История Риши

Наталья Буняева

История Риши

...Какая, интересно, сволочь, подкинула к нам в подъезд маленького сиамского котенка? Ему месяца четыре, не больше... То есть — наигравшись с милым котеночком, его просто выкинули за ненадобностью, когда он стал не очень красивым подростком...

К себе он долгое время (да все время!) никого не подпускал: пятился назад, убегал в кусты на клумбе, в подвал, худел на глазах. И очень боялся: уличная среда не стала ему родной, как для наших «старожилов» - котов, наевших «вот такенные» морды. Мы, сердобольные жильцы, из дома не выходим без вкусного кусочка еды. Маленькому Грише еда не доставалась. Пока он понял, что ее можно есть, то есть — когда был уже смертельно голодным, то все равно — аккуратно подбирался, стараясь быть незаметным, насколько это возможно. Потом, урча, впивался зубами в еду. И если «сторожишь» кушающего кошачьего ребенка и отгоняешь наглых кошаков, то есть надежда, что он все-таки сегодня будет сыт... В руки так и не давался: бежал, сверкая розовыми лапками в подвал: там еще долго надо было лазить, чтоб найти щель, куда спрятался маленький житель.

Так продолжалось почти два месяца. За это время Гриша вырос, но как бы сказать... Вроде большой стал, но шкура болталась на нем, как плащ на бедной старушке. Она была ему велика от постоянного голода.

Все чаще можно было видеть котенка сидящим на стене подвала, угрюмо уткнувшимся носом в бетон. И все так же он срывался при первой попытке человека взять его на руки, погладить. «Повезло» только моей соседке Любе: она как-то нашла подход к малышу. Даже гладила его, когда Гриша ел.

В общем, терпение кончилось: никто не хотел видеть, как умирает маленький зверек. Люба (у нее котяра размером с маленького бегемота) к себе взять его не могла. Дома маленький ребенок, семья большая. У меня два старых кота, но это ерунда. Взяла бы, если бы была уверенность, что они его не разорвут в клочья. Они и хозяев-то не очень жалуют...

И все равно решили мы с Любаней ловить малыша: как завещал Наполеон — сначала ввязаться в бой, а там посмотрим. Ловила она: я на работе. Вечером мы всей соседской семьей искали Гришу уже у Любы: он забился в неизвестную щель и сидел там целый день. Охранял его тот самый «бегемот», пока мы, как партизаны на задании, «пластались» по соседской квартире, заглядывая во все углы. Мы и подумать не могли о таком кошачьем братстве!

Принять котенка решилась Татьяна Маркевич, давняя моя подруга и бывший (а бывают они бывшими?) сотрудник МЧС. С огромным трудом изловленного Гришку мы с мужем доставили к Татьяне, благо, живем недалеко. Кот страшно боялся, но делать нечего: люди сильнее. Сидел, как маленький камень — так сжался в комок в моем старом халате!

И только когда перекочевал в добрые руки Татьяны (у нее тоже два кота в доме!), как-то расслабился...

Тут же выяснилось, что это вовсе не Гриша, а Риша! Девочка это! Как она выжила в компании ужасных (но не менее любимых) дворовых котов — одному кошачьему богу известно. Еще выяснилось, что нашелся-таки подонок, ударивший маленького котенка в живот: под редкой шерстью у Риши была здоровенная грыжа...

Купали, как могли. Бедное животное переворачивало «купальные» ведра, предназначенные специально для таких бедолаг. Молча цеплялась Риша за ободы ведер. А потом зацепила меня зубами за руку и повисла на коже. Я ору от боли, кошка орет от страха... Но искупали. Блох вывели в момент. Глистов тоже. Татьяна когда-то работала ветеринаром. Открыла Рише рот и куда-то в глотку воткнула таблетку. Кошке осталось с воплями, икая, глотать таблетку. На этом наши усилия закончились. Риша уснула, мы чай попили...

А Татьяна через день повезла Ришу в приют для животных, что в Северо-Западном микрорайоне. Приют существует исключительно на пожертвования горожан, работают там волонтеры, ветеринар — тоже волонтер. Там Ришу и оперировали: бесплатно ушили грыжу и стерилизовали. Это — практически необходимое условие: никто почти не берет кошек, способных к воспроизводству. Но до этого Риша умудрилась разнести автобус, в котором ее везли, прокусить руку временной хозяйке так, что опухоль держалась несколько дней... От страха она так расходилась, возможно, чувствовала, что будет больно...

Ах да!.. Про приют: милые котята и собачки (да все вообще животные) расходятся по рукам ставропольцев хорошо. Берут и старых животных, и малышей. Животных там не только кормят: их там лечат! И многие понимают, что лучшее, что есть в доме (кроме детей), это кот. Это успокоение, это вернейший друг, от которого, кроме положительного, нет ничего отрицательного. Болит колено, рука, голова - кот непременно найдет больное место и будет греть его своим телом. И проходит! Как пожизненная кошатница говорю. Особенно любят лечить хозяев «сиамцы»: то ли температура тела у них выше, то ли старые легенды о них, как о колдовских котах древних жрецов — правда... А убрать за ним, если нечаянно провинился, — пустяк это.

Сейчас Риша на «передержке» у Татьяны: в приюте карантин. Побоялись за нее просто. Она такая милая стала! От прежней жизни, конечно, много чего осталось: она еще дичится, пытается прятаться. Но тут же выходит — потереться о хозяйку, «погладиться». В общем, превращается в обычную кошку. Швы сняли, остались только выстриженные бока: перед операцией брили. Набирает вес, ест нормально, хоть и побаивается. В лоток пошла сразу же, как принесли ее: видно же — домашняя животинка.

Пока статья готовилась, решилась судьба Риши. Ее навсегда взяла к себе хорошая девушка Евгения. Она студентка, будущий ветеринар: «Я когда увидела фото Риши, сразу поняла - моя кошка! Прямо влюбилась. Конечно, буду ее беречь, мы теперь с ней друзья!». В общем, такая вот хорошая и добрая история случилась: и кошку спасли, и сами сдружились еще больше.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов