Боевая эстафета длиною в жизнь

Лариса Денежная

— Я, наверное, неподходящая кандидатура для очерка, — сказал Иван Алексеевич Чернышев, узнав о моем намерении написать материал к Дню Победы. – В атаки не ходил. Каких­то ярких эпизодов геройства у меня не было. Даже пуля не зацепила…

Действительно, он не таранил вражеские самолеты, не подбивал немецкие танки, не прикрывал грудью амбразуру. За время войны (всего­то девять месяцев служил в составе действующей армии) не сделал ни одного выстрела. Иван Алексеевич – один из многих, кого называют бойцами невидимого фронта. Из тех, кто не получил боевых наград. Но на его счету – сотни, а может, тысячи спасенных жизней.

Мечты разрушила война

Практически все восьмиклассники средней школы станицы Зольской мечтали о военной карьере. К будущей профессии готовились серьезно, занимаясь физическим совершенствованием – подтягивались на самодельном турнике, бегали­прыгали. Ваня Чернышев мечтал о море. Спал и видел себя в бескозырке с развевающимися лентами, тельняшке. Тогда 15­летний мальчишка еще не знал, что море, о котором он мечтал, окажется в зоне настоящих боевых действий.

Планы разрушила война.
1 сентября 41­го десятиклассники пришли в школу. Но за парты так и не сели. На фронт их не взяли – возрастом не вышли. Пришлось разделить судьбу тех, кто остался в тылу. Вместе со взрослыми строили оборонительные сооружения – копали противотанковые рвы, укрепляли доты. Станицы Прохладная, Новопавловская, Суворовская… Спали в холодных бараках, землянках вповалку — солома заменяла постель. Потом подростки заменили крепкие мужские руки в колхозах, на маслосырзаводе Кабардино­Балкарии – отсюда шло продовольствие на фронт.

Мальчишки рвались на передовую. Долгожданная повестка из Баксанского райвоенкомата пришла Ване в конце 43­го. На сборы дали сутки.

­Я тогда работал на гидроэлектростанции. Это 35 километров от дома. В родную станицу шел пешком – с мамой попрощаться. Успел только и сказать – отправляюсь на фронт. Навсегда запомнил напутствие матери: «Сынок, ты не веруешь, это моя беда. Служи честно. А я за тебя молиться буду». Может быть, молитва матери меня и уберегла от пули…

Связь – «ухо»
и «язык» армии

Из Кабардино­Балкарии товарный состав с новобранцами взял курс на юг. Это поняли, когда сквозь щелочку вагона увидели море. В это время немцев оттеснили за Кубань. Шли бои на Черноморском побережье. Ваня в числе других новобранцев попал в отдельную роту связи 94­й отдельной стрелковой бригады Закавказского фронта. 18­летнего мальчишку определили сначала телефонистом, а потом электромехаником в радиовзвод по обслуживанию радиостанций.

Что такое связь на фронте, не нужно объяснять. От нее зависела координация действий четырех батальонов стрелковой бригады. Ваня ремонтировал и заряжал аккумуляторы. Передвигался вслед за радистами. Замаскированная ветками «электростанция на колесах» была похожа на лесной островок, который «замирал» на время бомбежек с воздуха. Успевали только вытащить из машины ценный скарб из нескольких ящиков – его оберегали, как могли. Спасали от дождя и снега, сами порой увязая в непролазной грязи. А еще помогали боевым подругам нести радиостанции. Шутка ли: восемнадцать килограммов на хрупких плечах молоденьких девчонок!

­ Как­то вышел из строя электрощит, — рассказывает Иван Алексеевич. – А тут, как назло, передавать срочное донесение. Останется штаб без связи – голову снесут. Вот тут и пригодился мой опыт работы на гидроэлектростанции. Без приборов нашел оборванный проводок…

Войну Иван Чернышев прошел без единого ранения. Это потом убежденный атеист понял: молитва матери стала его оберегом. Вспомнил Иван Алексеевич и эпизод, когда, по его словам, начался путь к Богу.

­ Это было в районе Анапы. Вместе с двумя телефонистами мы шли к речке, чтобы по мосту перебраться на другой берег. Маршрут пролегал через поле. Только мы прошли, услышали взрыв. Оказалось, сапер, сопровождавший батальон, оступился, обнаружив мину. Немцы после своего отступления «начинили» ими все поле.

На флот –
с особой миссией

А потом была радость Победы. Об окончании войны их ра­
диовзвод узнал одним из первых в бригаде – радостную весть принесли радистки. Это было до официального объявления окончательного разгрома фашистов.

Ну а море в жизни Ивана Алексеевича тоже было. Мечта осуществилась в 1949 году. Когда после окончания высшего военно­морского училища Иван Чернышев попал на Северный флот – ему как отличнику предоставили право выбора будущего места службы. Бывшему фронтовику доверили командование одной из боевых частей 113 Краснознаменного Печенского артиллерийского дивизиона, выполнявшую особую миссию. Военную службу закончил в ранге командира бригады 6 отдела Северного флота. За заслуги перед Родиной получил свою первую боевую награду – орден Красной Звезды. Уже в мирное время.

Покой
нам только снится

В 67­м после увольнения в запас И. Чернышев вернулся на родину. В Ставрополе началась его гражданская жизнь. С головой ушел в общественную работу. В горисполкоме работал в комиссии по обеспечению жильем бывших фронтовиков и семей погибших в Великой Отечественной войне. И здесь проявились его бойцовские качества и бескомпромиссность. За два года бывшие боевые офицеры, стоявшие в льготной очереди, получили долгожданные квартиры. Квадратные метры Иван Алексеевич, что называется, «выбил». Не без помощи Москвы, куда отправили его сотоварищи самолетом. Деньги на дорогу собирали в складчину. С собой «делегат» вез письма особой важности – почте их не доверили. Обращения, адресованные самому генсеку Брежневу, Председателю Совета министров Косыгину, Политбюро ЦК КПСС, были своего рода бомбой, подложенной под местную партийную элиту и «слуг народа». Они содержали многочисленные факты незаконного распределения государственных квартир, в обход очереди. В том числе из «квоты», выделяемой на обеспечение жильем военнослужащих в каждой новостройке.

— Когда я вернулся в Ставрополь, — рассказывает Иван Чернышев, — здесь уже работала комиссия из Москвы – представители ЦК КПСС, народного контроля. Прибыл и начальник Северо­Кавказского военного округа.

Запомнили непримиримого борца с расхитителями государственной собственности и на Ставропольском мясоконсервном комбинате, где Иван Алексеевич проработал 16 лет. Сначала – старшим инженером по мобилизационной подготовке, в обязанности которого входило создание стратегического запаса сырья и материалов для обеспечения бесперебойной работы предприятия на случай войны. На сторону не ушел даже кусок жести. Приходилось «воевать» и с начальством, за что попал в разряд неугодных – «не давал воровать». Особенно после истории с продуктовыми наборами, которые приготовили в качестве подарков к 1 Мая «нужным людям». Их доставку поручили И. Чернышеву, о чем позже пожалели. Иван Алексеевич вложил в пакеты подробную калькуляцию, расписав, что чего стоит. Вырученные же деньги сдал в кассу под роспись. «В общем, поломал я эту порочную систему», — не без гордости сказал мой герой.

На заслуженный отдых (если можно назвать таковым выход на пенсию при таком­то беспокойном характере!) Иван Алексеевич ушел вместе со своей супругой Идой Николаевной, погрузившись на двадцать лет в сельскую жизнь. В Казинке купили заброшенный дом с огромным участком – 60 (!) соток земли. Через некоторое время благоустроили жилье, подведя газ и воду. На образцовую усадьбу стали заглядываться сельчане. В саду – обилие всевозможных фруктов. Большущий огород. «Грядочки – по струнке, — расплывается в улыбке Иван Алексеевич. — Одним словом, морской порядок. А вы бы видели мои помидоры! Плод — кило двести. И хозяйство держали. Три сотни кур­несушек. Я им комфортные условия сделал – с отдельной «спальней», «столовой» и даже изолятором».

Справив восьмидесятилетний юбилей, Иван Алексеевич вместе с супругой вернулся в городскую квартиру – силы стали покидать. Шутит: «Теперь вот на диване загибаюсь без активного труда».

Лукавит мой герой. Выглядит бодрячком. Высокий, статный – чувствуется военная выправка. Если бы не знала возраст – а ему пошел 83­й годок – «скостила» бы лет десять. Я даже не удержалась от комплимента по поводу его внешности. На что мой герой сострил: мол, большую часть жизни провел на свежем воздухе.

Что дает ему силы? Вера. На книжных полках, на самом видном месте — многотомник «Истории Русской Православной церкви». В углу спальни – иконостас. Здесь и дорогая сердцу икона – память о матери. Божьим ликом был когда­то благословлен брак его родителей. А каждое утро Иван Алексеевич начинает с молитвы. Он просит Бога дать ему силы, чтобы душевным спокойствием встретить все, что принесет наступающий день. Потом – физзарядка, чтобы чувствовать себя в тонусе. Особенно сейчас, в преддверии 9 Мая, у него много встреч. Капитан 1 ранга в отставке идет к молодым — рассказать, какой ценой фронтовое поколение приближало День Победы.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов