На три дня в юность

Валерий Манин
Наурская лезгинка в интернациональном исполнении
Наурская лезгинка в интернациональном исполнении

Она вошла в кабинет спокойной, но твердой походкой уверенного в себе человека. Невысокая, стройная, с правильными чертами лица и обаятельнейшей улыбкой. Такие бывают часто у русских женщин-южанок. То ли тому виной южная природа — яркая, сочная, открытая, словно написанная бешеными мазками Ван Гога. То ли вековые традиции свободолюбивых людей, населявших здешние края и не знавших ни рабства, ни крепостного права. То ли уникальная культура, впитавшая в себя лучшие традиции многочисленных народов, щедро делившихся ими с соседями.

Такие женщины сразу располагают к себе. А Валентина Колпикова — так зовут мою новую знакомую — удивляет еще и мощной энергетикой, которая не давит собеседника, а как бы изливается на него.

В общем, мы быстро нашли общий язык. А поговорить Валентина Михайловна пришла по нынче не такому уж частому поводу — о межнациональных отношениях. Нет, на научном и всяко-разно философском уровне эта тема муссируется постоянно. А вот на бытовом о ней или вообще не говорят, или говорят шепотом, как о чем-то опасном или, хуже того, постыдном.

– Я хочу рассказать о нашей поездке в Чечню, - начала разговор Валентина Михайловна. - Это было месяц назад, и делиться впечатлениями об этом не собиралась, хотя их много и они самые позитивные. Но недавно по одному из телевизионных каналов увидела передачу, которая меня просто возмутила. Несколько умников, как я поняла из их беседы, ни разу за последние годы не бывавших на Северном Кавказе, со «знанием дела» рассказывали страшилки об ужасах, творящихся на юге России, и подводили к выводу: в России беда, государство стоит на грани гражданской войны, а межнациональные конфликты просто сотрясают страну. И не дай вам бог поехать хоть куда-нибудь восточнее Краснодарского края!

Официально заявляю: все это — ложь!

Я родилась в Чечено-Ингушской АССР, точнее, в станице Калиновской Наурского района. Считаю себя коренной южанкой, хотя предки переехали на Терек из Воронежской области. Папа работал трактористом, а мама — агрономом в колхозе имени Ленина.

Здесь же в 1975 году окончила школу и я. В нашем выпуске было 36 человек разных национальностей. Честно признаюсь, мы тогда даже и не думали, кто из нас кто. Если и ссорились, то не по национальному, а скорее по территориальному принципу — не рвите яблоки в наших садах, не ходите к нашим девчонкам...

После окончания техникума в Нальчике по распределению попала в Ставрополь, где долгие годы работала в системе Зеленстроя. Здесь же вышла замуж, родила дочь. Сейчас уже имею двух замечательных внуков — Алину и Сашу.

Приблизительно такая же судьба и у многих моих одноклассников, которые, как и я, не были дома почти четверть века. Но о так называемой малой родине не забывали, поддерживали отношения с теми, кто остался в Чечне. Переживали за них в тяжкие военные годы. Все знают, что с возрастом тяга к родным местам возрастает. Мы — не исключение. По разным каналам – через переписку, интернет, телефон установили связь и решили в этом году приехать в Калиновскую на 40-летие окончания школы. Большую роль в сборе земляков сыграл наш одноклассник, а сейчас директор техникума Шахид Хупиев. На несколько дней его дом превратился в некое подобие гостиницы, впрочем, и другие калиновцы разместили у себя приехавших.

А собралось нас из разных концов бывшего СССР два десятка. Приехали люди не только из Северо-Кавказского федерального округа, но и Ростовской области, Москвы, далекого Нижневартовска и даже из-за границы - Донецкой народной республики. Таня Шевцова из разбомбленной киевской хунтой Дружковки добиралась до Калиновской трое суток!

Нам было о чем поговорить, ведь все прожили уже большую часть своей жизни. Рассказывали о работе, семье, показывали фотографии — современные и времен нашего детства. Вспоминали учителей, юношеские проказы... Татьяна Шевцова — директор школы из Дружковки – провела открытый урок в нашей школе. Несмотря на то, что были каникулы, людей — в том числе и давно переживших школьный возраст — собралось немало.

Калиновцы, вне зависимости от национальности, приглашали в гости. Мне любезно предоставили возможность побывать в родном доме. Здесь давно живут другие люди, да и от знакомого до последнего гвоздика строения практически ничего не осталось. А вот вошла во двор — и защемило...

Грозненцы показали свой город. Это просто чудо: великолепная архитектура, чистота, порядок и, главное, спокойствие, доброжелательность совсем незнакомых людей. При многих признаках восточного города во всем явно прослеживается, что Грозный - российский мегаполис. Хотя славянских лиц и не так много, как, например, было во время моей юности.

К сведению, нынешнее руководство республики во главе с Рамзаном Кадыровым делает очень много (предоставляется жилье, льготные кредиты, хорошая зарплата), чтобы в Чечню переезжали на постоянное жительство и русские, и казаки, и даже беженцы из Украины. Чеченская Республика живет в едином общественно-политическом русле с государством.

Нам организовали экскурсию в Шатойский район. Господи, какая же там красота! Горы, покрытые лесами, горные речки, озерца. А какие целебные источники! А еще люди — простые, гостеприимные. Нас, случайно оказавшихся в одном из населенных пунктов, пригласили на чеченскую свадьбу и принимали, как дорогих, долгожданных гостей.

…Но все когда-то заканчивается. Как миг пролетели и три дня нашего пребывания в Чечне, свидания с юностью. Расставались мы не без слез. Когда теперь придется встретиться и с малой родиной, и друг с другом...

А вот в чем абсолютно убеждены, так это в том, что республика живет и развивается как один из неотъемлемых субъектов Российской Федерации. Никаких признаков межнациональной розни, коими пугают с телеэкранов некоторые «политологи», я не увидела. А что касается «разгула криминалитета», то, уверена, его в Чечне гораздо меньше, чем любом из российских регионов!

Грозный, Чечня, люди, поездка

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Путешествия»

Другие статьи в рубрике «Россия»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов