Эта служба и опасна, и трудна

Наталья Ардалина

Эта служба и опасна, и трудна

Слов из песни не выкинешь, это действительно написано про них — оперов из службы уголовного розыска, которая была создана в качестве преемника царского Уголовного сыска 5 октября 1918 года в составе НКВД. В постановлении были обозначены ее основные задачи: «...для охраны революционного порядка путем негласного расследования преступлений уголовного характера и борьбы с бандитизмом...» С тех пор, несмотря на глобальные изменения в стране, задачи службы, собственно, не изменились, разыскники продолжают искать убийц, насильников, воров, грабителей, наркоторговцев - в общем, стоят, по сути, на границе между нормальным, добропорядочным миром и криминальной средой.

Уголовный розыск всегда считался самой элитной структурой органов внутренних дел. И несмотря на то, что одновременно эта служба всегда была и самой опасной, сюда стремились попасть сотрудники из других подразделений, даже очередь была. Сегодня, к сожалению, ситуация несколько иная, только в Промышленном отделе управления МВД по г. Ставрополю не хватает десяти сотрудников розыска, при том, что совсем недавно отдел пополнился выпускниками школы милиции. Может быть, пугают колоссальные нагрузки — рабочий день начинается в половине девятого утра, а когда он закончится, никто не знает. Начальник убойного отделения розыска Промышленного района Игорь Власенко рассказывает, что у него вместо семи человек по штату сейчас работают всего трое. Правда, направление это не простое, сюда просто так, с курсантской скамьи не пойдешь, нужен хотя бы какой-то минимальный опыт. Сам Игорь Павлович в свое время начинал с «вылавливания» карманных воришек. «Сейчас больше приходится работать головой, а тогда ногами «вытаптывали» район, знали практически всех местных карманников в лицо, да и «гастролеров» многих узнавали», - рассказывает опер. Однажды пришлось ему задерживать очень пожилого вора, особо опасного рецидивиста 1932 года рождения. В это время только открыли рынок «Южный» и народ по выходным ездил за покупками толпами. Дедушка не смог войти в одну дверь троллейбуса, втиснулся в другую, вышел буквально на следующей остановке — у него уже три туго набитых чужих кошелька. Задержали, спрашивают: мол, дедуль, ну что же ты? А он отвечает в том духе, что это уже чисто спортивный интерес.

В убойном отделении, конечно, все куда серьезнее, речь идет о смерти человека, причем смерти насильственной. Интересно, что и здесь прослеживаются свои закономерности. Так, в начале двухтысячных совершалось очень много заказных убийств, в основном в криминальной среде. По тем преступлениям было очень сложно работать, потому что и потерпевшие, и преступники относились к милиции примерно одинаково, на ее помощь не рассчитывали, стремились разобраться самостоятельно, что нередко приводило к новым убийствам. Позже, лет семь-восемь назад, начал стремительно нарастать вал семейных разборок, в результате которых жертвой становился один из супругов. Сегодня большая часть убийств совершается, что называется, по пьяному делу. Еще накануне будущие убийца и жертва были хорошими друзьями, но вот сели вместе выпивать, поссорились из-за какой-нибудь мелочи, и...

Если вдуматься, понимаешь: каким бы хорошим ни был следователь, без оперативной информации, которую получает сотрудник розыска, преступление не раскрыть. В свое время с работы оперуполномоченного начинал карьеру начальник управления МВД по г. Ставрополю Евгений Нуйкин. Однажды пришлось ему работать по делу о краже полушубка: с жертвы его сняли, угрожая ножом, приставленным к горлу, грабителей рассмотреть не удалось. Опер получил нужную информацию, выяснил, что краденая вещь сдана торговцам на цветочном рынке. Начали работать с теми, они и выдали — шубу норковую, женскую. Оказалось, что шубка проходит по другому делу, о квартирной краже. Позже и до полушубка добрались, раскрыли сразу два дела.

Вообще, вспоминает полковник Нуйкин, в те годы, с 86-го примерно по 89-й, «розыск» был самый сильный. Сотрудников в сравнении с сегодняшним днем было немного, но работать они умели. Все потом вышли в высокие чины и звания, никто не затерялся. Впрочем, и сейчас, критикуя на правах начальника своих подчиненных, Евгений Андреевич отмечает, что показатели текущего года самые высокие за последние пять лет: пока не раскрыто только одно убийство, совершенное буквально на днях, но нет сомнений в том, что виновных найдут. Хотя есть, конечно, преступления прошлых лет, о которых болит душа. Это убийство двух приезжих студенток и хозяйки квартиры, у которой они снимали комнату; убийство парнишки в драке у клуба НЭШ. Дела не закрыты, по ним продолжают работать, но пока привлечь к ответственности некого...

Удивительно, но эта опасная служба никак не отразилась на личных человеческих качествах. Конечно, полицейские бывают жесткими и требовательными, но в целом, например, Игорь Власенко производит впечатление очень доброго и отзывчивого человека, а Евгения Нуйкина сотрудники управления не только уважают, но и любят — повезло с шефом, другого такого поискать.

Остается только поздравить всех разыскников с профессиональным праздником и пожелать, чтобы у них было как можно меньше работы.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов