Сколько стоит пневмония?

Лариса Денежная

Сколько стоит пневмония?
Попав в больницу с воспалением легких, вряд ли кто задумывался, во что обходится лечение этого заболевания. Нужно признать, что на этот вопрос не ответят даже врачи. А вот во второй горбольнице Ставрополя выдали бы ответ, уточнив: какая пневмония – одно- или двухсторонняя, нижней или верхней доли, с осложнениями или без? С некоторых пор здесь вплотную занимаются «калькуляцией». Вторая горбольница – первое (и пока единственное в крае) лечебное учреждение, которое в порядке эксперимента опробует новую систему финансирования – за каждого пролеченного больного по медико-экономическим стандартам.

В чем суть этого пилотного проекта? Какие блага в конце концов он несет для больных? Об этом и другом мы беседуем с главным врачом лечебного учреждения Александром ДЕЙНЕКО:

— Александр Олегович, нынешняя система здравоохранения, как ни странно, поощряет болезнь и больных. Работу стационаров, например, оценивают в прямом и переносном смыслах по занятости коечного фонда. Смотрят: выполнили план по койко-дням отделения или нет. А что принципиально нового несет в себе модель финансирования, которую вы сейчас отрабатываете?

— Все давным-давно поняли, что существующая система финансирования медицинских учреждений, работающих в системе обязательного медстрахования, себя изжила и не дает движения вперед. Если стационары зарабатывают от количества проведенных больным койко-дней, естественно, они не заинтересованы в том, чтобы пациент быстрее вылечился. Предлагаемая система финансирования ориентирована на качество оказания медицинской помощи. Оплата идет не за койко-дни, а за законченный случай по медико-экономическим стандартам в разрезе нозологии.

Ведь совершенно логично: есть конкретный больной, конкретная форма заболевания, которая требует определенных затрат. У каждого больного стоимость лечения будет разная. Однако сегодня она унифицированная. То есть в профильном отделении стоимость койко-дня больных независимо от тяжести заболевания одинаковая.

— То есть должен быть какой-то эталон качества?

— Именно так. Имея стандарт, легко проконтролировать его выполнение сотрудниками. В этом мы добились некоторых результатов. Поэтому краевой фонд ОМС предложил нам войти в пилотный проект.
На сегодня мы разработали более пятисот медико-экономических стандартов, около трехсот уже утверждены – мы работаем по ним.

— Давайте поясним, что из себя представляют эти стандарты?

— Это набор лечебных и диаг­ностических мероприятий, лекарственных средств при конкретной форме заболевания, а также его расчетная стоимость, дифференцированная по количеству проведенных больным койко-дней. У каждого стандарта – своя стоимость.

Пока мы отрабатываем саму технологию разработки стандартов. И эта работа – не одного дня. Нарабатывается статистика, каждый месяц идет анализ тарифов. Параллельно ведем учет, как бы нам оплачивали по старой схеме.
Четыре месяца назад, когда мы начинали работать в пилотном проекте, столкнулись с рядом трудностей. Планируя свою работу, поняли, что нам не хватает информации: какие больные у нас лечатся, в каком количестве. Та статистика, которая велась с опорой на койко-день, помогла нам лишь частично. Никакого планирования потребности лекарств по отделениям не велось. Сейчас ведется детальный учет по каждому больному.

— Понятно, что вручную на калькуляторе такой масштабный учет не наладишь. Нужна повсеместная автоматизация документооборота.

— Чем мы сейчас вплотную и занимаемся. Чтобы просчитать стоимость лечения каждого больного, нужен учет каждой таблетки, салфетки и пр. Для этого необходимы компьютеры и программное обеспечение, обучение персонала и технические службы, которые все это будут сопровождать ежедневно, а если хотите, в круглосуточном режиме.
На сегодня больница программу разработала. Активно ее внедряем. В каждой ординаторской, на каждом посту медицинской сестры стоит компьютер, завязанный в локальную сеть.

Мы поставили себе задачу: к 1 января 2010 года полностью перейти на электронную историю болезни с прозрачным учетом проведенных лекарственных процедур, обследований. К примеру, лаборатория сделала анализ — и он сразу «ушел» в историю болезни. Провели рентгенобследование — отчет сразу «подклеился» в досье больного. Не так, как раньше — пока принесет медсестра результаты! То есть электронная история болезни заполняется в режиме он-лайн. Точно так же идет учет — минута в минуту — использования лекарств. Врач сделал назначения больному, у медсестры на посту тоже есть эти данные. Выдала медсестра таблетку, сделала в компьютере отметку о выполнении назначения, сразу «списались» деньги.

Единая информационная сеть поможет лечащему врачу быстро сделать назначения, без долгих согласований. К примеру, больному нужно сделать какое-то исследование или направить его на консультацию к «узкому» специалисту. Доктор открывает в компьютере нужную страничку, смотрит: ага, вот «окно» у врача Иванова в рабочем графике.
Это поможет упорядочить поток пациентов, исключить очереди перед кабинетами.

— Электронные истории болезни, безусловно, прорыв. Но без диагностической и материальной базы внедрить эти стандарты не получится. Знаю на личном опыте, что во время лечения в больнице приходится некоторые исследования проходить в краевом диагностическом центре, потому что их нет в стационаре.

— Для реализации проекта, конечно, нужно соответствующее оснащение. На сегодня мы не можем особо похвастаться в этой сфере. Действительно, целый ряд исследований больные вынуждены проходить за пределами больницы — в городской консультативно-диагностической поликлинике и краевом диагностическом центре, в Центре по борьбе со СПИДом и т.д. Это значит — задержка обследования больных и невыполнение стандартов. Больница испытывает колоссальные трудности с рентгеновским оборудованием. На четыре рентгенкабинета работают сейчас только два аппарата, и то один дышит на ладан. Я уже не говорю о том, что с учетом тех задач, которые стоят перед больницей, тот же компьютерный томограф становится просто необходимостью. 

В течение двух недель мы не можем провести томографию (на это исследование – очереди) больному, а значит, провести оперативное лечение и выписать его. То есть, перейдя на оплату по законченному случаю, мы споткнулись на оснащении.
Сейчас государство выделяет средства на центры здоровья, клиники и т.д. Но давайте сравним, сколько людей лечится в муниципальных учреждениях и сколько в федеральных. В последних — тысячи больных, а в первичом стационарном звене — миллионы.

Посмотрим на оборудование, которое получаем — все с точностью до наоборот: на миллионы рублей — федеральные клиники, на тысячи — муниципальные. Государству нужно повернуться лицом к учреждениям первичного звена — обычным поликлиникам и больницам.

— Четыре месяца ваша больница проработала по новой системе финансирования. От того, какие результаты вы получите, зависит вхождение в проект и других лечебных учреждений. Какие выводы вы уже сделали?

— Во-первых, стандарты должны быть унифицированными и едиными для всех ЛПУ края. Когда мы говорим об унифицированности оплаты, подразумеваем равные условия оказания медицинской помощи. Для обеспечения равных условий больным стационары должны быть оснащены одинаково.

Высветилась проблема и в написании самих медико-экономических стандартов. Должна быть постоянная, активно работающая над этой темой региональная группа специалистов. А такие ЛПУ, как наше, в большей степени — творческой площадкой.
При этом больницы не должны нести финансовые потери – все-таки это эксперимент. По ряду случаев мы констатируем: если бы получали по койко-дню, заработали бы больше.

— Что изменилось для пациентов?

— Главное достижение – большая лекарственная и медицинская технологическая безопасность для наших пациентов. То есть мы можем говорить о реальном управлении качеством медицинской помощи, а это, наверное, самая главная и трудная задача здравоохранения.

— На проекте отразился финансовый кризис?

— Да. Финансовое наполнение проекта недостаточное. Но именно поэтому мы не должны подгонять планку «стандарта» под нищету. Хотя, конечно, в мире есть рекомендации по работе в условиях ограниченных ресурсов. К примеру, в одной из зарубежных клиник, как я прочитал, сосуществуют 20 руководств по сердечной недостаточности — в зависимости от вашей страховки вас будут лечить по одному или другому.

Но внедрение стандартов – не самоцель. Нужно помнить, во имя чего они задумывались. А конечная цель — качество лечения.

Фото Юрия РУБИНСКОГО.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Здоровье»