По-китайски «Мань мань лай», а по-русски – поспешай. Не торопясь!

Лариса Ракитянская
Ксения Демченко, студентка третьего курса экономического факультета Ставропольского государственного университета, на целый год… бросила свою родную alma mater и уехала в Китай — поучиться в тамошнем государственном университете языку. Сейчас здорово говорит по-китайски. В ближайших планах – занятия риторикой уже на родном языке, попытка обучиться публичной речи, основам журналистики и артистизма… Русская девушка с голубыми веселыми глазами и пшеничной косой ниже пояса светло улыбается: – Я пока не карьеру делаю, просто мне интересно… И правда, видно: Ксении очень интересно жить. Так было всегда, начиная еще со школы, где она училась на отлично. Потом Ксюша поступила в лицей-интернат для одаренных детей Северо-Кавказского государственного технического университета, и после завершения общего образования выбор был сделан однозначно: буду экономистом. Это решение и привело Ксению на экономфак СГУ. Ксюше не нужен «хусян банчжу» «Хусян банчжу» по-китайски – взаимопомощь. Ксюше поначалу в изучении труднейшего языка мира она не понадобилась – учила сама, по книжкам. Потом поняла: маловато знаний. Простой интерес к восточной культуре позвал девушку к поиску. Она сама нашла выход на Московский университет, созвонилась, поехала первый экзамен сдавать. И ей это удалось – получила сертификат и направление на год стажировки в Пекинском университете. По сути, в этой группе была она одна из Ставропольского края, остальные – из центра России, шведы, французы, японцы… – Азиатское направление стало модным, но когда я начинала учить китайский, а было это 4 года назад, я не думала от этом, — говорит Ксюша. — Китайский язык — целая абстрактная система со своими тайнами и, чтобы они открывались, нужно действительно искренне любить его. Год назад с тёплыми напутственными словами декана нашего факультета Петра Викторовича Акинина и преподавателей я поехала в Пекин. Город представился как гигантская декорация какого-то фантастического фильма. Сейчас там все готовятся к Олимпиаде, поэтому город просто блистает своим великолепием… Икебана и утка по-пекински — «погружение в среду» Ксения Демченко с восторгом рассказывает об учебе: – Китайский университет – это целый город. В почтовом адресе так и пишется – студенческий городок. Почти все корпуса стоят на одной территории вместе с общежитиями. Есть небольшой парк, своя пагода, площадь, магазинчики и, конечно, большой стадион. Российские студенты изучают минимум четыре дисциплины: три — обязательные (обычно это аналитическое чтение, разговорный язык и грамматика) и две — по выбору (у меня это были экономика и тайцзицюань (китайская гимнастика). В изучении языка помогал способ, очень распространенный среди студентов, – «хусян банчжу» (в переводе — «взаимопомощь»). Один час китайский студент преподавал китайский, а второй час — я преподавала ему русский. Появилось очень много китайских друзей, с которыми мы вместе ходили на выставки, бродили по старинным местам Пекина… В моей группе были студенты из 14 стран (Франция, Аргентина, Корея, Япония, Колумбия…). И для всех нас общий язык — китайский. Это было здорово! – А что больше всего поразило тебя в Китае? – Японцы! Они учатся до глубокой старости. В моей группе был японец 65 лет, и мы все звали его баба, что по-китайски значит «папа». Все вместе ездили на Великую Китайскую стену, в знаменитый парк Ихэюань с расписными беседками, созданными для жён императора, в город Ченде, неподалёку от Пекина — раньше там была летняя резиденция императора. Японский баба часто приглашал всю группу в гости и готовил японские блюда, устраивал конкурс, у кого лучше получится составить икебану — букет из цветов по строгим правилам. Мы все были удивлены, когда в гости зашёл настоящий мастер и сказал: чтобы составить икебану, в Японии этому учатся минимум 4 года… Словом, погружение в настоящую китайскую языковую среду для Ксении Демченко вышло полным: тут тебе и вкуснейшая, знаменитая на весь мир, утка по-пекински, и долгие зимние каникулы: Ксюша была вынуждена провести их в Пекине, потому что путь «туда-обратно» занял бы очень много времени. Да и денег, что тоже для студентки немаловажно… – Во время зимних каникул почти все студенты разъехались, и мне было немного одиноко, — говорит Ксения. — Но я совершенно не жалею, что осталась, потому что удалось увидеть самый главный и замечательный китайский праздник — Новый год, который празднуют по лунному календарю. Накануне каждая семья выходит во двор, чтобы запустить фейерверк и петарды. Китайцы предпочитают фейерверк с усиленным звуком — не знаю, как это описать, но можно представить, что происходит, если население Пекина — 12 миллионов! Многие горожане, конечно, спешат уехать на праздники к родственникам в деревни, но и немало людей из провинции навещают родных в городе. Новый год — семейный праздник, как и у нас. С «дуйсяном» не спешу… Я спросила Ксению, не нашла ли она себе в Пекине друга. – В смысле – жениха? Нет, что вы! Просто друзья были, много общались. И я поняла, что семья очень важна для китайцев. В китайской семье главный — это ребёнок. Мальчик становится просто маленьким императором. В общественном транспорте, когда заходит женщина с ребёнком, все спешат уступить ей место. С раннего возраста к ребёнку проявляют уважение — как к взрослому. И мне это нравится! Родители, имеющие средства на обучение, стараются, чтобы их ребёнок, начиная уже с четырех лет, занимался английским, музыкой, танцами. После школы — обязательно дополнительные занятия. И всё для заветной цели всей семьи — поступления ребёнка в университет. Китайские студенты отличаются усидчивостью и трудолюбием. Развлечения и свидания ради учёбы всегда откладываются на второй план. Они встают в 6 утра, хотя занятия повсеместно начинаются в 8.00. До лекций спешат позаниматься на свежем воздухе. В китайских общежитиях размещаются по 6 - 8 человек в комнате, из-за чего очень шумно. Поступая в университет, студенты даже из обеспеченных семей просто обязаны жить там, только на старших курсах они могут снять квартиру в квартале поблизости. Что-то позубрить или почитать обычно удается только в библиотеке или на воздухе. С 8 до 12 все в аудиториях, никто не прогуливает, затем все в едином порыве устремляются в столовые, а после обеда – обязательный отдых. Во второй половине дня они вновь в аудиториях, и занятия продолжаются до 18.30. Отбой наступает с закрытием общежитий – в 22 или 23 часа. В Пекине даже метро работает только до десяти, ночной образ жизни почти никто не ведет. Несмотря на кажущуюся загруженность, в учебных планах китайских вузов количество учебных часов почти в два раза меньше российских. Да и методы обучения разные – в Китае все основано на зубрежке. Для китайских студентов выходные — это не время бесцельных прогулок и развлечений. А время навестить родных, если они живут в этом городе, или время посещения библиотеки. «Ведь там столько интересных книг!» - так говорила мне подруга-китаянка Мэн. В Китае закон разрешает брак парням с 25 лет, девушкам — с 23-х. Современная китайская молодёжь выбирает карьеру. Но обеспокоенные неустроенностью личной жизни своих чад пожилые родители по выходным собираются в парках, составляют анкеты своих дитяток и пытаются найти достойного «дуйсяна» (невеста или жених). Я же не тороплюсь с «дуйсяном» — мне еще нужно получить высшее образование здесь, в Ставрополе, чтобы потом опять в Китай отправиться. Год, проведенный в Пекине, научил меня не торопиться ни в чем – ни в карьере, ни в личной жизни. Китайцы мудро считают, что все приходит постепенно – мань мань лай – так это звучит на их родном языке… Нарисуй иероглиф… водой Ксения рассказывает, что по утрам и ближе к вечеру в парках собирается множество пожилых людей, чтобы танцевать вальс или традиционные танцы с веерами. — Однажды меня и мою подругу Мадлен из Швейцарии, с которой я познакомилась ещё в первый день моего приезда, — говорит Ксения, — увлекла мысль нашего преподавателя тайцзицюань о том, что эти упражнения необходимо выпол-нять рано утром и каждый день. Мы решили проснуться в 5.30 утра и пойти в парк, где наш лаоши (учитель) преподавал это искусство движения. Утренний китайский парк был для меня целым открытием: это фантастически красиво! Огромное количество распустившихся под лучами утреннего солнца цветов, ухоженные зелёные газоны, чистые-чистые дорожки, спокойное озеро со склонившимися по берегам ивами. Тишина… И множество пожилых людей! Дедушки рисовали водой на дорожках огромными кисточками, высотой до пояса, иероглифы. Бабушки пластично и размеренно выполняли упражнения китайкой гимнастики, садились на шпагат. Было интересно наблюдать за занятием нашего преподавателя и его учениками — они выполняли упражнения с мечами. В выходные вечером люди собираются в центральном парке, чтобы петь. Заняты все лавочки — около каждой разные группы певцов, есть даже дирижёры с нотами, разными музыкальными инструментами. Остановившись около небольшой группы с аккордеоном, я услышала комментарий пожилого китайца: «Это старая уйгурская (одна из национальностей Китая) песня, о несчастной любви парня и девушки». Очень красивая песня, ответила я. «А ты, наверное, из России» – спросил он. — Пойдём, там есть хор — они могут петь и на русском». Да, там действительно пели «Подмосковные вечера» на русском. В тот момент в душе у меня было чувство гордости за СССР, который сделал так много хорошего, что страну помнят и до сих пор поют её песни! Прошёл год, и вот я могу снова видеть синее небо, закат, который каждый день разный, широкие просторы полей… И, улыбаясь, говорить себе: «Наконец-то я дома, Ставропольский край!». Вот такая у нас молодежь – умная, самостоятельная, самодостаточная. Поспешает в жизни – не торопясь. Думаю, у Ксении Демченко все мечты сбудутся – она им верна. Есть упорство, есть цель, надо только к ней двигаться шаг за шагом…

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов