Домино

Наталья Буняева

Домино

На днях позвонила украинская подруга: «Знаешь, а Саша-то больше не пьет. Я год не могла в это поверить, а вот сейчас вроде отпустил этот ужас…»

История Александра, если коснуться жизнеописания, весьма запутанна и причудлива: житель Украины, рожден молдаванкой от румынского цыгана, жил в Молдавии, служил в румынской армии, теперь живет в Виннице. Вполне обеспеченная семья, правильная, так сказать. На законный вопрос, какое отношение к этому имеет «Вечерний Ставрополь», отвечаю — самое прямое. Мы вовремя появились в жизни этого парня, и могу позволить себе мысль, что если бы не мы, неизвестно, как вообще закончилась бы его жизнь.

Итак, три года назад, в теплый апрельский день, в понедельник, дверь в моем кабинете распахнулась, и мой коллега Влад подтолкнул молодого человека, высокого такого парня: «Иди, тебе сюда…». Парень вошел. Грязный, худой, какой-то перепуганный. Видно, что не бомж. Что случилось? И парень, назвавшийся Сашей, рассказывает путанно и сбивчиво про убитого брата, про то, что ищет его, что мама плачет… Видно, что парень врет изо всех сил, а уличать неловко. Сказал, что сам с Украины, что цыган, но снял шапку, надвинутую на глаза, и оказался блондином. Лицо чистое, зубы ровные, улыбка до ушей… Нехотя назвал телефон матери: пришлось вовсю убеждать его, что ни слова лишнего маме не скажу, потому что понимаю, как ей сейчас тяжело.

В общем, оказалось, приехал свататься к девушке, знакомой по интернету. Колечко привез, все, как полагается. С девушкой общего языка не нашел по причине неконтролируемого пьянства — такой вот грешок у парня оказался. Ну и все: на улице его быстренько обобрали: ноутбук продал таксистам, чтобы выкупить у ППСников паспорт. Деньги потратил на новых «друзей», сотовый украли. В конечном итоге оказался в машине у каких-то кавказцев. «Они сказали, что надо ехать в Дагестан, там можно неплохо заработать». Спасибо милиции: машину остановили уже на выезде из края, «работника» высадили, его сопровождающих увели. И снова вернулся наш путешественник в Ставрополь. Тут, на окраине, подобрал его владелец собственного ранчо, за бычками ухаживать. «Я пас скотину, навоз убирал… Раз в день меня кормили молоком и хлебом. Ну и еще что-то перепадало. Как выбраться домой, я не знаю: я же румын, тут у вас растерялся окончательно… Маме позвонить не мог. И когда хозяева выпустили меня в город на другой день после Пасхи, забрел к вам: так захотелось с нормальными людьми поговорить, отогреться немного…»
В этот вечер мы и познакомились с Анной, мамой нашего румына. Она уж его похоронила — за три месяца ни весточки. Ничего. «Я подавала в розыск, но, кроме того, что он в Ставрополе, ничего не могла сказать. Да и там ли он?..» Плакала, бедная, в обморок упала… Выручали Саню на редакционной машине. Мы с водителем жути нагнали на хозяев, получивших такого удачного раба: по-русски почти не говорит, законов не знает, с российскими деньгами не умеет обращаться.
Почти месяц он жил у меня в доме. Можно было сразу отправить его домой, но что-то боязно было: здоровьем слаб, и выяснилось, что пьет безбожно. Как он умудрялся напиваться среди ночи, имея в кармане десятку, — вопрос. Но, с другой стороны, Сашка оказался добрейшей души человеком, все у него в руках горело. Все лампочки вкрутил, куда надо, краны починил, исправил все, до чего руки не доходили. Оказалось, что он программист, учился на дизайнера, закончил в Киеве что-то связанное с актерством, шьет, рисует. Свои работы подписывал именем Домино. В общем, с таким набором еще бы и не пить… Пока решали проблему выезда, закодировали гостя. И это ускорило расставание — напился на другой день после кодирования. Врачи, откачавшие парня, настоятельно посоветовали отправлять: пусть умирает дома.
Когда провожали, плакали… Сашка меня мамой называл.
А потом мы ездили в гости в Винницу. На этом бы и точку поставить.
Только вот жизнь нашего цыганского румына сделала новый виток.
Года полтора назад позвонила его мама, Анна. Голос тихий, пришибленный какой-то: врачи сказали, что Саша скоро умрет. Некроз поджелудочной железы, множество поражений внутренних органов… И больше мы ее не слышали…
А еще через три месяца я получила письмо на латинице: «Передайте маме, что я в Китае. У меня все нормально». Оп-па! Передали.
И сидим, общаемся посредством скайпа. Сашка в майке и трениках, смеется: да я так пить бросал! «От меня же скрыли, что я умираю уже. Мама решила, что мои последние дни должны быть такими, как я захочу: пей, спи, веселись, да хоть залейся — не жилец же. Вот под эту «грусть» я взял денег взаймы, потихоньку визу оформил (наши торговцы помогли), да и махнул в Китай. Все равно помираю, надо мечту исполнить, в Тибете побывать. Маме ничего не сказал, а то бы все испортила. Думал, сразу, как в Китай «залечу», так и отзвонюсь. Ага. Там я пить бросил! Денег у меня ни на что не было, все потратил. Что пьют китайцы — непонятно. Да и незабористое у них винцо-то. А тут еще турист один рассказывал, как его брат был при смерти, а потом вылечился от этого дела. Ну и я так решил. Сам прусь в этот Тибет, подрабатываю по пути, как могу. Выпить хотелось до одури, до дрожи. И вот только истерика начинается, я себе слово даю: напьюсь! Обязательно выпью! Вот только доеду до вон того городка. Или давал себе слово напиться через три часа… А через три часа оказывалось, что негде купить. Или не на что. Через две недели вдруг поймал себя на мысли, что не особо-то и хочется… Какие-то ребята попадались, европейцы, предлагали покурить, понятно, что не простую сигарету, но я как-то не расположен на наркотики, не знаю почему. Знаете, мама, через два месяца уже ничего у меня не болело… Думаю, что тут и голод помог: кроме чашки китайского пойла из лапши я почти ничего не ел. Воду пил, если совсем дурел от голода. Иногда казалось, что все, конец мне! А потом опять в путь, все ближе к Тибету. Я бы мог и за день туда добраться, но почему-то создавал себе трудности. Удлинял свои дороги…
Домой вернулся через полгода: мама не узнала. Худой, но трезвый, и самое главное, врачи сказали, что какие-то функции организма восстановились… Нет, больше пить не хочу, в Китае дряни выпил аптечной, так до сих пор, как вспомню, как меня выворачивало, так всякое желание пропадает. Ни рюмки не хочу, ни капли. Работаю, пока маленький прилавок держу с обувью. Планы есть на большее, я ведь когда-то «мистер Винница» был! В общем, сам я команданте в своей судьбе, раньше просто не понимал: все мама или кто-то за меня решал, до тридцати лет ребенком был. Собираюсь снова жениться, дочку от первого брака в школу проводил. Маму вон замуж тоже выдам, хватит ей плакать. Сколько проживу, столько и мое будет, а, по сути, ведь из-за пьянки я лет пять потерял. Передавайте привет вашим коллегам, и особенно тому водителю: эх и мужик! Мне б отца такого».

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов