Откуда у Ярослава растёт голова

Ярослав Распутин

Откуда у Ярослава растёт голова

Сначала они рисуют на тебе кости, потом обсуждают твои коленки и обещают прибить к стулу гвоздями

Впервые в жизни мне выдалось позировать студентам-дизайнерам. Ощущения непередаваемые. С одной стороны, я понял, каково было аристократам до изобретения фотографии, с другой – не то чтобы окунулся, но хоть волосы (на ногах) намочил в том удивительном мире, который создаётся вокруг системы мольберт-карандаш-умелая рука.

Мой друг художник-иллюстратор Тимур пригласил меня позировать для его группы на парах рисунка. Он учится в СГПИ на кафедре дизайна; у группы осталось время сделать одну работу, а в натурщиках образовался дефицит.

Знакомство

У дизайнеров сдвоенные пары рисунка во вторник и среду каждую неделю. В первый день Тимур меня чуть ли не за ручку (первый раз в первый класс, ей-ей) привёл на пару и представил преподавателю – Валентине Ивановне. Сначала группа сделала несколько быстрых набросков с меня одетого, затем преподаватель осторожно осведомилась, могу ли я снять футболку, чтобы позировать. Я ожидал хардкора, поэтому на topless согласился легко.

Кроме Тимура и его жены Жени вокруг меня с мольбертами расположились Ольга, Настя, Вика и Алиса. Настя назвала Алису извращенкой и получила всеобщую поддержку, Оля рисует быстрее всех, а Вика почти украдкой посмотрела на мой торс, хитро смутилась (да!) и пририсовала пресс без жирка.

Где что

В первый день меня больше не оголяли. Почти все рисуют до колен, только Женя и Алиса взялись поместить меня на мольберт полностью. Валентина Ивановна взяла у Алисы очень мягкий карандаш (9М, если не ошибаюсь) и отметила на мне, где какие кости. Я узнал, что во мне есть подвздошная кость, пястные кости, по щекотке понял, где кончаются рёбра. С рёбрами получилась самая спорная ситуация: почти все сорвались с мест и стали спорить, где же они у меня кончаются. В качестве аргумента каждый норовил показать собственную анатомию. Валентина Ивановна всё равно оказалась права. Ещё она обвела ключицы и поставила кое-какие ключевые точки на грудной клетке.

К вопросу о вечном

Ко второй паре на всех планшетах уже были вполне убедительные наброски фигуры. Кто-то долго возился с построением, кто-то сразу начинал штриховать, но отличить от чёрного и белого квадратов Малевича можно было уже все работы. Валентина Ивановна по большей части в работы не вмешивалась, ждала, чтобы студенты сами находили и исправляли недочёты. Те активно обсуждали работы друг друга. Алиса – неугомонная, энергичная девушка – отрывается от своей работы, смотрит на рисунок Вики, на меня, на рисунок и выдаёт:

– У него сиськи круглые, а у тебя  – нет!

Ракурс, с которого меня видит Алиса, невыгоден для нас обоих. Все мои округлости выделяются в профиль особенно чётко. Алиса жалуется, что её грудь меньше, чем моя. Я, как ни стараюсь, не могу втягивать живот все три часа занятия. Волевым решением Алиса сглаживает неудобные формы.

Что не так – отрежем

За 5–10 минут до конца второй пары Валентина Ивановна командует «смотрим!»: я одеваюсь, студенты составляют работы у стены. Преподаватель просматривает работы и разбирает меня по косточкам: где-то узкие плечи, где-то широкий таз, Тимур пририсовал мне руку на лбу – тренировался.

Следующий день начался с вопроса Алисы: «Что я там Ярику должна была отрезать? Ноги?» и ответа: «Голову». По просьбе преподавателя я принёс спортивные шорты, оголил колени, от которых все пришли в восторг: мол, отлично выделяются и хорошо подходят для рисования.

В конце занятия я узнал, что кроме коленок у меня хорошие скулы и надбровные дуги. Было немного странно слушать оценку себя как пособия по анатомии: кто ещё похвалит мужские коленки, как не художники?

Разговоры не по теме

Обсуждать мою внешность с художественно-потребительской точки зрения, впрочем, стали меньше; вспомнили 9 мая, когда группа прогуляла университетский сейшн. Кто-то из студенток упал тогда в обморок – Настя предположила, что от патриотизма.

Пришёл Сергей, начал рисовать с головы – на отсмотре удивил интересный штрих. Вообще Сергей не так часто посещает занятия, в связи с его приходом вспомнили ещё некоего Сашу (который вскоре тоже появился вместе с другим Сашей) и ещё одну девушку, существование которой уже пару лет в группе подвергается сомнению.

Тимур разрекламировал магазинчик неподалёку, куда на перерыве дружно и рванули.

Раздеть

Во вторник Вика и Настя на перерыве куда-то исчезли, а вернулись с котёнком. Котёнок оказался девочкой, очень тихой и ласковой. Серый комочек узурпировала Валентина Ивановна (чтобы студентов не отвлекал). Тимур и Женя не пришли: Тим лёг на операцию в больницу.

На следующий день почти никто не пришёл. Как сообщила Валентина Ивановна, Вика вернула котёнка, откуда взяла, по настоянию родителей, и ей стыдно, не придёт. Пришёл грустный Сергей: он уронил ноутбук, и у того сломался монитор, надо чинить. Я забегался и забыл шорты. Валентина Ивановна сказала, что студентам не привыкать, и, когда к нам присоединилась Алиса, меня раздели до трусов.

Вику в следующий раз я увидел только на просмотре. Алиса призналась, что написала ей ВКонтакте о моей новой форме одежды, и та ответила, что не отошла от прошлой обнажёнки и больше не придёт.

Прибить гвоздями

В следующий день Настя начала рисовать моё лицо. Алиса его уже перерисовывала, так как сделала совсем «анимешное». У меня было хорошее настроение, и я всё время болтал и улыбался, что Настю злило: она никак не могла поймать нужное для рисования выражение лица. В итоге она не сдержалась и пообещала прибить меня гвоздями. Угроза не подействовала, и на просмотр Настя пришла с недорисованным лицом (моим).

Оля исправила пальцы, которые сначала нарисовала неестественно согнутыми, и завершила рисунок раньше всех. Алиса, которая рисовала тоже быстро, но сначала сносила голову, потом перерисовывала лицо, задержалась дольше и, видимо, опылившись от Насти, взяла в привычку при случае ткнуть в меня карандашом.

Тимур и Женя больше не появлялись по личным обстоятельствам. Один Саша побыл на половине пары, другой – на трёх, так что к последним парам со мной остались только Алиса и Настя.

Просмотр

На просмотр пришла вся подгруппа – включая двух Саш и даже мифическую девочку (которая, правда, промелькнула в окне и снова исчезла). Сначала все вешались, потом получали пинков от Валентины Ивановны: работами она осталась недовольна. Вначале приключения мне обещали, что я смогу забрать лучшую. Я взял две: Викину и Алисину. А потом позвонил преподавателю и попросил поделиться впечатлениями.

– Если честно, работали плохо, потому что у всех дела, конец учебного года, конец обучения  – они расслабились, как никогда. Они не художники. Чтобы трудиться, как художник, нужна постоянная работа, нужна цель. А у них если есть рисунок – есть, если нет, то… Жалко, Тимура не было – от него можно было ждать хорошего результата. Он ставит себе цель и конкретно занимается на натуре тем, чем ему интересно. Вот Лукьяшко, например  – у него была стабильная четвёрка, но он не ходил же, вот и получил дохлую тройку. Алиса – вот она, умничка, всегда работает хорошо. Ответственный человек – пришла и сделала. Оля – у неё есть недочёты в профессиональном плане, но глаз очень хороший. Вика очень странная девочка, она сама по себе. Работала бы хорошо, если бы занималась. Вообще хороший курс. У них есть чёткое представление, что такое рисунок, есть информация. Если им надо будет рисовать – нарисуют, – резюмировала Валентина Ивановна.

Пятый курс дизайнеров уходит в написание дипломов (шестой год учёбы отводится им целиком для этого), преподаватели – в отпуска: с сентября им снова учить студентов.

Фото Саши Лукьяшко.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Теперь точно все узнают, откуда она у тебя растет... голова.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Молодец! Повеселил.)))
1

Другие статьи в рубрике «Культура»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов