ПОЧЕМУ ВЗМЕТНУЛИСЬ ЦЕНЫ и есть ли у нас ход назад

Тамара Коркина

С 1 января 2008 года в крае резко, на 250 процентов, увеличились тарифы на электроэнергию. Это вызвало бурный протест не только предпринимателей, переработчиков, но и депутатов Государственной Думы края, большинства партий и общественных организаций. В результате всех дебатов правительство объявило о принятых мерах, которые должны сгладить и нормализовать сложившуюся в крае экономическую обстановку, не допустить массового банкротства предприятий.

Сегодня мыслями по этому поводу делится начальник Ставропольского территориального управления Федеральной антимонопольной службы России Владимир РОХМИСТРОВ.

На кого и на что ложится разница?

— Владимир Васильевич, вы бываете на большинстве мероприятий, посвященных обсуждению ситуации с тарифами на электроэнергию, на одном из заседаний комитетов Госдумы края именно вы сказали, что такие тарифы «приведут к остановке всей экономики края». Заявление было сделано в середине января, уже прошел февраль, изменили ли вы свое мнение?

— Я бы хотел начать разговор с того, почему все же субъекты промышленности, малого бизнеса, переработчики пережили такой шок? Да потому, что на них переложили разницу между экономически обоснованным и фактически сложившимся тарифом для населения. Нам сегодня доказывают, что жители края пользуются дешевой электроэнергией, что мы находимся в предпочтительном положении по сравнению с Ростовской областью и Краснодарским краем. Но это совершенно не так. Да, у нас киловатт-час стоит чуть ниже — 1,82, тогда как в Краснодаре — 2,02, Ростове - 1,93. Разница не столь уж существенна, но…

Совсем недавно действовало перекрестное субсидирование, то есть часть затрат населения ложилась на крупные промышленные предприятия, такие как Невинномысский «Азот», «Ставропольнефтегаз», «Ставролен» и другие. Сейчас они выходят на оптовый рынок и покупают электроэнергию самостоятельно, то есть действующее законодательство позволяет им полностью уйти от перекрестного субсидирования. На кого ложится разница? На малый и средний бизнес. А в конечном счете — на тот же хлеб, на то же молоко, парикмахерские услуги и так далее.

— Что, на ваш взгляд, стоит у истоков нынешней сложной ситуации с тарифами, что ее подтолкнуло?

— Из-за того, что регулирующий орган – Региональная тарифная комиссия - неверно установил тарифы, возникла сумма – 495 миллионов рублей. Это те затраты энергосбытовых организаций, которые были экономически обоснованы и которые им никто не возместил. Нравится нам или нет, но энергетики в суде доказали, что их ущемили необоснованно. Куда дели эти миллионы? Их включили в тариф, разбросали в первую очередь на «прочих потребителей», то есть на малый бизнес.

Я выступал в краевой Думе, и мою позицию поддержали многие депутаты: это, мягко говоря, недоразумение возникло по вине органа исполнительной власти края. И бюджет края должен участвовать в компенсации затрат, а не переваливать их на кого-то. И тариф для населения у нас должен быть по крайней мере как у Ростовской области. Повышение на 11 копеек приведет к тому, что среднестатистическая семья дополнительно будет платить в пределах 18 рублей в месяц. Это не катастрофа.

Катастрофа, когда приходишь в магазин и понимаешь, что на свои 100 — 200 рублей не можешь купить обычного набора продуктов, потому что он подорожал в полтора, а то и больше раз. Сегодняшнее стремительное повышение цен все объясняют ростом стоимости электроэнергии.

Помогут ли принятые меры?

– Правительство приняло определенные меры, чтобы стабилизировать ситуацию...

– Да, оно упростило тарифное меню, убрало верхние, самые дорогие составляющие.

Экономической обоснованности этих решений нет. Говоря просто, убрали самые дорогие тарифы, чтобы не злить людей.

Тарифы приравняли к уровню, который позволяет увеличить их в пределах до 45 процентов. Вроде бы это не те 250 процентов, которые вызвали такую бурю протестов со всех сторон. Нам чиновники доказывают, что вот теперь есть меню, что потребитель имеет право выбирать тот тариф, который ему выгоден. Да не потребитель выбирает, а монополист, энергосбытовая организация. Она будет три шкуры сдирать с того, кто пришел выбирать. И девяносто девять процентов потребителей примут то, что им навяжет энергосбытовая организация.

Краснодарцы, например, не стали играть с бизнесом, а сделали единые тарифы. Почему? Да чтобы исключить возможность монополиста манипулировать тарифами. Вот тебе утвердили тарифы – и будь любезен выписывать счета исходя из установленного уровня.

— И все же как оптимист спрашиваю: остановят ли принятые правительством меры рост цен на товары и услуги?

— Да цены уже повышены! Люди понимают, что с нашими органами власти воевать крайне трудно и ждать от них милости практически невозможно. И поэтому все, кто работает на рынке, получив счета на дорогую электроэнергию, сразу включили их в свои затраты. То есть повысили цены на продукцию и услуги. Поэтому и кабельное телевидение у нас подорожало в полтора раза, и неф-тепродукты. Когда процесс ценообразования пошел, хода назад уже не будет.

Открыто и публично разобраться

— Но движение к разумному должно же быть?

— Я вижу его только в одном направлении: правительство края должно сегодня открыто, публично разобраться, что же происходит с нашей экономикой. За стол переговоров должны сесть все ветви власти, федеральные структуры, энергетики.

Мы говорим, что поддерживаем нашего товаропроизводителя, а на самом деле подводим его к банкротству. Край теряет инвестиционную привлекательность, при таких тарифах к нам никто не придет.

А вот продукция из соседних регионов хлынет. Ведь производители обязательно воспользуются сложившейся у нас ситуацией. Конечно, в дороговизне привезенной продукции есть и объективные обстоятельства: выше транспортные расходы, появляются дополнительные участники — дилеры, повышаются затраты на продвижение товара.

Словом, пока все болевые точки не будут обозначены и обсуждены, мы будем продолжать катиться вниз, это надо признать честно. И хозяевами у нас станут Новосибирская, Белгородская и другие области. А мы будем твердить о том, какие мы великие, собрали рекордный урожай зерна. А в чем наше величие? В том, что за 10 лет из 23 предприятий, перерабатывающих молоко, осталось 11? Или в том, что из 15 птицефабрик осталось четыре? А при подорожании для них тарифа в два с половиной раза вообще ни одна не выживет. Уже сегодня яйца поставляют нам из-за пределов края.

Нам надо вести речь о продовольственной безопасности, об обеспечении жителей своей продукцией. Хотя надо честно признать, что делать это мы сегодня не способны. В крае нет переработки, сырье, то же молоко, уходит за его пределы.

Опять экспериментируем?

— Насколько я понимаю, дело не только в долгах, низких тарифах для населения, но и в том, что мы сунулись в воду, не зная броду. То есть стали использовать такие методики расчета потребляемой электроэнергии, которая страна будет в ближайшие годы осваивать. А внедряться они будут лишь в 2011 году.

— Трудно понять, почему край принял решение быть экспериментальной площадкой. Вы правы, ситуацию толкнуло и то, что мы стали по-другому считать. Пресс-служба «Ставропольэнергосбыта» сделала заявление, что методика и те разъяснения, которые опубликованы на официальном сайте Региональной тарифной комиссии, не правильны, что идут вразрез с теми основными положениями, которые закреплены в методических указаниях федеральной тарифной службы. То есть идет заигрывание насчет возможности выбирать. Тут опять хочется вспомнить нашего соседа — Краснодарский край. Он установил единый тариф абсолютно для всех. Там просчитали все риски, к чему приведет нововведенная модель, они предвидели, прогнозировали, готовились. И подошли к вопросу так, как удобно экономике. То есть не загнали ее в тупик. Потому там и хлеб не будет так расти в цене. Сейчас нам надо в каждой отрасли просчитать цены, которые могли бы установиться стабильно на какое-то время. Все должно быть просчитано, в том числе необходимо определить субсидии и субвенции. Надо в каждой отрасли разобраться, что происходит и почему.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов