Чтобы они улыбались

Елена Павлова

Чтобы они улыбались
В Ставрополе это традиция. Накануне 8 Марта руководители города, а теперь — и края, стараются сделать этот весенний день радостным для тех женщин, для которых он как бы с толикой грусти…

Те, кого они вспоминают в этот день, ушли в бессмертие, честно и до конца выполнив свой воинский или служебный долг — в далеком Афганистане, близкой Чечне или же практически дома, на востоке Ставропольского края, в боестолкновении с боевиками… Так что у каждой из этих женщин есть своя память о тех днях 8 Марта, когда все еще были живы… Но они улыбаются. Они научились жить с этой болью и радоваться жизни, посвящая себя детям и внукам, в которых продолжается жизнь их любимых людей… Нельзя не преклоняться перед внутренней силой этих женщин и их красотой. Они действительно прекрасны и действительно молоды.
Это отметили все мужчины, которые их поздравляли. Заместитель председателя правительства Ставропольского края Сергей Ушаков пригласил на торжественный прием вдов и матерей погибших Героев России.
Круг приглашенных на праздничный вечер в ресторан «Акрополь», организованный администрацией Ставрополя, был шире — здесь были мамы и вдовы всех, кто отдал жизнь за Родину в войнах и локальных конфликтах последних лет.
Женщины были благодарны — не только за подарки и цветы, — они благодарны за память.
Вот и мама погибшего в январе 1995 года офицера-танкиста Героя России Юрия Сидорова сказала: «Спасибо за память!». Она говорила о том, что человеческое внимание помогает матерям, которые потеряли сыновей, жить и выживать, о том, как дорого ей то, что в нашем городе теперь есть памятник, на мемориальных плитах которого увековечены все имена воинов, и аллея Героев…
– Эти встречи дороги нам, — сказала Надежда Васильевна. — Раз вспоминают нас, значит - помнят и наших сыновей…
Я писала практически обо всех, но эту маленькую сухонькую женщину видела впервые. Оказывается, Анна Афанасьевна Яковенко впервые вот так на люди вышла после того, как сын погиб. Впервые за восемь лет.
— Не могла, — говорит, — здоровье совсем плохое стало. Все же вспоминается, как с Юрой праздники проводила. Он всегда поздравлял, подарки дарил. Даже из командировок звонил, еще извинялся: мама, не могу сегодня с тобой быть… Он у меня Афганистан прошел, потом в спецназе УИНа служил. И первая, и вторая чеченская. Столько командировок было, каждый раз сердце кровью обливалось. Помню, как отговаривала: «Юра, ведь опасно это!». А он мне: «Мама, я офицер — я не поеду, кто тогда поедет»… Так и в последний раз сказал. Он ведь вообще не должен был в ту командировку ехать… И опять: «Меня просили, не ехать не могу — я пообещал. Кто, если не я»… Друзья его из УИНа меня не забывают, спасибо им. А так я никогда на большие праздники не ходила. Сейчас вот пришла, а здесь такие же женщины, как я, одно мы горе пережили. Я поговорила с ними, на сердце потеплело. Да и вечер хороший, все от души. Мне даже как-то легче стало…
Их поздравляли глава города Николай Пальцев и председатель городской Думы Евгений Луценко, руководители районных администраций. Желали радости и добра. Им и детям. Говорили, что пытались в этот вечер сделать все, чтобы женщины улыбались.
И женщины улыбались. Они словно оттаяли. И как-то особенно искренне звучала в этом зале известная песня Олега Митяева, которую пели хором:
И все же с болью в горле
Мы тех сегодня вспомним,
Чьи имена, как раны,
На сердце запеклись…
Мечтами их и песнями
Мы каждый вдох наполним.
Как здорово,
Что все мы здесь сегодня собрались.
… Любовь Алексеевна Воробьева тоже вспоминала. Ее муж Герой России генерал-майор милиции Виктор Васильевич Воробьев погиб в Грозном 7 января 1995-го. Через простреливаемый насквозь Грозный он вез своим парням-омоновцам рождественские подарки. Конечно, он, на ту пору только что назначенный начальник управления охраны общественного порядка МВД России, мог этого не делать лично.
Да нет, не мог. «Я должен быть вместе с ребятами», — говорил жене.
— Его неоднократно могли убить, — говорит Любовь Алексеевна, — он уже и на больших должностях был, а все как Чапай — впереди на боевом коне, вместе со своими ребятами.
Любовь Алексеевна говорит, она за него и не боялась. Переживала за сына, который был там же, в Грозном, вместе со Ставропольским СОБРом… Сын лейтенантом тогда был… А муж — она за ним как за каменной стеной была. Вот и опасная работа у него была, а мысли не было, что что-то может случиться.
— 14 лет прошло, а у меня до сих пор бывают моменты, когда кажется, что вот сейчас он войдет… У меня даже стихи есть о том, как я этого жду… Но чудес не бывает… Первое время казалось, что мир вокруг рухнул. А потом я поняла, что надо жить. Я осталась одна — за отца, за дедушек и за бабушек. За то, чтобы мы жили, Виктор жизнью своей заплатил… И всю себя сейчас посвящаю внукам. Ради Виктора, ради его памяти и его жизни, которая продолжается в них…
Любовь Алексеевна пришла на вечер с младшим внуком. Смеялась: пришла с мужчиной. Ему пока только восемь лет, но на деда уже характером похож. Такой же скромный и застенчивый. Я удивилась: как, генерал милиции был застенчив.
– Мы же с Витей в одном классе учились, — улыбнулась она. — В школе он именно такой был…
Было много подарков и цветов. Звучала музыка. Женщины улыбались. Пусть у них будет больше поводов для улыбок и радости, пусть будет мир, пусть радуют их дети и внуки. Пусть сбудется все, что им от всей души желали.


Фото Юрия Рубинского.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов