Три путешествия в долину дольменов

Юрий Кузьминых

Нередко виртуальные странствия по «всемирной паутине» имеют вполне реальное продолжение.

Юрий Кузьминых

Октябрь пятнадцатого. Знакомство: дождь и меднолистный папоротник

…С погодой то ли не повезло, то ли наоборот. С утра хмурые небеса с натугой выдавливают из себя капельки мелкого дождика. Наш автобус стремительно приближается к Ходзинскому ущелью, проход в которое сторожит мрачная громада Кизинчи. С попавшегося на глаза описания этой горы всё и началось. Один щелчок «мышкой», второй, третий, и вот мы в долине Дольменов…

Хорошо, чтобы в реальности получилось так же легко, как и в Интернете. Пока же делаем первую полноценную остановку рядом с Ярычской скалой. Под таким именем обозначен на топографических картах объект, в реальности, представляющий единое целое, состоящее из нескольких каменных вертикалей, известных у местного населения как «Три слона». Мозаичная окраска леса органично дополняет пейзаж осеннего «пастбища». Когда-то в этих краях проживалоабазинское племя баг…

Промчались годы, и полтора столетия назад русские первопоселенцы назвали новую станицу Баговской.

Ярычская скала, или Три слона
Юрий КузьминыхЯрычская скала, или Три слона

В населённом пункте делаем крутой поворот в прямом и переносном смыслах – оставляем шоссе, переправляемся по узенькому мосту на левый берег р. Ходзь, затем преодолеваем её левый приток Гурмай и, переваливаясь по ухабам, под вяло сыплющейся на остывающую землю капелью натужно, но уверенно приближаемся к Кизинке. В 1890-м в дальних окрестностях затерянного где-то на краю света в дубово-буковом лесу хуторка, кто-то, остановив взгляд на округлом отверстии отполированной поверхности каменной плиты, неожиданно соприкоснулся с вечностью…

Из далекого прошлого снова перенесемся в настоящее. Ближе к полудню, поплутав по хуторку в поисках брода через Кизинчи, оказываемся на речном левобережье и по бегущей склонами одноименной горы-скалы дороге втягиваемся в багряно-янтарное ущелье. В путеводителях по Краснодарскому краю сказано, что расстояние от населённого пункта до урочища дольменов составляет 7–9 километров. Залитые грязью рытвины становятся непреодолимым препятствием для транспорта, и, взвалив рюкзаки на спину, наша группа берёт старт к древним мегалитам.

Лёгкий шелест дождя, золотая палитра леса, цвета меди ажурные листья папоротника – будто строчки конспекта к сочинению на тему «Октябрьское путешествие в долину Кизинчи».

Временами колея выбегает на открытые участки, и тогда взору открываются разорвавшие лес отвесные скалы-берега и сливающиеся с зависшими над горами облаками струящиеся вверх по балочкам струйки тумана…

Дорога проложена по пересеченной местности: то слегка набирает высоту, то спускается ближе к пойме. По достижении одного из перевалов и взгляде назад видим в крохотном небесном оконце далеко-далеко на востоке кусочек котловины – устьевую часть речной долины…

Облепленные мхом стволы-коряги, живописный порог у слияния разноцветных водных потоков, пасущийся на поляне конь и сквозь туман «светящие» путнику ярко-жёлтые фонарики клёнов – очередные штришки-узелочки на пути к мегалитам.

Два часа уходят на подход к возвышенности, у безлесного подножия которой стоит вожделенный трафарет «Урочище Дольменов». Поднимаемся на водораздел и приступаем к поискам мемориально-погребальных сооружений.  

Первый, изрядно разрушенный дольмен с лежащими горизонтально плитами и округлым отверстием в одной из них обнаруживаем в березово-кленовой рощице, но главное скопление каменных построек ждёт нас на склоне, обращенном на восток, в сторону реки Ходзь. В это время где-то совсем рядом проглядывает солнышко и прекращается дождь…

Камень издавна считается символом мировой горы, связующей воедино мир земной и мир небесный. С первобытных времен уносили люди умерших в пещеры, облегчая им путь в потусторонние страны или в надежде на возрождение ушедших в земном чреве. Воссозданием такой пещеры и стали сооружаемые из огромных глыб дольмены, отверстия в передних плитах которых являли вход в само лоно…

Вид на р. Ходзь и г. Кизинчи
Юрий КузьминыхВид на р. Ходзь и г. Кизинчи

Обратная дорога опять сопровождается дождём. В сумерках подходим к автобусу. Это ещё далеко не завершение путешествия. Артёму предстоит непростая задача задним ходом преодолеть по извилинам и ухабам узенькой лесной просеки более километра, прежде чем возникнет возможность развернуться. Невольно восхищаемся профессионализмом водителя, который с честью выходит из непростой ситуации.

Путь домой – размышление о пройденном и обдумывание грядущего.

Десять дней спустя

Праздничное утро под стать своему статусу. Солнце сопровождает с самого восхода. Жаль, что оголились леса за Бесленеевской. Шуршит под ногами опавшая листва, когда поднимаемся на вершину Ярычской скалы. По-иному выглядит и Кизинчи...

Знакомый брод, знакомая лесная дорога. Рытвины просохли, и Артём осторожно движется вперед. Вторую остановку делаем у водопада, которым обрывается к реке её левый приток. Солнечные блики на поверхности заводи и чудом сохранившийся янтарно-желтый наряд на паре-тройке стволов, кажется, сами просятся на холст пейзажиста…

Преодолев 5,5 километра от места, где в прошлую поездку в силу сложившихся обстоятельств останавливался автобус, до поляны с пастушьими балаганами и пасущимися гнедыми, оставляем Ивеко и уходим на дольменные холмы.

За время, прошедшее с прошлого посещения долины, пожухли, потеряли свой медный оттенок папоротники, но до сих пор сохранили зелёный наряд леса, охраняющие сакральные тайны урочища с северной стороны.

У мегалитов сегодня шумно. Здесь и группа московских школьников, и одетые в белые одежды приверженцы языческих верований. Градусник фиксирует +18°. Устраиваемся на «нашем» месте и, наслаждаясь солнышком и штилем, вкушаем пищу…

На обратном пути делаем последнюю, четвёртую, остановку под горой Кизинчи, восхождением на вершину которой и завершаем экскурсионный день.

Поиски пещеры Холодильник, описанной в Интернете, успехом не увенчиваются. Зато дарят целую россыпь положительных эмоций от соприкосновения с ландшафтной панорамой, вобравшей в себя причудливые изгибы кавказских вершин, наиболее известными из которых в этом сегменте хребта являются Чёртовы Ворота (Ачешбок) и Большой Тхач, и затейливую линию природных бастионов самой Кизинчи.

В графе «достопримечательности» можно поставить «плюс» и гроту, находящемуся в верхнем скальном ярусе горы с входом, ориентированным на юг.

В целом, поездка, безусловно, удалась и подарила надежду на очередное возвращение в долину Кизинчи.

Пещера Зубащенко
Юрий КузьминыхПещера Зубащенко

Май шестнадцатого. Дольмены, пещера Зубащенко и... удача

Синоптики не обнадёжили, пообещав осадки по всему Кавказу.

Эх, была не была, прорвёмся!

Очень ранняя весна озеленила леса, а привередливый май скрыл за тучами горы южнее Баговской. Увы, не пришлось нам полюбоваться Тхачем с вершины Ярычской скалы, но и гордый профиль Кизинчи стал достойной наградой преодолевшим подъём.

…Обочина сухая, ничто не указывает на недавние дожди. Любуясь вымахавшими в полроста человека папоротниками, уверенно приближаемся к знакомой переправе.

Вот и она остается за спиной.

Майский лес в окрестностях Кизинки – это чесночный запах цветущей черемши, желтые лютиковые опушки, пряди мха на ветвях, птичий щебет и нежное журчание ручья.

Поляна с пастушьими балаганами, где, как и в прошлом году, пасутся кони, – конечная остановка для транспорта. Цель пешего марша –   дольменные холмы.

В молодости самой любимой из времен года была весна, а сегодня ловишь себя на мысли, что, несмотря на оттенённую облаками зелень склонов, октябрьская панорама Кизинчи кажется более привлекательной.    

Главной изюминкой путешествия по задумке должна стать пещера Зубащенко, находящаяся в скалах левобережья километрах в двух от дольменного урочища выше по течению реки.

Должна и становится. В интернет-описаниях говорится, что длина полости составляет около 250 метров, что заложена она в гипсах, из-за частого обрушения которых не успевают образоваться натечные образования. Ниже – из собственных наблюдений.

От лесной дороги по осыпи в скалах к гроту, которым начинается пещера, ведет тропинка. Весьма значительны ширина полости и высота её сводов. Днище представляет разноуровневую, осложненную обвалами, поверхность. Справа, по ходу простирания, почти соприкасаясь со стеной, тоненькой струйкой бежит ручей. В левом тупике, каковым представляется сужающийся карман, «спрятано» окошко, через которое, подтянувшись на руках, можно попасть в продолжение (окончание) пещеры, выводящее на дневную поверхность в карстовой воронке среди леса. Зубащенко впечатляет!

Положительные эмоции остаются и от всего дня, проведенного в долине Кизинчи, в которую хочется ещё не однажды вернуться.

Кизинчи, краеведение, путешествия

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Путешествия»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»