«…Он ведь с красным знаменем цвета одного!»

Вадим Баканов
<

Речь о галстуке, если кто помнит традиционное для торжественного приема в пионеры стихотворение. Мол, как повяжешь ­ береги его. С разлетающимися на ветру концами вокруг шеи, он говорил о вступлении юного обладателя во Всесоюзную пионерскую организацию имени В.И.Ленина, которой сегодня исполняется 85 лет. И как когда­то, на главной площади Ставрополя у памятника вождю, наверное, будут звучать призывы к исполнению его заветов, взлетать руки в салюте «Всегда готов!». Изрядно подрастерявшая доспехи коммунистическая партия все еще существует в нашей неуспокоенной стране.

Во времена категорически единой для всех ученической формы (у девчонок коричневые платьица и черный фартук – в праздники белый, от пацанов повседневно требовали черный низ, белый верх) пионерский галстук в школу надо было надевать обязательно. Как и детворе помельче – октябрятские звездочки с изображением кудрявого и очень положительного мальчика Володи в центре – будущего трибуна революции и выразителя интересов мирового пролетариата. Чем­то похожего на молодого Явлинского эпохи перестройки. Короче, домашнее задание мог не выполнить – с рук сойдет, но забыть про галстук…

И ведь сами, помнится, искренне переживали, отпрашивались с уроков сбегать домой, если рассеянность одолевала. А не потому только, что пропесочат на совете отряда, дружины, или классный руководитель устроит пафосную выволочку за «предательство идеалов» на виду у одноклассников. Иначе ведь неуютное выбывание из ряда. Надо было быть, как все. И одновременно стремиться стать героем, как юный борец с кулаками и за народное счастье Павлик Морозов, например. Правда, мироедов, к сожалению, извели до самых корней давным­давно, но зато ведь только близится эра светлых годов, значит, подвигу есть место. Так нас учили. Об этом вели пламенные речи вожатые в пионерских лагерях у костров, по­язычески поклоняясь огню. И мы ночью, компенсируя невозможность сразу же после патриотических излияний и духоподъемных песен пасть смертью храбрых, крались разведчиками в соседние комнаты или палатки с зубной пастой наперевес. Именно эти налеты с ором и хохотом, печеная картошка, драки с местными, страшные истории при луне, походы в лес по азимуту в поисках «клада», танцы и первая любовь в итоге и остались в памяти о далеком детстве. Идеология отлетела как мишура, хотя и изрядно искривила траекторию жизни.

А казалось бы, обыкновенный треугольный кусок шелка красного цвета. Продавался в магазинах школьных принадлежностей. Что, кстати, с трудом вписывалось в по­детски целостное миропонимание: разве этим можно торговать?! «Уберите Ленина с денег!» ­ написал позднее известный советский поэт­шестидесятник, запутавшись окончательно. А может, ему тоже не нравилась в детстве, откуда мы все родом, продажа чернильниц, перьев и цветных карандашей наравне с пионерскими галстуками? Их надо было вручать лучшим! А не принимать всех подряд во имя поголовной численности. Так нам казалось. Или дарить…

Как делал это, например, мой старший друг Глеб Иванович Игнациус, живущий двумя этажами ниже. Совсем старик, которого я называла Хлебушко. Бывший офицер царской армии (когда узнала случайно – не разговаривала две недели), латышский стрелок, служивший в кремлевской охране во времена Ленина, и даже видевший вождя несколько раз. Поэтому торжественно принимали в почетные пионеры где ни попадя, и в платяном шкафу его однокомнатной квартиры, уставленной книжными полками, их было немереное количество – сатиновых и шелковых. А я частенько прижигала свой после стирки, особенно концы, которые постепенно становились словно обгрызенные. Хлебушко и выдавал из хранилища на смену новый.

Дружбой с ним я гордилась. Жена и дети его жили в Ленинграде, потом совершили какой­то сложный обмен и съехались всей семьей в купленном доме недалеко от моря в Феодосии. Не зря же он любил и мне советовал читать Станюковича. Некоторое время переписывались, затем связь прервалась, и я стала о нем забывать. Резко вспомнила в начале 90­х, когда прочла книгу Льва Разгона «Незабываемое». Оказалось, Хлебушко был стукачом – по его доносу в НКВД Разгон за антисоветские высказывания и был арестован.

Хорошо, что узнала об этом в достаточно зрелом возрасте, когда можешь оценить и понять… Нет, все­таки хорошо, не зря сегодня политическая агитация несовершеннолетних запрещена законом. Хотя, по данным недавнего исследования ВЦИОМ, 85% опрошенных ратуют за воссоздание массовой детской организации. Что, впрочем, объяснимо: нынешняя занятость родителей и растущая безнадзорность мальчишек и девчонок сказываются на жизни общества не лучшим образом. Но 40% упирают на создание организации пионерского типа. Хочется верить, что связано это с воспоминаниями о тимуровской помощи старикам (действительно, было!), веселом хулиганстве, песнях и танцах у костра, а не с необходимостью культа чего бы то ни было – одного на всех.. А ведь иным власть предержащим именно этого очень хочется.

Наталья ИЛЬНИЦКАЯ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов