ДЕТИ ПОДЗЕМЕЛИЙ

Наталья Буняева

Текущий год в нашей стране объявлен Годом семьи. Год, месяц, неделя и даже день неблагополучной семьи – вот суть работы отдела по работе с несовершеннолетними (а также их горемычными семьями) ОВД по Октябрьскому району. И не только этого отдела: всех подобных подразделений по всей стране…

Начну с того, что в отделе работают практически одни женщины. «А кто пойдет? Кто лучше женщины поймет душу израненного семейными проблемами ребенка?..» У милиции есть адреса, где собираются подростки со всего района, прилегающих улиц. Притоном в чистом виде не назовешь, но вот кто там собирается? Это и хотят выяснить милиционеры сегодня. Ребята уже отправились по известному адресу. «Комната школьника» в современных реалиях и интерьерах: подвал, пивные бутылки, грязные матрацы… Каждый месяц отдел проводит рейд по «неблагополучным» семьям. Обычно вся работа напоминает веер: сотрудники отдела, вкупе с работниками отдела по охране прав детства, сотрудниками медвытрезвителя, группами расходятся по адресам. Район большой, поэтому часть сотрудников отправляется практически на край города… Меня также включили в такую «дальнюю» группу. Координирует всю деятельность начальник отдела – Татьяна Григорик.

ВЫЕЗЖАЕМ В «НАРОД»

Татьяна Николаевна остаётся «на пульте», то бишь на телефоне, а мы втроем (сотрудники отдела Юля, Катя и я) занимаем места в видавшей виды «Оке». Темно. Водителя со спины не видно, но машинка бежит бодренько, улицы сменяются переулками, какими-то закоулками… Понимаю, что если меня здесь оставить, вряд ли выберусь к чему-то знакомому. Ну вот – улица Свободная! «Свободная – для свободных людей!» — шутит водитель, и мы стучим в видавшие виды железные ворота. Они, впрочем, не заперты, собаки поблизости нет… Стена какого-то мощного сооружения, на высоте около трех метров – дверь. К ней ведет крутая лестница, «сляпанная» из подручных то ли досок, то ли листов железа. Не разобрать, потому что лестница забита льдом и снегом, а на улице мороз под двадцать градусов. Мои спутницы тем не менее добираются по шаткому сооружению к дверям, стучат, «там» кто-то шебуршится, и вот мы уже на пороге «комнаты». Открыла дверь женщина, изрядно измученная алкоголем. По выражению лица понимаю, что она-то как раз и есть хозяйка, удивленная неожиданным появлением гостей в милицейской форме: только же были, пару дней назад…

«СВОБОДНЫЕ» ОТ ЧЕГО?

Комната, «сложенная» из неоштукатуренных бетонных плит, промерзла насквозь, но даму, похоже, это не особо волнует. А волнует ее мужчина, развалившийся в видавшем виды креслице: ему-то мы и помешали больше всех. Аж поперхнулся, бедняга, портвейном. Холодно, на стенах серебрится иней, темнотища… «Да им все отключили: свет, газ, воду… На выпивку деньги есть. На оплату коммуналки, как всегда, нет!» Тем временем мужчина начинает проявлять признаки агрессии: «Щас разобью фотоаппарат, щас разобью морду, щас всем все… Короче, давайте выметайтесь!» Мат-перемат… В комнату заходит еще один мужчина, и я уже чувствую, что мы в меньшинстве: трое женщин, два здоровых мужика, и еще мамаша, которую мы, по идее, должны воспитывать… Боковым зрением вижу старую, насквозь проржавевшую электроплитку и стараюсь подойти к ней поближе: если что, буду отбиваться «блином», как дискобол. Но все эти меры абсолютно бессмысленны: Юля и Катя уже вовсю вовлекли в беседу пьяного собутыльника хозяйки «квартиры» и выясняют, где сын хозяйки. Он охотно «ведется» на беседу. Представляясь то братом пьяной дамы, то соседом, то кем-то еще. И говорит, говорит, ничего не разобрать… Мальчику, сыну этой самой мамаши, 15 лет, он вполне вменяем, что редкость при таких вот обстоятельствах… Короче, его нет. Он у сестры хозяйки, такой же выпивохи. «Но там хотя бы тепло…» - с горечью констатируют девушки в погонах. С другой стороны, для особой горечи нет повода: незадачливую мамашу лишают родительских прав. Вернее, собирают документы на лишение. А вот дальше? Судьи почему-то неохотно идут на изъятие детей от таких матерей, мотивируя, что с мамой ребенку все равно лучше. Лотерея такая: чет-нечет… В случае с «нашим» ребенком все вроде утрясается: документы собираются, а самого мальчика готова усыновить соседская семья. Глава семьи – милиционер. Такой вот поворот «пацанской» судьбы…

ПРИ ЖИВЫХ РОДИТЕЛЯХ

Другим везет меньше. Дети становятся сиротами при живых родителях, но для них практически не строят детских домов, не хватает интернатов, да и усыновляют или оформляют опекунство весьма и весьма редко. Был случай, когда мальчика усыновила женщина, и все вроде бы шло нормально, пока однажды (через пару месяцев) она не привезла ребенка в «опекунский» отдел: забирайте обратно, я не рассчитала материальные возможности… Что при этом творилось в душе мальчишки, знает только сам обладатель души. На улице хорошо! Мороз уже не пугает: притерпелись. Мужчина, так некстати испугавший, оказывается нашим водителем: «Вы же только уши мои видели с заднего сиденья…». Смеется еще!.. Красота! Звезды, как золотые орехи, усыпали черное небо, стайка мальчишек с санями отправилась к ближайшей горке. Жизнь продолжается. И мы едем дальше.

РАБОТЫ У ОДН МНОГО

Даже слишком много. На сегодня на учете состоят 22 неблагополучные семьи. Все «фигуранты» ставятся на учет еще и в наркологический диспансер, в краевую комиссию для работы с несовершеннолетними, в районную комиссию… Короче, работы под завязку. Создан центр доверия для подростков. После 15 лет их стараются трудоустроить, чтобы хотя бы во время каникул не били баклуши. За время рейда мне нарассказывали столько историй! Никакой газеты не хватит их описать: было такое, что полуторагодовалый ребенок уж давно где-то «призрет» то бишь найден, обследован, помещен в приют, а мамаша только через неделю кидается его искать: «Пропал!» А уж бум рождаемости в этих слоях общества уже никого не удивляет: все беременные алкоголички и наркоманки уверены, что получат обещанные 250 тысяч! И не доказать им, что деньги виртуальные и что на руки они их не получат: рожают, обрекают на голод и болезни, теряют по пьянке, случается, продают… И рожают новых! Некоторых подобных особ неоднократно лишали родительских прав, но они снова и снова подкидывают обществу, и так заваленному проблемами, новых деток, заранее обреченных на трагическую, поистине, жизнь…

«ПРИДУ ПОЗДНО…»

Отдел работает круглосуточно: сотрудники выявляют бесконечных наркоманов, токсикоманов, юных алкоголиков… Деятельность отдела подразделяется на три основных направления: школьные инспекторы, зональные и группа по взаимодействию с неблагополучными семьями. И ведут всю эту сложнейшую работу, временами очень опасную (а ну-ка, погуляй ночью по закоулкам в поисках какого-нибудь Кольки) совсем молоденькие сотрудники. Можно, конечно, тут и звания и какие-нибудь еще титулы приводить, но суть-то одна: сами еще едва вышли из юношеского, а то и вовсе детского возраста… Одни их диалоги с мамами послушать, и душа замирает от страха: «Мамочка, я приду домой, только поздно, не жди меня… Ты же знаешь, я с преступностью борюсь!» Их мамы давно сжали кулаками свои сердца, а мужья исчерпали запасы всяких слов. «Но кому-то же надо! Вы видели глаза малыша, завернутого в такой вот мороз в мокрые тряпки? А мы видели…»

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов