«Сегодня в лечении опухолей – значительные успехи»

Лариса Денежная

В минувшую среду редакция «Вечернего Ставрополя» провела традиционную «прямую линию», приуроченную ко Всемирному  дню борьбы с раковыми заболеваниями. На вопросы читателей отвечали   главный внештатный онколог минздрава края Виталий Шутов и главный внештатный радиолог Северо-Кавказского федерального округа Владислава Бумагина.
Обращения были разные. Отметим: впервые наши читатели не поднимали проблем лекарственного обеспечения онкобольных, записи на прием к врачу, что непременно звучало на предыдущих «прямых линиях». А значит, в этих вопросах произошли положительные изменения, что, конечно же, радует.
В соответствии с действующим законодательством и по этическим соображениям мы не называем фамилии и имена звонивших.

 

Лариса Денежная

– 15 декабря я проходила компьютерную томографию легких. Во время исследования выявилась другая проблема – новообразование в печени размером 16 мм на 19 мм.  Сказали обратиться к гастроэнтерологу.  Доктор послал меня на УЗИ. Новообразование подтвердилось.  Его размер увеличился  до 30 мм на 25 мм. Но вот уже месяц прошел, а врачи не могут определиться, что же это у меня такое и как лечить. Теперь направляют к гастроэнтерологу в краевой диагностический центр. Туда я еще не попала. Время идет, я – без лечения. Переживаю, как бы не запустить болезнь, чтобы не было поздно. Что мне делать? В заключении написано «гиподенсивное образование».

– Этот диагноз говорит о патологическом процессе в тканях печени. Появление такого очага может быть вызвано разными причинами, в том числе и онкологического характера. Поскольку вы у нас не наблюдаетесь и на учете не состоите, вам, для начала, нужно обратиться к участковому врачу по месту жительства, показать заключение компьютерной томографии. Расскажите, что вы общались с главными специалистами минздрава  по «прямой линии», которую проводила газета «Вечерний Ставрополь», и  у вас есть показания для направления на консультацию в онкодиспансер.  Получив направление, позвоните по телефону предварительной записи  22-17-80, закажите талон на прием к абдоминальному хирургу.  Это — путь обращения в рамках обязательного медицинского страхования, по  полису и бесплатно.  Если  вы не можете ждать и хотите быстрее попасть к врачу, можете самостоятельно обратиться в онкодиспансер. В структуре учреждения есть платное отделение, оно называется «Став-онко». Там вас проконсультирует опытный онколог. И, если врач, основываясь на данных вашего дообследования, клинической картины, заподозрит онкопатологию и необходимость наблюдения и уточнения диагноза у онколога,  дальнейшее обследование и лечение будет уже проходить в рамках обязательного медицинского страхования в нашей поликлинике.  На прием возьмите с собой рентген-пленки и заключение.

– Я — инвалид, мне 78 лет. Из дома выхожу только с соцработником. Можно ли мне записаться в ваш диспансер по телефону  на конкретный день и время, чтобы не ждать приема? На спине  у меня появилось что-то типа родинки, причем чешется и зудит. Сама я не могу себя осмотреть. Боюсь: вдруг это рак?

– Чтобы получить консультацию в нашем диспансере, вам нужно взять в поликлинике по месту жительства направление с указанием о подозрении на опухоль кожи. Потом записаться по телефону предварительной  записи к онкодерматологу. Если возникнет необходимость, доктор возьмет соскоб с поврежденного участка кожи, чтобы определить характер ее поражения. Зуд, уплотнение, покраснение, изъязвление в этом месте — основание для посещения врача. Если диагноз злокачественной опухоли кожи подтвердится, то выбор метода лечения будет определен консилиумом специалистов.

– Сообщают, что полипы могут переродиться в злокачественное новообразование. Я и беспокоюсь по этому поводу. Как проверить наличие полипов в кишечнике, если нельзя провести колоноскопию из-за спаек, которые образовались после операции на прямой кишке — было выпадение. Раньше я проходила колоноскопию ежегодно, удалялись мелкие полипы.  Как теперь мне быть?

– Полипы действительно могут перерождаться в злокачественные новообразования. Есть даже такие предраковые заболевания, как «семейный полипоз». Но, к сожалению, единственным методом диагностики, который бы 100-процентно ответил на вопрос — это доброкачественный полип или он начал озлокачествляться,  может только колоноскопия. Есть метод так называемой «виртуальной» колоноскопии, когда выполняется компьютерная томография, и рентгенологи как бы моделируют исследование колоноскопии без инвазии, без внедрения аппарата в кишечник. Но этот метод  покажет лишь наличие или отсутствие полипов. А вот их характеристики — только колоноскопия.

Доктор уточнил, почему невозможно было провести колоноскопию — из-за боли при обследовании или по какой-то другой причине.  Пациентка сообщила заключение диагностического центра: «Осмотр выполнен только на 20 см. Дальше аппарат провести не удается, имеется фиксированный ректосигмовидный изгиб». Кроме того, были и болезненные ощущения. После чего доктор ответил:

–  В этом году в  Ставропольском онкодиспансере начали выполнять колоноскопию под наркозом. Возможно, и вам будет легче перенести этот вид вмешательства, да и врачам, потому что пациент не чувствует никаких неприятных ощущений и боли, связанных с этим исследованием.  Но так как у вас нет медицинских данных, подтверждающих наличие онкопатологии,  выполнение этой процедуры возможно только по платным услугам.

Обратитесь в платную регистратуру онкодиспансера, запишитесь на прием  к заведующей эндоскопическим отделением для консультации. Доктор  посмотрит заключение, выданное вам ранее, и скажет, есть ли показания и возможно ли проведение данного исследования. 

–  У меня обнаружили в легком – в левой доле –  злокачественную опухоль. Прошла процедуры, но они не помогли. Врачи сказали, что делать операцию нельзя. Отправили сразу на группу — сказали, мол, и сами не мучайтесь, и нас не мучайте. Что мне делать?

– Конечно, желательно посмотреть, какое заключение вам дали. Потому что делать какие-то выводы на основе только вашего рассказа, и тем более что-то советовать, невозможно. Дело в том, что многие злокачественные опухоли действительно не оперируются. Выстраивая программу лечения, мы придерживаемся главного принципа: не  навреди!  К любому виду вмешательства — будь  это хирургическое, или лучевое лечение, или химиотерапия, есть показания и противопоказания.  Если в вашем случае хирургическое вмешательство сопряжено с высоким  риском осложнений, нужно посмотреть, какой вид лечения для вас приемлем. Возможно, лучше выполнить лучевую терапию. Мы готовы вас  принять, обсудить тактику дальнейшего лечения. Приходите в понедельник. Мы поднимем из архива диспансера вашу медицинскую документацию. Так что будем ждать вас. До встречи.

–  Сейчас проводят разные исследования, которые небезопасны на счет облучения — и КТ, и МРТ, ангиография и т. д. Какая  существует безопасная норма облучения? Может, скажете,  сколько каких исследований в год можно проходить без вреда для здоровья. В связи с этим еще один вопрос: как-то должны фиксировать, какую дозу облучения человек получил? Тем более сейчас люди обращаются в разные медучреждения, и не все заключения попадают в одну медицинскую карту.

– Из перечисленных вами видов исследований самый безопасный – МРТ. Наибольшие дозы облучения дают компьютерная томография, ангиография, рент-геноскопия и радионуклидные исследования, то есть рентгенорадиологические методы, а также  процедуры лучевой терапии. Доза облучения измеряется в миллизивертах. У рентгенографии незначительная лучевая нагрузка — 0,3 — 0,5 мЗв, а вот у компьютерной томографии, в зависимости от зоны исследования, в среднем от 3 мЗв  и выше. При выполнении этих видов обследований доза облучения обязательно фиксируется в заключениях.  Если человек лечится в стационаре, то в выписке указывается суммарная доза облучения, полученная за время его пребывания здесь. Эти данные вносятся в персональный лист учета доз медицинского облучения пациента, который подклеивается в амбулаторную карту. Кратность прохождения тех или иных исследований во время диспансеризации регламентируется: одни — раз в год, другие — раз  в два года. И в первую очередь, потому, чтобы не нанести вред здоровью. При медицинских показаниях они могут выполняться чаще, если врачу требуется принять решение, которое будет определять технологию и стратегию лечения больного. Обычно доза лучевого облучения для здорового населения составляют 1 мЗв в год. Такая нагрузка может быть связана с  исследованиями, которые проходят в рамках диспансеризации. Доза облучения при маммографии, например, 0,4 мЗв, флюорографии — около 0,3.  Максимальная лучевая доза для человека в год составляет 1 мЗв.

– Я хочу выразить вам благодарность. Муж оперировался у вас в 2009 году по поводу карциномы левого легкого. Мы были тронуты вашим отношением к больным. Часто вас вспоминаем. Супруг наблюдается в диспансере, чувствует себя хорошо. Низкий вам поклон за ваш труд, за золотые руки.

– Спасибо за добрые слова. Здоровья вам.

– В последнее время появляется много сообщений о новых прорывных  методах диагностики и лечения новообразований. Как вы к этому относитесь?

– На самом деле генетические механизмы развития, биологии злокачественных опухолей еще не изучены. Мы работаем по клиническим рекомендациям и стандартам. Конечно, отслеживаем новую информацию о разработках ученых, инновациях в диагностике  и лечении. Онкологическая наука развивается. Но вот некоторые «вбросы» в СМИ о результатах каких-то побед над раком не имеют под собой достаточной доказательной базы и клинического применения. Однако на сегодня у онкологов есть значительные успехи в лечении опухолей, в том числе и в нашем диспансере. Например, в сфере химиотерапии, где лечение направлено на индивидуальные характеристики опухолей.  Их свойства  и своеобразие у каждого отдельного человека изучаются на генетическом уровне и подбирается специфическая терапия. Такая методика называется таргетной терапией. «Таргет» означает цель, мишень. Такая терапия  – последнее достижение онкологической химиотерапевтической науки, при которой препараты воздействуют прицельно на опухоль.

– Мне поставили диагноз «множественный чешуйчатый рак кожи». Лечился у дерматолога гарнизонной поликлиники и у онколога в вашем диспансере. Назначили мне мази, но у меня ничего не проходит. Несколько лет назад обнаружили базалиому на щеке, потом она пошла по голове. Ее «выжгли». Но замучили меня дерматиты на голове. Это чем-то лечится?

– Как следует из вашего рассказа,  у вас есть предрасположенность кожи к воспалительным и аллергическим дерматитам. Вам лучше обратиться к дерматологу, чтобы назначили противовоспалительное лечение. Судя по вашему рассказу, у вас объемное поражение кожи, носящее сливной характер, и лечение следует начинать с препаратов, направленных на снятие воспаления и зуда. Пока  воспалительный процесс распространяется на всю кожу, можно использовать только мази. Другого способа лечения пока нет.

Если воспаление и зуд не проходят,  следует записаться на прием  к онкодерматологу нашей поликлиники – в первую очередь, для контроля за ранее пролеченными опухолями и диагностикой новых образований. Если диагноз опухоли будет подтвержден, то вас направят на консультацию радиолога и онколога, для того чтобы решить, возможно лечение или нет, и если возможно, то какое. Также будут оговорены сроки начала лечения.

– Мне говорили года три назад, что вводят в  вену какое-то вещество и все пропадает...

–  Такая методика лечения в нашем диспансере есть, она называется «фотодинамическая терапия». Это высокотехнологичный метод лечения, который для жителей Ставропольского края  проводится бесплатно. Но, как и любой другой метод, он  имеет показания и противопоказания. Дерматиты не лечатся лучевым методом. Вам все-таки нужно взять направление у своего терапевта и попасть на прием к онкодерматологу. Специалист посмотрит, и мы тогда определимся, нужно ли продолжать лучевую терапию или, возможно, вам предложат хирургическое лечение. Поскольку у вас есть предрасположенность  к воспалительным заболеваниям кожи, эти новообразования могут возникать снова. Вам дадут и рекомендации, как жить с этой болезнью.

– У меня есть наследственный фактор по онкологии. Мама умерла в 1991 году от рака яичников. В этом году у меня — диспансеризация. Обратилась к терапевту, можно ли сдать анализ для раннего выявления онкологии. Врач сказала, что нужно определиться, на какую именно онкологию проверять. Есть ли в программе обследования тест на онкопатологию? Я хочу проверить, есть ли у меня предрасположенность. Может быть, за рамками диспансеризации.

– Универсального теста на онкологию не существует. Если  вы хотите проверить, есть ли у вас предрасположенность к раку, как у мамы, вам нужно сдать анализ на маркер СА -125. Это специфический маркер для опухолей яичников.
На сегодня в стране широкомасштабных регламентированных скринингов, исследований, направленных на раннее выявление злокачественных опухолей, не существует. И каждая территория в отсутствие государственных программ разрабатывает региональные, учитывая, какие виды онкопатологии превалируют. В нашем крае на первом месте — рак кожи. Хочу отметить: если в прошлом году показатель активного выявления онкопатологии в крае составлял 9,5 процента, то в нынешнем – уже 22 процента. Увеличивается и доля новообразований, выявленных на ранней стадии онкологического процесса, – с 52% в 2016 году до 57% в 2017-м.
За рамками «прямой линии» гости  нашей редакции  рассказали:

– В прошлый понедельник в  крае при поддержке губернатора, министерства здравоохранения Ставропольского края стартовал социальный проект «За здоровье», в рамках которого онкологи реализуют региональную программу «Шаг навстречу», направленную на  активное раннее выявление злокачественных опухолей и широкое информирование населения об онкозаболеваниях.  Программа, разработанная нашими врачами, получила финансирование из краевого бюджета. Во всем мире, и в   России  в том числе, идет значительный рост  онкозаболеваемости и смертности от онкопатологии. По прогнозу ВОЗ, к 2020 году в мире вырастет количество онкобольных с 14 до 22 миллионов, а смертность – с шести до 12 миллионов летальных исходов от онкопатологии в год. Что самое обидное, 43 процента заболеваний можно избежать, если вести здоровый образ жизни, правильно питаться, не допускать солнечных ожогов, не злоупотреблять алкоголем и прочее. Одна из задач упомянутой программы — повышение доли пациентов с онкозаболеваниями, выявленными на ранней стадии. Мы достигли показателя 57 процентов,  это выше, чем в среднем по России, в том числе благодаря и выездной работе специалистов диспансера.

Реализацию программы мы начали с отдаленных районов края. В ее рамках мы будем проводить анкетирование населения, выявлять жителей, подлежащих более углубленному обследованию. Таких пациентов будут вызывать в районные поликлиники, проводить базовые методы начальной диагностики, часть исследований и силами нашего диспансера. А потом к ним будут выезжать уже онкологические бригады, это шесть-семь ведущих специалистов в каждый район, и отбирать больных на специализированное лечение. Причем по выходным дням, то есть не в ущерб пациентам диспансера.

Начали мы  с Изобильненского района. Потом выехали в Андроповский  район, Минераловодский.  В эту субботу выезжаем сразу в четыре района — Александровский, Предгорный, Новоселицкий, Ипатовский. До апреля такую работу проведем во всех районах края. Конечно, с таким массивом анкет мы одни не справимся. Нам будут помогать волонтеры — студенты Ставропольского медуниверситета. А вообще, это программа долгосрочная. Следующий ее этап — г. Ставрополь и другие города нашего края.

Ставрополь, вопрос-ответ, онкология

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Здоровье»

Последние новости

Все новости