День, расколовший мир. Июнь 1941-го: Ставрополье в зеркале архивных документов

Ольга Метёлкина

День, расколовший мир. Июнь 1941-го: Ставрополье в зеркале архивных документов

Окончание. Начало в №114.

Указом Президиума Верховного Совета СССР 23 июня 1941 года была объявлена мобилизация военнообязанных с 1905-го по 1918 год рождения включительно. В крае формировались 343-я и 320-я стрелковые, 53-я, 56-я и 70-я кавалерийские дивизии, 68-я и 76-я морские стрелковые бригады. Ставропольцы воевали самоотверженно, об этом говорят ордена, звания гвардейских и почетные наименования, присвоенные воинским формированиям. 200 ставропольцев стали Героями Советского Союза, 46 — полными кавалерами ордена Славы, более 180 тысяч награждены орденами и медалями.

Молодые мужчины уходили воевать, а на их рабочие места: на тракторы, комбайны, к заводским станкам, приходили женщины, старики и подростки. Они наравне с армией испытывали тяготы войны. «Расставаясь с мужем, я дала ему слово вернуться на родной завод и стать за токарный станок, - пишет в «Молодом ленинце» работница Ворошиловского завода «Красный металлист» Мария Черкашина. - Эту специальность я приобрела в фабрично-заводской школе. Муж мой будет громить фашистских извергов на боевом фронте, а я буду честно трудиться за станком».

- Нельзя забывать, что треть награжденных медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» были подростки, - говорит доктор исторических наук, профессор Ставропольского государственного университета Николай Дмитриевич Судавцов. - У ленинградского поэта Юрия Воронова есть такие строчки:

Нам в сорок третьем выдали медали

И только в сорок пятом - паспорта. 

 

«На ваш век войны хватит»

Не оставались в стороне и пенсионеры. «В колхозе «Красный колос» на проводах отъезжающих в действующую армию пожилой колхозник Трофим Пугаси, провожая в Красную Армию свою дочь, медработника, сказал в беседе: «Мои два сына в Красной Армии, они, наверное, уже на фронте, сейчас, провожая свою дочь, знаю, что наши дети сумеют защитить нашу Родину. Ну а если доведется, то и мы, отцы, тряхнем стариной, возьмемся за шашку и винтовку и покажем германским фашистам, как умеют советские колхозники драться за свою жизнь, за свободу, за коммунизм», - сообщал корреспондент газеты «За большевистский колхоз» Аполлонского района. 

– С первого дня, еще до официального объявления мобилизации люди шли в военкоматы, в райкомы, горкомы комсомола, в сельской местности - в сельсовет с заявлениями об отправке на фронт, - говорит профессор Н. Судавцов. - 8 июля 1941 года Орджоникидзевский крайвоенкомат докладывал М. Суслову о 5917 добровольцах. Хотели воевать и подростки 15-16 лет. Им говорили: «На ваш век еще хватит войны». Кто ж думал, что война продлится четыре года и тех, кому было 16 в 41-м году, призовут в 43-м. И они действительно успеют повоевать, а кто-то и погибнуть.

За очень короткий срок вся жизнь в крае была перестроена на военный лад. Если до войны у нас не было оборонных заводов, то после 22 июня почти вся промышленность так или иначе стала работать на оборону. 

- Завод «Красный металлист», который до войны выпускал деревообрабатывающие станки, вошел в состав Наркомата минометного вооружения под номером 764, - рассказывает Н. Судавцов. - По мобилизационному плану на третий квартал 1941 года он получил задание выпустить 75 тысяч 82-миллиметровых мин для минометов и 87 единиц разных деревообрабатывающих станков. Военный заказ получили Георгиевский арматурный и Пятигорский мотороремонтный заводы. Мясоконсервные и хлебокомбинаты перестроились на выпуск продукции для армии. На швейных фабриках перешли на изготовление военного обмундирования и снаряжения. В сентябре 1941 года ставропольская швейная фабрика выступила инициатором по сбору теплых вещей для бойцов Красной Армии, поскольку стало видно, что война не закончится к зиме. Ворошиловский кожевенный завод тоже работал на оборону, снабжал сырьем обувное производство. 

День, расколовший мир. Июнь 1941-го: Ставрополье в зеркале архивных документов

Ставрополье стало всесоюзным госпиталем

В первую неделю войны в «Молодом ленинце» было опубликовано извещение о том, что при Ворошиловском городском комитете ВЛКСМ открываются курсы медицинских сестер. «На курсы принимаются девушки-комсомолки, имеющие образование не ниже 7 классов, в возрасте не моложе 17 лет. Срок обучения – 6 месяцев. Прием заявлений в горкоме ВЛКСМ до 3 июля 1941 года». Край готовился принимать раненых. 

– Орджоникидзевский крайисполком принял решение в короткие сроки открыть госпитали на 32 тысячи мест, это было даже больше, чем давал задание Совнарком, - рассказывает профессор Н. Судавцов. - Их организация началась в первую очередь на Кавказских Минеральных Водах на базе санаториев со специализированным оборудованием и высокопрофессиональным медицинским персоналом. Всего за годы войны через госпитали края прошли более полумиллиона раненых, 80 процентов которых были возвращены в строй.

В Ворошиловске в срочном порядке под госпитали переоборудовали здания институтов и школ. Наиболее крупный и хорошо оснащенный госпиталь был развернут на базе зооветеринарного института (сегодня это Ставропольский государственный аграрный университет). 

Ворошиловский медин-ститут в то время был совсем молодым вузом, не сделавшим еще ни одного выпуска врачей. С началом войны курс обучения здесь был сокращен с пяти до трех с половиной лет. В августе 41-го состав вуза был пополнен за счет эвакуированных на Ставрополье преподавателей и студентов Днепропетровского мединститута. 

12 июля Орджоникидзевский крайисполком принял решение о порядке размещения эвакуированного населения в городах и районах края. Для этого людей надо было в первую очередь обеспечить жильем и работой. «Сельское население - в колхозах и совхозах, и рабочее население - на предприятиях, а также оказывать медицинскую помощь и помощь одеждой, обувью и питанием на первое время», - говорилось в документе.

– Наплыв беженцев был такой, что крайисполком обратился в Совет по эвакуации с просьбой, чтобы поезда с эвакуированными, проходящие в Дагестан, Азербайджан, не останавливались на Ставрополье, - говорит Н. Судавцов. - Потому что множество людей выходили на станциях, выбирая местом жительства города и поселки Кавминвод.

2 августа 1941 года секретарь Орджоникидзевского крайкома ВКП(б) М. Суслов докладывал председателю Совета по эвакуации Н. Швернику о результатах проверки работы организаций края среди населения, эвакуированного из прифронтовой полосы. Он сообщал, что прибыли почти 45 тысяч человек (на 1 октября эта цифра уже составляла 226 тысяч человек). «Как правило, местное население к приезду эвакуированных подготовлено хорошо, встречает их радушно, - отмечал М. Суслов. - Следует при этом отметить, что среди эвакуированных встречаются люди, которые неприязненно относятся к отправке их в колхозы. Отдельные лица вообще отказываются от работы... Говоря о затруднениях в деле трудоустройства эвакуированных, нужно указать также на отсутствие в нашем крае возможностей использовать всех эвакуированных по их специальности».

…22 июня 1941 года мир раскололся. Никто не мог представить, что война будет длиться бесконечные 1418 дней и ночей. Тогда было почти невозможно поверить, что беда войдёт в каждый дом и оставит свой след в каждой семье. 

 

Рубрика «Страницы истории» подготовлена совместно с комитетом Ставропольского края по делам архивов, чтобы, опираясь на подлинные архивные документы, максимально объективно рассказать о событиях прошлого. В публикации использованы документы Государственного архива Ставропольского края, Государственного архива новейшей истории Ставропольского края, материалы Интернет-проекта РИА НОВОСТИ «Наша Победа». Отдельная благодарность историческому факультету Ставропольского государственного университета.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов