Екатериноградскую, сильно удивился, увидев маленькую деревянную церковь. Мол, как же так? Екатерина выделяла 40 тысяч рублей на строительство собора, и где же он? Деньги потом нашлись в Астраханской духовной консистории.

Но Николай все равно повелел дворец разобрать, а камень от него пустить на строительство собора в Екатериноградской. Что и было сделано. В 1845 году храм начали строить, а в 1950-м закончили. С тех пор вот уже 165 лет и разносят свой малиновый звон по округе колокола собора Святого Ефтимия Новосалунского.

Президента заинтересовал паспорт

Фото Владимира ШНАЙДЕРА
Фото Владимира ШНАЙДЕРА

В музее множество интереснейших стендов. Всяк сюда входящий имеет возможность побывать в горенке казачьего куреня, потрогать плуг, соху или веретено, подивиться на массивное коромысло. Да, были женщины в русских (казачьих) селеньях – сейчас такое, еще и с полными ведрами и двух метров не пронесешь! Можно рассмотреть казачью форму прошлого века, красивые иранские и китайские шали. С «импортом» в станице до революции проблем не было. А Екатериноградская ярмарка, куда из разных мест и стран товары привозили, на всю округу славилась. Наряду с казачьими и горскими костюмами можно увидеть, например, и гагаузские. Гагаузы были здесь одними из первых переселенцев. Это и по сей день в станице вторая по численности национальность после русских.

Конечно, всего, что представлено в экспозиции музея, не опишешь и даже не перечислишь. Но интересного очень много.

Например, Президента России Владимира Путина очень заинтересовал паспорт местного жителя, выписанный на обычной пожелтевшей бумаге. Фотографий тогда не было, так что в документе, удостоверяющем личность, кроме имени, фамилии, возраста указывались особые приметы: «хромой на одну ногу». Но президент обратил внимание вот на что: национальность не указывалась. Но вероисповедание было вписано в отдельной графе.
Еще Владимир Путин поинтересовался, почему это Пушкин задержался в Екатериноградской на три дня, а Лермонтов – на целых шесть? Директор музея ответила, что, скорее всего, Александру Сергеевичу просто больше повезло – меньше пришлось ждать «оказии» или сопровождения – в те времена эти места были очень неспокойные. А Лев Толстой здесь и вовсе бывал не единожды – ведь известно, что свои «Детство», «Отрочество» и начало «Казаков» он написал на Кавказе...

Чтобы помнили

Фото Владимира ШНАЙДЕРА
Фото Владимира ШНАЙДЕРА

А вообще – ходишь по музею и понимаешь, как тесно переплетаются судьбы отдельной станицы, отдельной семьи с судьбами России. Наверное, в каждой казачьей станице в период гражданской войны, в период коллективизации были и свои Григории Мелеховы из «Тихого Дона», и Давыдовы с Нагульновыми из «Поднятой целины»... Разве только не нашлось своего Шолохова, чтобы все это описать. А прототипы – вот они, пожалуйста. Николай Устинович Литвинов, честно воевавший в I Мировую, а после революции ушедший к белым, потом – к красным. И красными же расстрелянный. Или первые председатели, сидевшие за этим массивным столом, выставленным сейчас в музее. 25-тысячник Николай Петренко, присланный создавать колхозы из Питера. И Дмитрий Петров, председатель рабочкома. Они так же, как герои книги Шолохова, были убиты станичниками-кулаками... У всех была своя правда – это трагедия страны. А колхоз в Екатериноградской до сих пор носит имя Петровых (по первым буквам фамилий его основателей)...

На стендах, посвященных войне, – все, что сохранилось со времен, когда из станицы выбивали немцев. Екатериноградская была в оккупации пять месяцев. Есть здесь и своя Книга памяти. На каждой странице фотографии, письма с фронта. Иногда и не одно фото. Здесь – трое братьев. Здесь – отец и сын.

То, что такие вещи находятся в музее, говорит о такой степени доверия! Ведь что значит для матери отдать письмо, которое сын писал перед последним в своей жизни боем. Оно датировано днем, который значится в похоронке. Но люди это отдавали, значит, верили, что не пропадет, что другие будут приходить в музей, читать эти последние сыновние строчки. Не обязательно, чтобы они плакали. Главное – чтобы помнили...

Большинство все же помнят. Радует, что здесь, в станичном музее, бывает много рябятишек, здесь проводятся уроки истории, конкурсы казачьей песни. В станице есть свой фольклорный коллектив, есть свой хор. Не только в школе, даже в детском саду «Сказка» для воспитанников пошиты казачьи костюмы. И малыши с удовольствием разучивают казачьи танцы и песни.

Здесь вообще можно немало островков старины найти. Например, вот этот турлучный дом, запечатленный на снимке. Видите, он не весь огорожен забором. Крыльцо выходит прямо на улицу. Это парадный вход. Раньше в каждом казачьем курене был такой. В праздники казак никогда не выходил на улицу через баз – только через парадный вход. Сейчас в станице осталось только несколько таких домов. В одном из них жил очень колоритный дед по фамилии Бирюк. Уже в этом веке умер. А прожил Иван Бирюк больше ста. Застал еще дореволюционные порядки. И до последнего эти порядки соблюдал. Ходил в галифе, сапогах, в сырую погоду – и в галошах сверху. Замечателен он был тем, что автобусов не признавал. Даже в Прохладный за 20 километров пешком добирался...

Да, много тут интересных людей было. Жаль только, что были и другие – откровенно равнодушные к истории. Станичники до сих пор недобрым словом поминают председателя сельсовета, которая лет 20 назад дала разрешение на снос дома, который на самом деле являлся исторической ценностью. Именно там останавливался Пушкин. Этот снос многие считают вандализмом. Там в свое время для школьников Пушкинские вечера проводились. Сейчас вполне бы могла работать экспозиция музея имени Пушкина.

Фото Владимира ШНАЙДЕРА
Фото Владимира ШНАЙДЕРА

Но теперь уже не вернуть. От домика Пушкина остался только макет, который выставлен в музее.

…Было разрушение, но было и строительство. Можно сказать, что возрождение казачества на территории Кабардино-Балкарии 25 лет назад началось именно в Екатериноградской. Здесь прошел учредительный круг, ставший точкой отсчета новейшей истории Терско-Малкинского округа. Атаман округа Николай Любуня говорит, что казаки достойно несут службу. Не приходится краснеть и за молодежь. Ежегодно округ направляет 100-120 молодых казаков служить Отечеству в 205-й бригаду в Буденновске, в 247-й гвардейский десантный полк в Ставрополе. Служат казаки и в воинских частях, дислоцированных в КБР. Многим казакам довелось, как и их прапрадедам, защищать интересы Отечества с оружием в руках. В этой же новейшей истории Терско-Малкинского округа – и участие в событиях 2008 года на Южном Кавказе. В составе 135-го мотострелкового полка казаки Кабардино-Балкарии одними из первых пришли на помощь Южной Осетии. И честно выполнили свой долг. 30 ребят приняли там свой последний бой. Были среди защитников Южной Осетии и казаки станицы Екатериноградской.

В общем, все еще живо: и казачья доблесть, и любовь к своей Родине, и готовность ее защищать. Нужно только, чтобы у казаков, как в былые времена была и земля – чтобы славная история и этой земли, и этой станицы продолжалась.

Редакция благодарит за помощь в организации встреч директора государственного музея-заповедника имени Прозрителева и Праве Николая Охонько и атамана Терского войскового казачьего общества Александра Журавского

станица Екатериноградская, Азово-Моздокская линия

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов