Восточный человек

Валерий Манин

Небольшое помещение администрации краевой специализированной детско-юношеской спортивной школы олимпийского резерва по легкой атлетике, забитое людьми до предела, казалось, было раскалено до красноты от эмоций, которые в нем клокотали. Тренеры и другие работники спортшколы, собираясь в небольшие группки, горячо обсуждали какие-то проблемы, то и дело вспоминая фамилию Некрасова. Наиболее темпераментные предлагали «набить ему морду», те, кто порассудительнее, — «выгнать с работы»…

Директору школы Анатолию Смирнову не без труда удалось утихомирить коллектив, чтобы начать собрание, на котором обсуждалось так называемое персональное дело заслуженного тренера России Виктора Некрасова. История это давняя, суть которой сводилась к тому, что молодой тренер не всегда корректно относился к коллегам, да и с производственной дисциплиной у него не все было в порядке, а на любое замечание со стороны отвечал достаточно едко, как считали многие, агрессивно. В общем, как говорится, достал коллектив.

Анатолий Смирнов, такой же молодой, но всегда отличавшийся рассудительностью, я бы сказал даже, определенной обстоятельностью, пытаясь сдерживать людей в рамках приличия, дал все-таки высказаться всем. Если отбросить детали, то суть высказываний сводилась к тому, что от «колючего» тренера надо избавляться. Смирнов всегда считался с мнением коллектива – так уж воспитано наше поколение, но тут решил всю тяжесть принятия решения взять на себя.

– Товарищи, — пытаясь говорить как можно безэмоциональнее, произнес директор, — я полностью с вами согласен, что Виктор дров наломал. Но давайте будем честными, все ли его высказывания, едкие по форме, бессмысленны по содержанию? Может, поэтому мы так остро на них реагируем, что Некрас тычет нас носом в то, о чем мы не хотим себе признаться? Меня он тоже иногда раздражает, но ведь тренер-то он, что называется, от бога. Вон сколько чемпионов вырастил. Одна Надя Лобойко чего стоит. А сколько их у Виктора! Давайте так: заклеймим его позором, я влеплю выговор, но выгонять с работы не буду. И можете на меня жаловаться!

Зная Толика Смирнова не один год, могу представить, каких душевных сил ему стоило это решение. Выросший в Азии (родился во Фрунзе, но все детство и юность провел в Ташкенте), он впитал в себя многие принципы, по которым строится жизнь на Востоке. В первую очередь, это уважение к старшим, верность дружбе, непременное соблюдение добрососедских отношений, которое в других регионах могли бы принять за бесконфликтность или даже беспринципность. Живя в махале, нельзя было не соблюдать ее законов. А Толик воспитывался махалей. Рано оставшись без отца, когда мать целыми днями вкалывала, чтобы достойно содержать семью, русский мальчишка рос в многонациональном дворовом братстве, которым издревле славился Ташкент – неформальная столица Средней Азии. Учился, как и большинство из нас, ребят послевоенного поколения, — ни шатко ни валко. На второй год не оставался, но и в отличники не лез – улица «пятерочников» не любила, зато всегда с уважением относилась к спортсменам, особенно хорошим футболистам, волейболистам и баскетболистам. В баталиях улица – на улицу, район – на район высокий, резкий, скоростной, отлично физически развитый Толик всегда был в числе лидеров.

На одном из таких уличных «чемпионатов» его и заметил Владимир Позвонихин, заслуженный тренер Узбекистана по легкой атлетике. А уже через год Анатолий Смирнов стал призером первенства Ташкента по прыжкам в длину. Нельзя сказать, что он отличался фанатизмом на тренировках, но великолепные природные данные позволяли легко добиваться результатов, к которым другие шли через годы упорных тренировок. Смирнова стали приглашать на сборы с лучшими спортсменами Узбекистана. Думается, через год-другой он бы выбился в чемпионы. Однако семья решила перебраться в далекий Ставрополь, о котором Толик знал только по письмам любимых тетушек Тамары и Лили. Обе мамины сестры вышли замуж за ставропольцев и неустанно перетягивали к себе Любу, маму Толика. Любови Семеновне не просто далось решение покинуть родные могилы. Ведь в Средней Азии жило не одно поколение ее родных. Но все-таки осенью 1965 года семья Смирновых перебралась на Северный Кавказ.

Анатолий, который в свои неполные восемнадцать уже ощущал себя главой семьи (на Востоке и десятилетние пацаны считаются в роду главными) поступил на работу слесарем в «Горгаз», решив образование заканчивать в вечерней школе.

В это же время у него состоялась встреча, определившая жизнь на последующие годы. Как-то осенним теплым вечером, которыми часто своих жителей радует Ставрополь в октябре, Анатолий заглянул на стадион «Динамо», где тренировалась группа спринтеров и прыгунов. Походил, посмотрел, потом, зашнуровав потуже старенькие кеды, разбежался и прыгнул. То ли соскучился по тренировкам, то ли настроение было такое, но прыжок получился и длинным, и чистым по технике исполнения. Эта «самодеятельность» не прошла мимо внимания Виктора Криунова, руководившего занятиями. И он пригласил новичка к себе в группу.

В Ставрополе Анатолий тренировался с удовольствием. И Криунов, и Николай Погребняк, к которому из «Динамо» после отъезда Криунова за границу перешел в «Спартак» Смирнов, занятия строили творчески, так что скучать не приходилось. И, как следствие, пошли результаты. Анатолий несколько раз становился чемпионом края по прыжкам в длину и тройным, был призером россовета «Динамо» и «Спартак», но все-таки свою жизнь со спортом связывать не собирался, думал после получения аттестата зрелости поступать в политехнический институт. Так бы оно, наверное, и случилось. Однако Виктор Криунов, сам человек не бездарный, всегда отличавшийся отменным чутьем на таланты, настойчиво порекомендовал своему подопечному не дурить, а идти учиться на спортфак педагогического института. Так осенью 1967 года в Ставропольском государственном педагогическом институте появился новый студент – Анатолий Смирнов.

Но на очном отделении успел окончить только один курс. А там все пошло по проторенной дорожке – пришлось идти работать, так как женился, а спустя уже год в молодой семье Смирновых появился сын Эдик, через пару лет добавилась еще дочка Леночка, и премудрости физкультурно-педагогической деятельности постигал заочно.

Правда, Смирнов все время теорию закреплял на практике. Начав работать инструктором-методистом по физкультуре, он одновременно стал и тренировать. Результаты неожиданно появились быстро. Коля Бойко выиграл первенство России в спринте, Лена Карасева там же оказалась четвертой, две Светланы, Жукова и Червякова, выполнили норматив мастера спорта в беге на 100 и 200 метров, пошли победители краевых соревнований.

Молодого перспективного тренера, как тогда говорили, заметили. Валерий Павлов взял его к себе в городской совет ДСО «Спартак». Это была первая ступенька обучения премудрости управления. Надо заметить, что Смирнов всегда был хорошим учеником. Он умел впитывать самое лучшее. Что есть у тех, с кем приходилось работать. У Степана Шишова, руководившего крайсоветом «Спартака», — высочайшему профессионализму, у Евгения Губарькова, возглавлявшего спортклуб профсоюзов, – коммуникабельности, у Александра Попова – административной хватке, у Валентина Демченко и Льва Орлянского – добросовестности и исполнительности.

Однако самое большое влияние на становление молодого руководителя оказал Валентин Попов. Знаменитый борец пригласил к себе в спартаковскую ДЮСШ Смирнова завучем. И обучал не только и не столько профессии, сколько человеческой мудрости, умению ценить людей, быть верным мужской дружбе. Проработав в этой спортшколе много лет, Анатолий Борисович в 1986 возглавил ее в качестве директора. Да так и трудится до сих пор.

За это время спартаковская ДЮСШ превратилась в краевую СДЮСШОР. В ней работали практически все ведущие ставропольские тренеры-легкоатлеты: В. Ткачев, А. Татаринцев, В. Некрасов, Б. Симаков, А. Труфанов, В. Мирошниченко, А. Абалдов…

В ней тренировались Л. Рогачева, Н. Лобойко, А. Олейников, В. Марков, Л. Месхия, А. Омарова, С. Алексеев, А. Булгакова…

И все они могли рассчитывать на понимание и поддержку своего неизменного директора.

Как видим, спортшкола всегда находилась в числе лидеров ставропольского спорта. Но что-то не давало А. Смирнову покоя. Он не раз и мне говорил, что ведь изначально ДЮСШ была не чисто легкоатлетической, а и борцовской. Но ушли из жизни знаменитые А. Курбатов и В. Попов, и вдруг оказалось, что их дело на ковре продолжить некому. И Смирнов стал искать варианты возродить отделение вольной борьбы в своей СДЮСШОР. И нашел-таки! Года три назад он, заручившись поддержкой руководства крайспорткомитета, заключил договор о сотрудничестве со спортивным клубом «АРР», где работала группа квалифицированных тренеров. Вскоре сотрудничество переросло в новое качество – в спортшколе возродилось отделение вольной борьбы. И пошли результаты! Поднялся и авторитет ставропольской борцовской школы. В этом году на рядовое событие – открытое первенство СДЮСШОР со всего юга России съехались несколько сотен юных борцов.

В память о своем учителе - мастере спорта международного класса по вольной и греко-римской борьбе Валентине Попове - проводится региональный турнир.

Вот так работает директор краевой СДЮСШОР Анатолий Смирнов, принесший с собой в Ставрополь лучшие качества восточного человека, в том числе и чувство благодарности. А мы ему благодарны за дружбу, которой щедро одаривает близких уже шесть десятков лет!

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Спорт»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов