Кто защитит адвоката?

Вадим Баканов
В соответствии со статьей 51 Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против себя и своих близких родственников. Что это означает? Лицо, подозреваемое в совершении преступления, вправе не давать устных либо письменных показаний, может хранить молчание. Кроме этого, сложившаяся практика расценивает отказ от дачи показаний как и право отказаться, например, от дачи образцов почерка, голоса, ибо для этого необходимо свободное (подчеркиваем — свободное!) волеизъявление гражданина. Но как быть с таким вопросом, как получение отпечатков пальцев рук? Ведь дача таких отпечатков воспринимается как свидетельство против себя. Что делать в данном случае работникам следствия? Ну не желает подозреваемый дать отпечатки. Брать силой? Однозначно — нельзя! В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации «при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, при получении образцов для сравнительного исследования не должны применятся методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство». Иное, на наш взгляд, произошло 30 марта 2007 года в городе Изобильном. Гражданин П. при совершении в отношении него следственных действий, в здании Изобильненского РОВД, в присутствии своего адвоката Игоря Гращенкова, в соответствии с положениями статьи 51 Конституции, в письменной форме отказался от дачи отпечатков пальцев. О том, что произошло дальше, мы расскажем, опираясь на документы: акты судебно-медицинского обследования гражданина П. и его адвоката, постановление следователя прокуратуры Изобильненского района от 23 апреля 2007 г., заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты края, решение Совета Адвокатской палаты края. Итак, после отказа гражданина П. от дачи отпечатков пальцев «было принято решение о дактилоскопировании согласно приказу» (постановление следователя прокуратуры Изобильненского района от 23 апреля 2007 г.). Получается, что в тот момент нормы Уголовно-процессуального кодекса в Изобильненском РОВД не действовали, но действовал некий приказ. В соответствии с актом судебно-медицинского обследования гражданина П. за № 489 от 31 марта 2007 г., «со слов П., 30.03.07 г., около 17.30, в здании Изобильненского РОВД, возле кабинета № 26, три-четыре сотрудника милиции схватили за руки и силой затащили в кабинет, в кабинете выкручивали руки, затем силой удерживали руки за запястья, когда брали отпечатки пальцев». Резюме врача-судмедэксперта: «31.03.2007 г. у П. выявлены телесные повреждения — кровоподтеки правого плеча, обоих лучезапястных суставов». Читатель спросит нас: «А что же делал в этот момент адвокат, ведь он присутствовал при выполнении в отношении его подзащитного таковых действий?». Отвечаем. Присутствовал и согласно акту судебно-медицинского обследования адвоката за № 490 от 31 марта 2007 г. «со слов последнего, 30.03.2007 г., около 17.30, в здании Изобильненского РОВД, возле кабинета № 26 начальник следственного отдела Пермяков ударил рукой в грудь, затем срывал фотоаппарат, висящий на шее, а дежурный РОВД схватил за руку и вытаскивал из кабинета». Выявлены: телесные повреждения — кровоподтеки левого плеча, груди, ссадина шеи». Наверное, в тот момент в Изобильненском РОВД руководствовались неким приказом как в отношении подозреваемого П., так и его защитника. А о нормах Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и уголовно-процессуального законодательства на время решили позабыть. По факту причинения ему телесных повреждений адвокат 1 апреля 2007 г. обратился с письменным заявлением в прокуратуру Ставропольского края. Следователь прокуратуры Изобильненского района, которому была поручена проверка, в действиях адвоката состава преступления и вообще какого-либо правонарушения не усмотрел. Действия адвоката были признаны соответствующими закону Квалификационной комиссией Адвокатской палаты Ставропольского края, а также Советом Адвокатской палаты края, куда с поспешностью обратилось руководство Изобильненского РОВД. А вот что касается правовой оценки действий работников Изобильненского РОВД, то, на наш взгляд, она заслуживает особого внимания. Так, в постановлении следователя прокуратуры Изобильненского района Ставропольского края П. Кошкидько об отказе в возбуждении уголовного дела от 23 апреля 2007 г. указано: «не имеется оснований полагать, что начальник СО Пермяков С. Г. и дежурный ОВД Духин А. В. превысили свои должностные полномочия. Телесные повреждения, которые получил адвокат Гращенков И. М., не причинили вреда здоровью, что свидетельствует о том, что умысла на причинение вреда здоровью адвокату Гращенкову И. М. у сотрудников милиции не имелось, поэтому в их действиях отсутствуют составы преступления, предусмотренные ст. ст. 286, 296 УК РФ». Поясняем: статья 286 УК РФ — превышение должностных полномочий, статья 296 УК — угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования — это деяние, совершенное в отношении прокурора, следователя, лица, производящего дознание, а также защитника. Согласитесь, весьма непонятная позиция прокуратуры: и телесные повреждения у адвоката имеются, как указано в постановлении следователя прокуратуры, «инцидент имел место», но состав преступления в действиях милиционеров все-таки отсутствует. В настоящее время адвокат Ставропольской Центральной коллегии адвокатов Игорь Гращенков обратился к прокурору Ставропольского края с мотивированной жалобой на действия работников Изобильненского РОВД и решение прокуратуры Изобильненского района. Остается привести выдержку из Закона РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: «Вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются. Адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества». Уважаемый читатель, адвокат – это защитник. Кто защитит адвоката? А. Таранов, консультант по правовым вопросам газеты «Вечерний Ставрополь».

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов