Новейший завет

Ярослав Распутин

Представители различных конфессий уже давно не ведут открытых религиозных войн: даже эти ярые противники прогресса способны менять свои методы, и вот уже обращаются к своей пастве с политических и юридических амвонов, стремясь вернуть Слово Божие и в закон человеческий.

Масленичное представление группы Pussy Riot, судя по громкой реакции, ударило по одному из самых больных мест нашего общества. Обобщая реакцию на эту выходку, Всеволод Чаплин предложил ввести уголовную ответственность за оскорбление религиозных чувств (по действующему законодательству за это предусмотрена административная ответственность в виде штрафа). Таким образом, клирик обращает наше внимание на юридическую сторону вопроса, и, стало быть, пора уточнить правовой статус этого самого религиозного чувства.

В Конституции России прописано, что каждый гражданин обладает свободой вероисповедания, имеет право исповедовать индивидуально или вместе с другими гражданами любую религию или же не исповедовать никакой. Это всеобщее неотчуждаемое право (кроме всеобщих есть специальные права – например, водительские), оно защищено законом даже больше, чем право на свободу и на жизнь. Ведь если по закону суд может приговорить преступника к лишению свободы или к смертной казни, то осудить на религиозное послушание или отлучить от церкви – нет. Никаких специальных навыков для причисления себя к определённой религии закон также не устанавливает. Отсюда следует, что законодательство одинаково действует на всех граждан, включая православных, мусульман, атеистов, агностиков и прочих. Однако Кодекс об административных правонарушениях устанавливает ответственность только за оскорбление религиозных чувств, таким образом устанавливая различный правовой статус для верующих и неверующих. В то же время очевидно, что религиозное мировоззрение может быть осквернено так же, как и любое другое.

Выходит, что по Конституции все равны, а вот отстаивать свои взгляды в суде в случае их оскорбления могут только отдельные категории граждан. Потому что наказание за оскорбление религиозных чувств есть, а за оскорбление чувств, аналогичных религиозным, возникающих у атеистов, – нет.

На фоне этой дискриминации предложение ввести уголовную ответственность за оскорбление религиозных чувств выглядит совершенно варварским. Уголовная ответственность наступает за нарушение основных прав человека. В случае свободы вероисповедания уголовное наказание есть за незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов.

Общество создаёт необходимость компромиссов, абсолютная свобода одного уничтожит свободу другого. Уголовный кодекс бескомпромиссен, а значит, давать такую волю религиозным чувствам – по сути, лишать свободы вероисповедания атеистов. Ведь любой верующий, в сущности, может быть оскорблён одним фактом того, что другой человек не относится к его религии и тем более критикует её. А значит, давать церкви волю устанавливать наказания за такие «преступления», превращая государственные законы в третий Завет или второй Коран, – это, по сути, возврат в средневековье.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов