Вся жизнь – игра!

Лариса Ракитянская

(когда наступает зависимость подростка от компьютера?)

Вся жизнь – игра!
Компьютерное «рабство» — первые признаки

Первой дозвонилась на «прямую линию» мама 9-летнего мальчика Мария Евгеньевна. Рассказала, что ее Тимка (имена абонентов изменены по их просьбе. – Л. Р.) сидит за компьютерными играми до самого ее прихода с работы. Да и после – лишь делает вид, что выполняет домашнее задание. Решит одну-другую задачку и кричит: мам, мне пора перерыв минут на 20 сделать. Ну как не разрешить? Мама говорит «да», а Тимка тем временем – опять к монитору. И перерыв минут на 40, а то и на час растягивается. Вот и тревожится Мария Евгеньевна: неужели у Тимки уже можно диагностировать начало компьютерной зависимости?

Надежда Валерьевна постаралась подробно ответить:

— Для нас, психологов, всегда важен вопрос о границах — в первую очередь, временных. Так что вы совершенно правы в своем беспокойстве: действительно, время является первым «маркером» нормы или патологии компьютерной зависимости. Но вряд ли кто из специалистов даст вам «критическую» временную границу – у каждого она своя, в том числе и у ребенка. А вот другие факторы должны быть на «родительском контроле».

— Сигналом отклонения от нормы и поводом к тревоге, — продолжает Надежда Валерьевна, — может служить явно выраженное предпочтение ребенка. Что он выберет: посидеть лишний час у компьютера или отправиться во двор погонять в футбол? Это еще один «маркер», который следует родителям рассматривать еще не с точки зрения точного диагностирования компьютерной зависимости. Но подобный факт (и его частое повторение) должен насторожить мам и пап. Ведь когда они покупали своему чаду чудо техники, думали только о хорошем – вот вырастет, станет программистом, будет востребован, без куска хлеба не останется.

— Кстати, любой зависимый человек именно такой – позитивный – аргумент и использует для отрицания существующей проблемы, когда близкие тревожно говорят ему: ты – алкоголик, трудоголик, наркоман или игроман, — сказала Марии Евгеньевне Надежда Митряшкина…

Надежда Валерьевна и пример привела: недавно ей довелось беседовать с 18-летним юношей, у которого факт зависимости от компьютера был налицо: он игнорировал общение в «реале», просиживая по 16 часов подряд за компьютером. Молодой человек свое состояние серьезным не считал: что тут такого, говорил он, подумаешь, ведь компьютер – все равно что легкий наркотик. Какая беда случится, если побаловаться и бросить?

Надежда Валерьевна вернула его в реальность: «легких» наркотиков не бывает, и это всем известно!

Реальность и реализация

Мария Евгеньевна в разговоре с Надеждой Митряшкиной фактически сама назвала еще несколько «маркеров», которые могут определять компьютерную зависимость у ребенка: мальчик, как только ему подарили компьютер, стал хуже учиться и стал более рассеянным:

— Вот и сегодня, — жаловалась мама, — ключи дома забыл, а потому торопится ко мне на работу. Я и шнуры прятала, и силой компьютер выключала — ничего не помогает… Если нет компьютера, он телевизор смотрит. Какой-то «лежачий» образ жизни! Бывает, если игра не получается, я вижу, как из моего ребенка так и прет агрессия: он может кулаком по столу с силой стукнуть, зарычать…

Надежда Валерьевна комментирует:

— Действительно, из-за компьютерных игр у детей и подростков может возникать ситуация стресса. Тут все взаимосвязано: напряженность в учебе, из-за чего возникает эмоциональный дискомфорт. Понимаете, ребенку плохо от того, что не ладится учеба…

И следующий вопрос педагога-психолога: а как у Тимки дела со сверстниками? Оказывается, тут все в порядке: играют во дворе, общаются. А еще мама признается: когда у ее ребенка не было компьютера, бегал с друзьями в клуб. Один раз даже из маминой сумки тысячу рублей вытащил, долго не признавался, а потом не стал отпираться — было, отнес деньги на игрушки.

Н. В. Митряшкина говорит:

— Многие родители считают покупку компьютера способом оградить ребенка от улицы и дурного влияния. Но взрослые должны понимать: реальность, созданная компьютером, не заменит ни ребенку, ни взрослому человеку его жизни. То есть нашей с вами обычной реальности — школы, игр со сверстниками, успехов в учебе или на работе. В том случае если компьютер становится подменой всему этому, то возникает опасность ухода в виртуальный мир, где он, с одной стороны, может добиться того успеха, которого лишен в реальной жизни, с другой — ребенок перестает «жить по-настоящему», и вся его жизнь превращается в игру. Логика проста: «Мне трудно со сверстниками? Зато в играх я чувствую себя героем!», «Меня не понимают родители? В игре меня принимают таким, какой я есть»…

Не бойтесь делиться болью!

— Что же делать? — с тревогой спрашивает мама.

— Разговаривать с ребенком и объяснять ему все это. Так вы не утратите контакт с сыном, так обозначите ему свои тревоги и свою боль. Сделать это очень важно, потому что тем самым вы напомните ребенку: мама за твою безопасность. Но теперь не только она ее обеспечивает для тебя, но и ты — вместе с ней. Не бойтесь делиться болью!

— Но как быть с агрессией, — настаивает Мария Евгеньевна, — а вдруг она — следствие этих самых игр-«стрелялок»?

— Я бы не проводила столь четкую связь, — сказала Н. В. Митряшкина, — потому что в некоторых случаях ребенок во время игр выплескивает свою агрессию, стреляя. Просто вы должны помнить: зависимость является следствием длительно формирующихся проблем, и избавиться от компьютерной зависимости гораздо сложнее, чем предупредить ее. Думаю, что если родители столкнулись с какими-то трудностями, надо обращаться к психологу — не стесняясь, не придумывая самим себе страхи. Да, может потребоваться длительная работа с семьей подростка и с самим ребенком. Но результат обязательно будет! И повторю еще раз: наша задача — помочь пережить ребенку его дискомфорт. Для этого нужно уметь разговаривать со своим ребенком и рассказывать ему о своих переживаниях честно. И самое главное — уметь находить компромиссы между желаниями ребенка и ограничениями родителей.

Поздравляю, вы НЕ зависимы!

А позвонивший на «прямую линию» 15-летний Олег, по сути, спровоцировал Надежду Валерьевну на психологический эксперимент. Этот диалог я привожу практически полностью — так он интересен. Первый вопрос юноши был в лоб:

— Определите, есть ли у меня компьютерная зависимость?

— Почему вы задаете такой вопрос?

— Потому, что я часто сижу за компьютером, и у меня возникает впечатление, что я от него зависим…

— А как часто?

— Каждый день, по три-четыре часа.

— Это тревожит вас или ваших близких?

— Близких.

— А вас?

— Нисколько!

— А как думаете, в чем разница между зависимостью и нормальным времяпрепровождением за компьютером?

— Я считаю, что подросток должен чаще гулять, больше общаться со сверстниками не в Интернете, а в жизни.

— Почему?

— Это просто нормально. Так всегда было!

— Правильно! Но ведь у вас так и происходит на самом деле?

— Да!

— Тогда могу вас успокоить — у вас нет компьютерной зависимости! А есть друзья, которые, по вашему мнению, уже попали в «сети»?

— Да. Они не гуляют вечером, и в выходные, и на каникулах…

— В Интернете общаются во время онлайн-игр или в соцсетях?

— Играют!

— А почему, как вы думаете?

— Они немного стеснительны, с ребятами не общаются…

— А в какие игры они играют?

— Больше всего в стрелялки.

— Как думаете, почему?

— Потому что много негатива внутри.

— А сами вы играли в них?

— Да, но потом бросил.

— Почему?

— Понял, что надо просто чаще общаться…

Н. В. Митряшкина, прощаясь с Олегом, оставила координаты Центра психолого-педагогической помощи «Альгис»: г. Ставрополь, ул. Фроленко, 22; тел.: 77-66-99, 77-55-30.

Отчет подготовила Лариса РАКИТЯНСКАЯ.

Фото автора.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Здоровье»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов