Чистые берега, чистая вода…

Наталья Буняева
На берега Кравцова озера высадился десант волонтеров. Цель - очистка берега и водной поверхности от мусора

Собирались все во дворе министерства природных ресурсов. Сотрудники министерства, люди из подведомственных ему учреждений, аварийно­спасательные формирования… Народ в желтых кепках и ярких зеленых майках выглядел весело и позитивно. Выезжали ранним утром. Самая красивая в мире дорога, изрядно, впрочем, застроенная по обочинам кафешками и дачными дворцами за каменными высоченными заборами, укрыта кронами деревьев. А дальше ­ водная гладь раскинулась неровной чашей. Заказник занимает почти 170 гектаров. Значительная часть – озеро.

Красота! Где­то в небе тренькает жаворонок, травы под ногами пахнут детством и медом. Сентиментальное настроение улетучивается: наступила на пластиковую бутылку, острые края резанули по коже, от неожиданности чуть не загремела под обрыв. Цивилизация, так ее и этак… Или, наоборот, полное одичание народа.

Нас встречает доцент кафедры физической географии СГУ, кандидат наук Борис Годзевич. Борис Леонидович много лет посвятил изучению озера, истории его появления, его «населению»: как растительному, так и птицам­рыбам­насекомым. Невозможно здесь знать одно и не знать другого. Как на лекции, размеренно и понятно он рассказывает о печальной судьбе реликтового озера, по какой­то странной иронии судьбы дарованного нам, неразумным детям природы.

Озеру около двух миллионов лет. Только вдумайтесь! Оно видело много чего: зарождение жизни в ее сегодняшних формах, катаклизмы и катастрофы, метеоритные атаки, «уход» Сарматского моря, древних гадов морских и невиданных древних зверей… В его воды падали растения, похожие на пальмы, огромные папоротники на молодых берегах были и ловушкой, и спасением тогдашней живности… В карьерах поблизости от водоема до сих пор находят окаменевшие остатки: приветы из непостижимой временной дали. От всего этого мира осталось Кравцово, то ли озеро, то ли болото. Можно называть и так и так: все будет правильно. Кравцово озеро – живое. Так называют водоемы, живущие своей жизнью. До сих пор неизвестно, как оно наполняется: мнение, что его питают родники – ошибочное. Не питают. Иногда озеро разливается, иногда – наоборот: становится маленьким, мелким… Ученые предполагают, что это из­за подвижек тектонических плит, упрятанных глубоко под землю. Происходят такие подвижки редко ­ примерно раз в столетие. Все остальное время озеру приходится надеяться на дожди и бояться засухи. Уникально Кравцово по многим признакам. К примеру – плавающий остров. Таких в мире девять, и наш ­ в ряду самых интересных. Это вовсе не кусок земной поверхности, неведомо как оторвавшейся от берега. Когда­то со дна озера­болота на поверхность всплыл небольшой кусок торфа, устилавшего дно. На его хрупкую поверхность ветром занесло споры и семена растений. Погибая, они создавали почву для новых видов. Остров до сих пор дрейфует по поверхности водной глади… Кстати, о торфе: в XIX веке его пытались добывать, но добыча оказалась делом малопродуктивным: привычный кизяк горит лучше. Зато сегодня ученые смело говорят о том, что можно пробурить торф, и в пробах наверняка обнаружатся споры растений времен последнего оледенения. А это – книга времен, которая позволит лучше узнать историю зарождения растительных форм на земле. Заманчиво, но денег взять пока негде…

Андрей и Наталья Лиховид, ученые, входившие в группу авторов «Красной книги Ставропольского края», известные пропагандисты знаний о природе, считают делом своей жизни сохранение реликтового озера. Практически в одиночку они спасают то, что еще можно спасти. К примеру, в озере есть совершенно уникальная водоросль ­ пузырчатка. Крошечным ракообразным и малькам лучше не проплывать рядом: угодишь хвостиком в пузырек ­ и все, завтрак пузырчатке… А вообще ­ водоросли затянули озеро так, что просто уже не помещаются в воде. Кажется: приникнув вплотную к замусоренному берегу, мягко покачиваясь, они вот­вот выползут на земную твердь к своим сухопутным собратьям. Водоросли – штука опасная. Недавно на глазах охранников «ушла» под воду собака: зашла водички попить, и все, только булькнула, замотавшись в водяной траве… Непонятно, чем вода озера так привлекательна для пловцов? Санитарное состояние оставляет желать много лучшего: без специальных анализов понятно, что если вода не меняется, что если тут тонет множество живности и случается, что и люди, то о чем вообще говорить­то?! Однако – плавают. Пока волонтеры собирали мусор, ребята из «озерной» охраны поймали и оштрафовали нарушителей, прибывших весело провести субботу, с шашлыками, алкоголем и заплывами.

Берега озера сплошь покрыты «краснокнижными» растениями. Это – луговая степь. Здесь произрастают давно истребленные в других местах пион узколистный, меч­трава, другие растения, занесенные в Красную книгу России и Ставрополья. Народ наш думает, что это здорово – принести домой скромный букетик полевых цветов. Интересно, в Швейцарии они бы сорвали альпийскую мяту или подорожник? Думаю, что сумма штрафов за это варварство в Европе не покроет их годовую зарплату. Ну, это так, к слову. Это же Европа… У нас всё охраняют энтузиасты, вооруженные знаете чем… И идет натуральное истребление того, что еще осталось. Каждый день на земле погибает четыре вида растений! Боюсь, что в нашем крае эта эстафета «достойно» подхвачена: на берегах всё до земли вытоптано, выжжено уникальное зеленое обрамление.

Сейчас в заказнике «Кравцово озеро» запрещена распашка земель. Тем не менее – пашут! Да еще как! Кафе, неизвестно кем разрешенное, заняло толику земли. И хозяева распахали под «садик» приличное поле. Уничтожили естественные для степи растения, но зато посадили зачем­то фруктовые деревья, добив остатки природной красоты. Сотрудники министерства с горечью говорили, что управы на хозяев кафе нет. «Хочем и садим!» ­ и все тут!

Печальный опыт бесхозяйственности проявился при уничтожении Вшивого озера. Оно – родня Кравцову, такое же древнее. В его водах резвился водный ракообразный житель с мудреным названием. Рачок был такой маленький и шустрый, умудрился пережить все земные катастрофы, кроме одной: человека. Совсем недавно водяная вошь (так в просторечии звался ракообразный житель) кишмя там кишела, считалась уникальнейшей, единственной на планете… Человек же не так давно решил, что озеро­болото Вшивое вполне подходит для рыбалки, и запустил туда рыбного малька. Нет больше уникальной животинки, рыбка скушала… Вот так.

На спасение нашей природы нужны деньги. Если кто говорит, что их нет, не верьте: лукавит! Все мы пока живем поодиночке, вроде тоже являемся частью Вселенной. Но как только сбиваемся в стаи, в артели, становимся природопользователями. И есть у нас прописанный в законе обязательный сбор за пользование и порчу этой самой природы. И даже собираются какие­то крохи! Но вот какое дело: от этих крох отрывается львиная доля на то, на сё, а то, что остается, малоразличимое глазом, выдается защитникам природы: нате, охраняйте! И благодарными будьте­с… Они и благодарны: вот недавно поставили аншлаги (щиты такие) с надписями, предупреждающими об ответственности. Пока мы полемизировали о смысле защиты всех этих травок и рыбок с птичками, мимо на тихом ходу прокралась «Волга»­такси. Потом еще машинка поехала прямо на «кордон». А там и мамаша вывезла сыночка­подростка «воздушком» подышать… Хорошо, если хватит ума сыночка в воду не пустить…

В этот день волонтеры из минприроды собрали и вывезли 70 кубов мусора. В надежде, что это будет последний мусор. И реликтовое Кравцово озеро осталось один на один с нами, «любителями» природы и безумными храбрецами, решившими, что нам в подпитии не только озеро, нам всё по колено!..

 

 

 

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов