Писатель поколения романтиков

Ольга Метёлкина

26 июня писателю, поэту и журналисту Вадиму Куропаткину исполнилось бы 83 года

Ставропольские литераторы разных поколений хорошо знали его. Многим молодым авторам, которые начинали свои первые творческие шаги в 80 - 90-е годы прошлого века, Вадим Николаевич помог сделать верный выбор.

Вадим Николаевич Куропаткин (справа)  с отцом Николаем Ильичом (снимок из семейного архива).
Вадим Николаевич Куропаткин (справа) с отцом Николаем Ильичом (снимок из семейного архива).

К сожалению, ему был отпущен недолгий срок жизни - всего 59 лет. В памяти внучки писателя - Дарьи Гребневой остались лишь обрывочные воспоминания о дедушке. В основном о нем рассказывала бабушка - Надежда Николаевна. Это она после ухода из жизни мужа добилась того, чтобы книга избранных произведений Вадима Николаевича Куропаткина была издана и дошла до читателей. Вот что рассказала Надежда Николаевна внучке: «Вадим был очень трудолюбивым человеком, много ездил в командировки в села и отлично знал сельское хозяйство. Мог днями и ночами сидеть за своим любимым делом, а потом давал мне на проверку, и мы долго обсуждали тонкости и детали. Он настолько любил книги, очень много читал и собрал огромную библиотеку, которую до сих пор мы читаем всей семьей. Очень часто, придя с работы, Вадим приносил в дом новую книгу. Он был хорошим отцом своим детям, внимательным и заботливым мужем, с его уходом моя жизнь разделилась на «до» и «после».

Вадим Николаевич Куропаткин родился в 1937 году в Воронеже. Его отец, Николай Ильич, был военным летчиком, за бои на Халхин-Голе награжден орденом Красного Знамени, прошел всю Великую Отечественную войну. После смерти жены у него развилась глаукома, затем последовала слепота, но, несмотря на это, отец прожил долгую и счастливую жизнь в кругу семьи и даже обучал детей и внуков премудростям рыбной ловли.

Вадим Николаевич поступил в Воронежский университет, но затем оставил учебу ради призрачной целинной романтики. Он отправился в Сибирь, но не «за длинным рублем», а «за туманом». Тогда многие бросали насиженные места, учебу и стабильную работу, ехали строить новые города и осваивать бескрайние просторы. В 1959 году Вадим Николаевич по комсомольской путёвке попал на строительство Красноярского алюминиевого завода. Работал сначала бетонщиком, затем машинистом башенного крана. Кстати, публиковаться он начал в том же 1959 году.

Изучив биографию дедушки, Дарья говорит, что он «оглядел сверху окрестные горы и леса, запасся зарядом романтики и впечатлений, вздохнул тот самый «запах тайги», о котором пели в песне, и поступил в Литературный институт имени Горького».

- Обстоятельства сложились так, что он окончил заочное отделение знаменитого «писательского» института, имея готовую рукопись сибирского романа «Синь-ягода», - рассказывает Дарья Гребнева. - Тридцатилетний автор принес роман тогдашнему секретарю Ставропольской писательской организации именитому писателю Евгению Карпову. И тот сразу угадал - талант! Роман одобрили в Ставрополе, Москве, на Всесоюзном совещании молодых авторов. Но, как это часто тогда случалось, не напечатали. Одним была обеспечена «зеленая улица», «светлый путь», а Вадиму Куропаткину - шлагбаум закрыт. У другого опустились бы руки, но Вадим Николаевич нашел в себе силы преодолеть трудности. Он много работал в журналистике и литературной критике, в журналах «Сельская молодежь», «Человек и закон», «Литературная учеба», «Литературная газета».

Вадим Николаевич был членом Союза писателей СССР. В Ставрополе в 90-е годы он руководил литературным объединением «Современник», созданным при краевом отделении писательской организации. Он очень много сделал для молодых литераторов. Писатель Андрей Гатило входил в число начинающих авторов, с которыми занимался Вадим Николаевич. В одном из интервью он вспоминал: «В начале 90-х нашу студию возглавил Вадим Куропаткин – известный литературовед, литератор, однокурсник великого поэта Николая Рубцова. У него на занятиях всегда было людно, причем большая часть студийцев – молодые авторы».

В конце 80-х – начале 90-х публикации Вадима Куропаткина нередко появлялись на страницах краевой газеты «Молодой ленинец». Нам, начинающим журналистам, он казался очень серьезным и «взрослым» (хотя в то время ему было всего-то лет 50). Вадим Николаевич приходил к нам в отдел коммунистического воспитания (аналог отдела культуры), беседовал с заведующим Женей Бронским, отдавал ему готовые материалы и забирал письма читателей. Вадим Куропаткин и Вадим Чернов были первыми профессиональными писателями, с которыми я тогда познакомилась.

У Вадима Николаевича было какое-то особенно трепетное отношение к молодым авторам. Он всеми возможными способами «продвигал» их произведения, не преклоняясь перед авторитетом местных литературных корифеев, критиковал издательскую политику краевого Союза писателей, который препятствовал изданию книг талантливых начинающих авторов. «Только молодые привносят всегда с собой новую волну познания жизни, они самой своей судьбой обязаны стать художественными летописцами происходящей в нашем обществе революционной перестройки» - такими словами заканчивались его полемические заметки в «Молодом ленинце», приуроченные к началу работы XI краевого семинара молодых литераторов в 1989 году.

В молодежной газете у Вадима Николаевича был еще один очень ответственный «фронт работы»: он вел литературную рубрику. В 1990 году она стала выходить как специальное приложение под названием «Глагол». Сколько терпения и такта требовалось опытному писателю, чтобы анализировать произведения юных авторов, нередко грешивших откровенной графоманией, давать им дельные советы. С пишущими детьми и подростками Вадим Николаевич говорил по-взрослому, видя в них личность. Многие из тех ребят выросли и не оставили творчество. Но, к сожалению, их учитель не узнал об этом, потому что в 1996 году завершился его земной путь.

Вадим Куропаткин, Ставропольские литераторы

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Культура»



Последние новости

Все новости