«Дачная амнистия» на словах и на деле

Тамара Коркина
В прошлом году российские садоводы—огородники пережили немалую эйфорию. Федеральные власти сообщили о «дачной амнистии». Ее принес народу Федеральный закон № 93 от 30 июня 2006 года – об упрощенном порядке оформления прав граждан на отдельные объекты недвижимости, в том числе и дачные участки. Без вины наказанные Микролатифундисты, правда, до сих пор удивляются: почему «амнистия»? Ведь она, как правило, следует за наказанием. Но при разговорах на эту тему все быстро сходятся на том, что дачные проблемы сегодня и есть наказание, хуже которого не придумать. И дело не только в том, что на дачах вольно хозяйничает криминал, который в сезон ворует выращенный урожай, а зимой вывозит все, что можно сдать в металлолом. Будучи собственниками четырех-шести соток, люди по сути не могут ни продать, ни подарить их. Время оформления документов растягивается порой до трех лет. Три года бесконечных хождений по заколдованному кругу — из кабинета в кабинет, из одной инстанции в другую – это годы инфарктов, инсультов и глубокого отчаяния. Препоны, поставленные чиновниками Мои собеседники – председатель городского Союза садоводов Василий Федоров, председатели товариществ Вера Казакова («Мебельщик»), Василий Демин («Мелиоратор-3»), Валентин Хачатуров («Нива»), Евгений Голубев («Виктория»). Они рассказывают о том, что благодаря столь тернистому, а вернее, непроходимому пути в крае, начиная с 2004 года, практически прекращена приватизация дачных участков. Людям не под силу преодолеть препоны, поставленные на их пути различными ведомствами. — Что только чиновники не придумывали! – говорит Василий Демин. — Сначала объявили, что надо провести общие собрания, разделить земли, находящиеся в коллективно-долевой собственности. Затем вдруг появляется требование: немедленно провести межевание всего товарищества. По законодательству его должно было еще раньше провести государство, но тут все переложили на плечи людей. Деньги потребовались огромные, для нас непосильные — 6 — 8 тысяч за гектар. Кое-как собрали их — межевание провели. Выходят новые законы, из которых следует, что проведенное межевание никому не нужно. Да это было видно сразу, потому что никто из тех, кто требовал его провести, не мог внятно рассказать, каким оно должно быть. И сегодня абсолютно ясно, что затеяно межевание было в интересах землеустроителей. Ведомства, причастные к оформлению земельных участков, плодились, их аппетиты росли, стоимость оформления участка часто превышала цену, за которую человек мог его продать. Три требования дачников Так было по всей стране. Людской гнев достиг вершины. Россияне выдвинули три основных требования. Первое — упростить оформление земельных участков в собственность и при совершении сделок с землей. Второе — удешевить драконовские цены за справки и землеустроительные работы – межевание, описание, постановление и планы. И третье — сократить время оформления документов, получения справок, выписок, ликвидировать огромные очереди. Законодатели вроде бы услышали народ, приняли закон о «дачной амнистии». Изменилось ли что-нибудь после его выхода? Мои собеседники утверждают, что почти ничего. Сколько стоит межевание? Человеку, желающему приобрести в собственность, продать или подарить свой участок, первым делом надо сделать межевание. Его, как уже было сказано, должно было провести государство. Сейчас межевание в Ставрополе проводят два муниципальных учреждения, двенадцать ООО и три индивидуальных предпринимателя. Общества с ограниченной ответственностью сами устанавливали цены. В конце концов на федеральном уровне был принят закон, в результате которого наша краевая Дума узаконила своим решением стоимость при межевании и описании: 3 рубля 50 копеек за квадратный метр. Как прикинули дачники, это 2100 рублей за шесть соток — цена, можно сказать, приемлемая. Но радовались они рано. Решение краевая Дума приняла, а исполнять его никто и не думает. Муниципальное управление «Архстройзаказ» хоть и поставило цену 2 рубля 60 копеек за квадратный метр, но тут же сделало оговорку: это без налога на добавленную стоимость 18 процентов, который краевая Дума не предусмотрела. В итоге цена сравнялась с той, которую запрашивают ООО. «Архстройзаказ» взял на себя еще и подготовку проекта границ земельного участка. — Этот проект никому не нужен, не предусмотрен 93-м Законом, — говорят собеседники. — Что определяют специалисты? Они фиксируют западную, южную, восточную и северную границы участка на территории товарищества. Между тем в Законе № 93 четко оговаривается, что такую справку при необходимости может выдать и председатель правления. Но он даст ее человеку бесплатно, а «Архстройзаказ» берет за ненужный проект 1200 рублей. Блуждания в темном лесу Подготовил человек документы о межевании – вместе с заявлением сдает их на постановление, которое подписывает глава администрации района, где находится участок. Эти постановления готовят опять же МУ «Земельная палата» и «Архстройзаказ». Человек отдает им готовое землеустроительное дело, пишет заявление. А дальше — темный лес. Прежде чем документы будут подписаны главой администрации района, их должны завизировать руководители одиннадцати структур! Бумаги идут по кругу, возвращаясь после каждой подписи в «Земельную палату» или в «Архстройзаказ». И каждая структура, вдумайтесь, может держать у себя документы месяц! — Часто случается, что не там поставлена подпись, — говорит Вера Казакова. — Документы возвращаются в допустившую ошибку структуру, которая может держать их снова месяц! А кадровые изменения? Пока документы ходили по кругу, уже подписавший их чиновник поменял должность. Его подпись стала недействительна, ее вычеркивают и снова направляют документы по кругу. Наконец, спустя полгода – год, а то и больше, постановление в руках у изможденного человека. Он платит за него от полутора до двух тысяч рублей и снова идет в фирму, делавшую ему межевание, – на этот раз готовить описание земли. Здесь документы снова находятся не меньше месяца. Наконец описание готово, оно прикладывается к межеванию и постановлению и направляется в федеральный орган – кадастровое управление. Здесь участку присваивается кадастровый номер, определяется его стоимость. По мнению дачников, это самая тяжелая и неповоротливая служба. И в значительной степени потому, что в самом Ставрополе вот уже три года лихорадит работу территориальной службы земельного кадастра. А это ведет к тому, что все документы идут в краевую территориальную службу. За гранью разумного А дальше и вовсе катастрофа. Побыли документы здесь месяц-полтора — возвращаются к оформляющему земельный участок с бумажкой: на ваш участок наложены еще три участка, в срок до такого-то вы должны эти обстоятельства устранить. Уже два года бегающий по инстанциям человек впадает в отчаяние, перед ним тупик, ситуация – за гранью разумного. Ясно, что в реальности никаких накладок участка на участок быть не может. Это явление – виртуальное, компьютерное, плод неряшливости и безответственности землеустроителей. У человека один выход: разыскать того, кто допустил ошибку. А поскольку к этой поре прошли годы, то бывает, что виновник ошибки уволился. Снова надо нанимать геодезиста, платить. Но это половина горя. Другая – дачник должен найти и привести в кадастровую палату с паспортами владельцев, чьи участки наложились на его участок. Удивительно, но чаще всего земли не только не соседствуют друг с другом, а и расположены на расстоянии 200 - 500 метров, а то и нескольких километров. Теперь представьте, «отловил» горемыка ничего не подозревающих «наложников», обратился к ним со слезной просьбой - «сходите, уберите свой участок с моего», пообещал заплатить. А те в штыки: да не пойдем мы никуда, дел по горло! А часто случается, что и на их участках есть накладки, так что путь опять растягивается на месяцы и годы. — Мы уже идем на то, что предлагаем: раз так получилось, что по нашему «Мелиоратору-3» около ста таких накладок, давайте выедем на место с сотрудником кадастровой палаты, уладим ситуацию. Мы готовы заплатить за это, лишь бы люди не мучались, — говорит Василий Демин. — Не хотят. Между тем Закон № 93 обязанность контролировать проведение землеустройства возлагает именно на федеральную службу земельного кадастра России и ее территориальные органы. И службы обязаны взаимодействовать между собой и четко контролировать ситуацию. Луч света в темном царстве Как о луче света в «темном царстве» рассказывали садоводы о работе регистрационной палаты. Здесь, утверждают они, улучшение во всем. Вместо 500 рублей при приватизации земельного участка теперь нужно заплатить 100 рублей. И при оформлении в собственность участка или строения палата назначает срок уже не месяц, как до «амнистии», а пять-семь дней. Рассказ звучал так: — Человек пришел сдать документы. Прямо при входе сидят два юриста, которые знакомятся с ними, смотрят, все ли бумаги в порядке. Тут же спрашивают: вы будете стоять в очереди или вам выдать талон на определенный день? Как удобно человеку, так он и поступает. Если в процессе работы с документами вдруг обнаруживается ошибка, сотрудники палаты звонят заявителю домой: придите, мы скажем, что надо исправить. Человек приходит – к нему спускается специалист, извиняется, что недосмотрели при приеме, предлагает побыстрее принести недостающую бумагу, чтобы выдать документы в намеченный ранее срок. Похвальные слова были сказаны и в адрес ПТИ (бывшее БТИ — бюро технической инвентаризации). — Мы помним, какие здесь были зашарпанные маленькие кабинетики, какие очереди скапливались. Теперь помещение реконструировали, сделали открытое пространство, подходишь – за стеклом сотрудник, подаешь документы. В общем, молодцы, все сделано для того, чтобы сократились и очереди, и сроки. Есть небольшие изменения, считает Василий Федоров, и в кадастровой палате. Под давлением садоводов и прессы они открыли второе окно, справку для межевания делают уже не месяц, а две недели. Но раньше она была на одном листке, а теперь каждому дачнику выдают книжку с координатами всего общества и всех участков товарищества. Такая информация отдельно взятому дачнику абсолютно не нужна, но позволяет взять с него еще 265 рублей. Но… С принятием «дачной амнистии» сроки оформления в краевой кадастровой палате удлинились в два-три раза. До «амнистии» оформление участка в собственность стоило пять тысяч рублей, сейчас – восемь тысяч. Сегодня мы коснулись дачников. Но так маются все, кто оформляет землю: и частные застройщики, и собственники жилья, оформляющие территорию около дома. Удивительное дело. Вся гигантская собственность народа была приватизирована в считанные месяцы. А тут государство будто бы спохватилось и устроило адовы круги тем, кто восстановил чаще всего бросовые земли и выживает за счет своего труда на них. tkorkina@vechorka. ru

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов