Где в Ставрополе улица Таманская?

Ольга Токмакова
Диву даешься, читая некоторые постановления городских властей минувшей эпохи. В недавно попавшемся на глаза постановлении Президиума Ворошиловского городского Совета от 25 января 1938 года пищи для размышлений оказалось более чем достаточно. Вот, например, почему оно принято во изменение постановления того же органа власти, опубликованного менее чем за год до этого? Ведь речь в обоих документах идет не о сезонных работах в городе, а об изменении названий улиц!

Вроде бы все идет, как надо: переименованы улицы, названные еще при царях в их честь и в память об их верных слугах. Вместо них появились улицы Сталина, Ленинская (так в тексте), Розы Люксембург, Комсомольская, Пролетарская и т.п., а также площади Воровского, Луначарского. Руководители города посчитали, что некоторые названия мешают строительству нового общества. Показались чуждыми такие названия, как Мещанская, Базарная улицы. И зачем строителям социализма Алафузовский и Волобуевский переулки, прославляющие «купцов-мироедов»? Члены «Союза воинствующих безбожников» (была такая организация с членскими билетами и ежемесячными денежными взносами) наверняка присоединили свои голоса за переименование таких названий, как Крестовый переулок или Соборная площадь и т.п. Кому-то из руководителей города не пришлись по вкусу Станичные улицы, а их было в начале двадцатого века уже четыре (а раньше даже пять). Первая Станичная, уходившая на восток от Казанской площади (в наши дни целиком занятой Нижним базаром), еще в конце XIX века названа Поспеловской после смерти проживавшего на ней Павла Кузьмича Поспелова, купца первой гильдии. Поспелов был известен благотворительными делами, за что удостоился звания почетного гражданина города Ставрополя. В связи с переименованием Первой Станичной, другие Станичные изменили свои номера. Хоперскую улицу, пересекавшую под прямым углом Станичные, в 1938 году присоединили к Таманской, которая фактически была ее продолжением на юг. Таманская была названа так в память о Таманской красной дивизии, которая в конце Гражданской войны окончательно отбила Ставрополь от белых. Напомним, что казаки Хоперского полка основали Ставропольскую станицу у восточного подножья Крепостной горы. Станичные улицы в одночасье стали улицами Калинина. Первая Калинина… и так далее до четвертой. Позже их снова переименовали. Так возникли современные улицы: Калинина, Станичная (как видим, одну со временем все же вернули на место — вторую Станичную, уже без цифры «2»), Кирова и Таманская (эти появились на планах города тоже позже). Имена руководителей СССР и ближайших соратников диктатора Сталина Калинина и Кирова до сих пор запечатлены в названиях улиц многих городов на карте страны. Их именами были названы и крупные областные центры Тверь и Вятка. Со Ставрополем их ничто не связывало, но это не помешало выразить верноподданнические чувства руководителям города и края.

Однако вернемся к Таманской улице. Той, которая прежде была Хоперской. Ее опять переименовали в середине XX века, после Великой Отечественной войны, как всегда, «по желанию трудящихся». И стала многострадальная улица теперь улицей Геннадия Голенева, каковой и остается до наших дней. И протянулась она от железной дороги на севере до Дворца культуры имени Гагарина на юге. Голенев, в честь которого она названа, фигура не-однозначная. Есть разные версии его гибели в период немецкой оккупации Ставрополя. Официальная до сих пор гласит, что юноша был членом подпольной патриотической организации и геройски погиб при выполнении задания. Эта версия вызывает сомнение хотя бы потому, что его захоронение на склоне Крепостной горы (обелиск со звездой наверху внутри металлической решетчатой ограды) потихоньку демонтировали в конце XX века. И также без огласки его останки перезахоронили на кладбище. История южной части современной улицы Голенева начинается с Кузнечного проулка. Он вел от главной, Большой Черкасской улицы к кузням. После обустройства на нем Архиерейского подворья Кузнечный проулок стал Архиерейским переулком. Хоперский казачий полк все же не был забыт: в середине XX века в другом конце города, в новом квартале, возник Хоперский проезд. Удивительно, как беспардонно в Ворошиловске-Ставрополе относились и относятся к историческим названиям улиц. Правильно говорят, что Запад нам — не указ. Это там, в Нью-Йорке по Бродвею фланирует праздная публика сотню лет. Да и в Лондоне люди прогуливаются по Бейкер-стрит уже не один век.

Кстати, о переименовании городов. В Германии жители огромного города, промышленного и культурного центра, Дюссельдорфа не стесняются его названия, которое в дословном переводе означает — «Деревня на Дюсселе». Есть такая небольшая река, приток Рейна. А большевикам не понравился Ставрополь, и его в 1935 году превратили в Ворошиловск, угождая высокому партийному начальству. А когда Ворошилов не угодил еще более высокому начальству — «гению человечества» Сталину, город опять стал Ставрополем. Представьте, как возмутились бы патриоты Ставрополя, если бы их город предложили переименовать в Ташлянск — Город на Ташле!

Владимир

Ивановский.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов