Палка о двух концах, или Когда лекарство может оказаться хуже болезни

Наталья Буняева

Партия «Единая Россия» вплотную занялась школьными учебниками, прежде всего, почему­то именно и только по отечественной истории. Как заявил лидер ЕР Борис Грызлов в конце минувшей недели, для рассмотрения в Госдуму поступил законопроект, согласно которому все они должны быть подвергнуты строгому рецензированию, после чего к преподаванию будут допущены лишь те, что имеют разрешительный гриф Минобрнауки.

Вообще­то уже действует соответствующая ведомственная инструкция, зачем понадобился еще и закон? Все это наталкивает на некоторые размышления. Например, о разнице понятий «неграмотные» и «неправильные». В первом случае все ясно, и учебники, попадающие в эту категорию, а их действительно хватает, должны быть изъяты из учебного процесса. То есть проблема существует, и спорить тут не о чем. А вот во втором… Кто будет «неправильность» определять? Под чьим чутким руководством? Это же не арифметика: дважды два четыре, а не восемь. О роли Петра I или Ивана Грозного в судьбе нашего Отечества копья ломаются до сих пор, что уж говорить об относительно недавнем прошлом? Том же Великом Октябре: то ли революция, то ли переворот. Альтернативные точки зрения имеются и на причины Второй мировой войны, ее ход и итоги. Взять тот же пакт Риббентропа ­ Молотова о ненападении в 1939 году, который можно расценивать и как сговор Сталина и Гитлера, до сих пор влияющий на взаимоотношения стран на постсоветском пространстве …

История – дело тонкое. И, в принципе, рассматривает вопросы власти. И суть иногда в акцентах. Есть, к примеру, воспоминания авторов исследования предвоенного времени, когда советская цензура оставляла определение «вероломное» нападение фашистской Германии на СССР и вымарывала «неожиданное». Чтобы не задумывались о том, что произошло на с амом деле, когда вождь (попробуй – возрази) отмахивался от данных разведки о точной дате начала войны, считая их дезинформацией. И это стоило миллионов жизней в 1941 году. Кстати, о том же пакте о ненападении мы ведь узнали лишь в конце 80­х. Не получится ли так, что возобладает одна­единственная правильная интерпретация минувших событий, влекущая за собой сокрытие правды? Тем более при нынешней подготовке и сдаче экзаменов в школе по системе ЕГЭ? Ведь и вопросы с ответами можно сформулировать по­разному, в том числе отсекая спорные, заставляющие думать.

Проходили уже насаждения полного единообразия в мыслях, пусть и внешнего, обожглись на молоке – приходится дуть на воду. А за примером того, что «Единая Россия», так называемая партия власти, уже пыталась перекроить историю, далеко ходить не надо. Вспомним едва не вступивший в силу закон «О Знамени Победы», когда депутаты большинством голосов хотели из политических соображений убрать с полотнища серп и молот…

Чем продиктована очередная инициатива? Ладно если законопроект родился в предвыборном обострении, да еще и в качестве моральной компенсации­оправдания за предыдущий неумный шаг, вызвавший негодование ветеранов и общественности. А если – нет? Если это тенденция очередного выхолащивания и упрощения истории? Дождемся обсуждения в Госдуме…

Марина КОЗЛОВСКАЯ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов