Маленькая жизнь и большие испытания

Наталья Буняева

Девочке Владе 13 лет. Она уже год не живет в Ставрополе, но приезжает сюда с бабушкой. И очень давно знает, что такое смерть, страх и предательство.

…9 мая 2008 года Влада осталась сиротой: в собственной квартире была убита ее мама. С этого дня девочке пришлось буквально выживать. Улица Ясеновская — неспальный район, это старинное, дремотное место: зелень, низкие домики, кажется, что время тут застыло. Даже «география» улицы ничего не меняет — хоть и центр, а как было тут сто лет назад, так и осталось… Вот на такой улице и стоит двор, где жила Влада: несколько «квартир», по нашему «дворня» — помещения, где живут семьи десятилетиями, тихо разваливаются стены, ожидая, когда же придет добрый человек да расселит эти дворы.
Через два часа после гибели мамы был арестован отец девочки — Александр. И вскоре обвинен в убийстве жены. Влада осталась с бабушкой — маминой мамой. Грустно вспоминает: «Мне было плохо… Бабушка болела, а тут еще горе. Мы-то в одной квартире жили все вместе…»
Сразу после смерти матери опекуном девочки стала бабушка. И, казалось бы, надо собраться, чтобы выстоять, внучку поднимать. Но бабушка совершила неверный шаг — в доме появилась некая дама, взявшаяся «ухаживать» за ней. И началось: все чаще и чаще маленькая девочка приходила в школу плохо одетая, голодная. Подкармливали ее всем миром, но ребенок-то не собачка — то там, то здесь погладят, а где-то и ногой отпихнут. Нашлась соседка, с удовольствием сообщавшая девочке, что она теперь сиротка, а папа ее убийца, и никому она не нужна. Ну и все такое…
Отчаяние, страх и голод погнали ребенка из дома. И так сплошные беды, а тут еще незнакомая тетя отбирает еду, бьет почем зря, ругается всякими словами. А девочке-то только восемь лет! Однажды она исчезла. Три дня не появлялась в школе, и это обеспокоило учительницу: бабушке было очень плохо, и уже не до внучки. Нашли Владу на Ташле, в доме у подружки. И после этого органы опеки и попечительства лишили бабушку обязанностей опекуна. Бабушка, к слову, не особо огорчилась, да и, похоже, уже не понимала, что происходит. Девочка отправилась в детский дом.
И это не конец истории. На сцену, как в сложном по драматургии спектакле, выступает бабушка — папина мама.
Вот они сидят у меня в кабинете: бабушка и внучка.
— Вера Васильевна, ну как же вы сразу не взяли ситуацию под контроль?
— Ну так я не знала!.. Я же в Саратовской области живу. Сыну звонила часто, но особо-то к нему не наездишься. И не знала, что случилось: как ни позвоню, никто со мной говорить не хочет… То телефон отключен, то трубку бросают. И в начале июня, когда приехала, все на голову и свалилось: что сын в тюрьме, невестку похоронили. Господи, думала, что разрыв сердца получу… Моя сваха мне вообще не обрадовалась, но пообещала, что за внучкой будет смотреть. Эх, да сразу надо было забирать Владу!
Бабушка Вера из породы женщин «не на ту напали». Но в этой кошмарной ситуации она, ожидая окончания суда над сыном и приговора, была отрезана от внучки: ни на метр ее не подпускали к дому, где жила Влада. О ее жизни она узнавала, дозвонившись изредка. И о том, что внучка в детском доме, ей совершенно спокойно сообщила лишенная опекунства сваха, мама погибшей невестки. С этого дня жизнь немолодой, но энергичной женщины опять раздвоилась, даже «растроилась»: нужно и за судьбой сына следить, и к внучке ездить в детский дом, и решать вопрос с опекунством — бабушка Вера без колебаний собралась забрать внучку из детского дома.
А в это время освободившаяся от обязанностей по воспитанию внучки бабушка-мамина мама окончательно занемогла. И квартиру, по сути, наследство внучки, переписывает на свою новую «подругу». На счастье, нашлись люди, отстоявшие квартиру, но в результате всех этих злоключений или еще по какой причине бабушка умирает.
Вера Васильевна недоумевает: да если бы я знала, что, не похоронила бы ее? Так не сказали, а мне некогда было носиться еще и со свахой: я жила в автобусах! И я все-таки оформила опекунство на себя и забрала Владу. Наконец-то вздохнула хоть чуть свободнее: ребенок у меня, квартира оформлена по закону, получены все свидетельства. И я благодарю друзей семьи, сумевших отобрать дарственную у «благодетельницы».
Следует теперь напомнить о скандальной соседке. Ей все не так и все не милы. По словам соседей, вечный «ор» во дворе, крики на всю улицу. И мишенью для своей агрессии она выбрала маленькую девочку: дня не проходило, чтобы Влада не приходила домой в слезах. Опять соседка обидела, обозвала грязными словами, толкнула… Бабушка Вера поговорить пыталась, кричала на странную женщину, почему-то решившую, что теперь она хозяйка враз опустевшей квартиры. Но все эти разбирательства заканчивались чуть ли не дракой. Однажды в запале Вера Васильевна якобы пообещала убить соседку. На бабу Веру заводят уголовное дело по статье 119 УК — угроза убийством. Откровенная радость соседки омрачилась тем, что реального срока «обидчица» не получила. Но девочке успели сообщить, что и бабушка ее в тюрьме, а ты «под забором подохнешь». Ну и как в дурном сне — бабушку, как имеющую судимость, лишили опекунства! Над Владой снова замаячила тень детского дома. Был момент, когда у бабушки зачем-то пытались отнять свидетельство о праве собственности на квартиру… В общем, из города Вера Васильевна убегала ночью: утром ребенка могли забрать. «Мы в три часа ночи на такси поехали на вокзал. Там сели на первый попавшийся автобус и уехали в Волгоград. Оттуда уже добирались до Балакова. Из дома я сразу же отправилась в наш Балаковский отдел опеки и попечительства. И девочку отдали без вопросов. Опекунство оформили на моего второго сына. И с тех пор она со мной живет, ходит в школу, мы все ее любим, жалеем, стараемся сделать так, чтобы хоть немного весь этот ужас ушел из ее памяти…»
Третий акт этого «марлезонского балета» случился еще в сентябре 2010 года. Бабушка с внучкой жили в Ставрополе, оформляли документы, девочка училась тогда в школе. И однажды таки «нарвались» на соседку! Вот как рассказывает Вера Васильевна: «Я провожала Владу со двора, боялась, что она будет одна мимо окон этой… идти. Внучка вышла со двора. И тут на меня налетела злыдня-соседка! Как всегда начала орать, материться, потом кинулась, сорвала платок, вцепилась в волосы. Влада подбежала, вклинилась между нами, хотела защитить. Ну и получила за это железным совком по голове! Честно говоря, я не знала, что делать… Увела ее, стала смотреть, что же там поранилось. Потом собралась, и пошли мы к участковому, а чуть позже «скорая» увезла внучку в больницу. Две недели лечились, обследовались. И снова уголовное дело, но теперь уже на соседку… Мы дома долечивались, в Балакове. В результате удара у ребенка ухудшилось зрение, что-то с памятью, иногда сильные головные боли мучают. Ждем суда, и я не намерена отступать: сколько нам эта женщина бед принесла…»
И вот еще что. Есть у Веры Васильевны один ответ на все вопросы. Квартира! По слухам, зловредная соседка уже «отхватила» одну квартиру. Эта другая история и, похоже, не менее запутанная.
«Ну вы сами подумайте! Я везу сыну документы на помилование, а он их не подписывает ни в какую: я не убивал, и не за что меня миловать. Тут какие только мысли в голову не лезут… Боюсь, что и сваху мою «прибрали» из-за квартиры. И уж с ребенком-то справиться — чего проще? А тут я появилась… И сколько раз я слышала, да и в лицо мне орали: «Ты тут никто, я хозяйка, тут все мое!». Мы на зиму квартиру закрыли. Когда приехали, то поняли, что в доме кто-то побывал: батарея разбита, газовый котел безнадежно испорчен, трубы перепилены… Горячая вода текла всю зиму в комнату — все пропало, все вещи. Как теперь сушить все, чинить? Нашлись бы люди, кто в жилье нуждается, сдала бы им. Пусть ремонт делают и живут просто так, за коммуналку платят, и все. За квартирой пригляд нужен… А мы вернемся к себе, в Балаково».
Искренне надеюсь, что все ужасные испытания, выпавшие на голову несчастного ребенка, закончились. Пока не вынесено окончательное судьбоносное решение по этому делу, я не могу указывать имена и фамилии действующих лиц и исполнителей этого плохого спектакля. Но за всем этим кроется очень простая мораль: нельзя обижать сироту! Грех это. Ей и так досталось, куда уж больше…
За подготовку материла благодарю прокуратуру Октябрьского района Ставрополя, отделы по охране прав детства Октябрьского района и отдел по опеке и попечительству города Балаково, врачей Ставропольской городской больницы скорой помощи №4, врачей Балаковской городской больницы, всех неравнодушный людей, принявших участие в судьбе девочки Влады.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов