«ПОСТАРАЙСЯ СЕБЯ НЕ ТЕРЯТЬ…»

Наталья Ильницкая
«ПОСТАРАЙСЯ СЕБЯ НЕ ТЕРЯТЬ…»


Редкий случай: после оглашения приговора Октябрьским райсудом – немалый реальный срок с отбыванием в колонии строгого режима – не было кассационной жалобы в следующую инстанцию. Так постановил себе сам преступивший грань права и закона, глубоко раскаявшись в непредумышленном убийстве гражданской жены. Очень сильно избил. Из-за ревности… Но только ли из-за нее?

«Первый тайм
мы уже отыграли»
Родился, рос, учился он в поселке недалеко от Ставрополя. Был старшим сыном и братом у двух постепенно догоняющих его в росте пацанов. Надежда и опора матери и отца. Когда пришло время, призвали в армию – служил на Байконуре. Наверное, там в тихие минуты ночных дежурств на КПП космодрома и замерцала в душе мечта – самому подняться к звездам.
Поступил в Сызранское вертолетное военное училище. Парень симпатичный, видный (за метр восемьдесят), да еще в форме. А эпоха была советская, летчик – это звучало, в городе за будущими лейтенантами шла настоящая охота. Попробуй тут окажи сопротивление, если по характеру человек открытый, совестливый – без червоточины цинизма, по-сельски доверчивый и негромкий. Эти слова о нем будут говорить в заседаниях суда одноклассники – около десяти человек, за 40 лет, разных профессий, статуса и взглядов, явились защищать своего товарища по детству и юности, что, по нынешним временам с акцентом на известную поговорку «моя хата с краю», большая редкость.
Короче, женился уже на излете первого курса на женщине с ребенком. На втором неудачно во время спортивных занятий упал с турника. Черепно-мозговая травма, госпиталь. С третьего курса его комиссовали по состоянию здоровья. На мечте был поставлен крест. Так судьба дала первый крен. Пришлось собираться в кулак, меняя ее траекторию и восстанавливая внутреннее равновесие. С небес спускаясь на грешную Землю – к суровой прозе жизни, когда уже не выбирают и стремятся к чему-то, а приспосабливаются к обстоятельствам.
Это оказалось непросто – страна тоже накренилась: принялась мало-помалу бурлить, трещать на стыках, готовясь глобально сменить шкалу прежних ценностей и в итоге траекторию движения. Правда, не очень было понятно – куда. К лучшему – вообще.
«И одно лишь успели понять»
Вернулся домой, по сути, ни с чем. Еще вчера родители им гордились – будущий летчик, и вдруг – все с нуля. К труду с детства приученный, что называется, рукастый, окончил в Ставрополе курсы газоэлектросварщиков. Получил разряд, действительно, приобретенным знаниям и навыкам соответствующий (это подтвердил в суде последний работодатель, подчеркнув: человек исполнительный и ответственный, если не с похмелья). А с такой специальностью куда угодно можно было устроиться – и прежде тех, кто классно управлялся со сварочным аппаратом и электродами, ощущался острый дефицит. Пошел на стройку, благо по всему городу башенные краны свои стрелы выставили. Где лучше платили – туда и переходил, освоив попутно другие специальности.
Параллельно поступил на заочное отделение политехнического института. Через некоторое время учебу забросил – тяжело было совмещать. Да и ненужной со временем «корочка» о высшем образовании показалась – незаконченное, и ладно. Рядом и бывшие заводские инженеры с опытом теми же стропальщиками, формовщиками на ДСК работали. Остальные промышленные предприятия-то в основном  закрылись одно за другим, а не каждый к прибыльным сферам – к торговле (читай: бизнесу по-российски) приспособлен, в начальники-чиновники умеет и имеет связи выбиться. Самое же главное – квартиру с женой приобрели в Ставрополе, и уже двое детей подрастали – общий сын в 1992 году родился, внешне вроде все в порядке, а в семье начался разлад.
Как в загсе обычно говорят молодоженам: быть вместе в богатстве и бедности, в радости и горести поддерживать друг друга? Но обмен кольцами, веселая свадьба с тостами, лиловая печать в паспорте еще никому и никогда не гарантировали вечной верности, любви, уважения и совместной старости.
«Ничто на Земле не проходит бесследно»
Пренебрегать им, стыдиться его супруга стала, скажет он на суде. Выходила ведь не за рабочего замуж, за будущего офицера – человека, как бы выше ступеньками стоящего на социальной лестнице. Престиж не тот, не похвастаешься при случае: грязный с работы приходит, иногда выпивши (хотя и не злоупотреблял тогда), руки в мозолях. Люди физического труда и в советское время, несмотря на декларации, не особо были в цене на брачном рынке, а уж в расцветающей гламуром новой эпохе мгновенного, легкого богатства меньшинства и бедности большинства и вовсе упали ниже плинтуса в общественном мнении. Как бы разнообразные агентства и сейчас ни стонали от растущей потребности экономики в квалифицированных рабочих. А тут в 64 отец у него умер – аневризма желудка, психологические стрессы переломного времени сказались. Через три года, в 2002-м, ушел из жизни средний брат, не достигнув и 35. Еще через год – младший, в 28. Посерел лицом, застучало в висках: раз мор такой на родных напал, я – следующий. Угрюмым стал, замкнутым, отстраненным…
Развелись по инициативе жены в итоге. Переехал к матери-инвалиду в поселок. Тогда, признался в судебном заседании, и крепко «сел на стакан». Тогда и там же, в очередном застолье, и познакомился с будущей жертвой.
Ему - сорок, ей – двадцать пять. Влюбился со всей силой и нежностью взрослого мужчины кризисного – среднего возраста. К тому же оказались как бы одного поля ягодами: и он будто выпал из обоймы, и от нее родные отшатнулись. Легкомысленная, бесшабашная гулена, любительница выпить, сегодня с одним – завтра с другим. Кто-то вкладывает капиталы в дело, он решил вложиться душой в любимого человека, и тем спасти – и ее, и себя, выстроив траекторию общей судьбы.
Стали работать вместе. За три года, что прожили в снятой времянке в Ставрополе, не раз, возвращаясь с работы, пускался на поиски любимой женщины, исчезавшей, бывало, и на день, и на два. Прикладывал иногда в жестокой обиде. Однажды даже выгнал, собрав и выкинув ее вещи во двор. На следующее утро вернулась – виновато глядя с порога… И снова, и опять. Умом понимал – надо рвать отношения, тем более что в старании удержать возле себя частенько устраивал «праздники» с обильной выпивкой. И не мог решиться на разрыв.
Когда одноклассники, все же из одного поселка, давали погибшей в суде нелицеприятные характеристики, выгораживая его (тяжелые побои заслужила, мол), он явно страдал и одергивал, перебивал их и повторял: я любил ее…

Судьба закольцевала
В тот злосчастный осенний день 2007 года (накануне вечером устроили очередной «праздник») им обоим было поручено привести в порядок детскую площадку. Кандидат в депутаты своим избирателям хотел угодить. Когда приступили к покраске, к обеду подошел знакомый, решили выпить пива. Она сразу сильно захмелела, как говорится, на старых дрожжах, и он отправил ее домой, оставшись собрать инструменты. Едва вошел во времянку, увидел, как знакомый надевает куртку. Его будто переклинило: это – и у них дома?
Сначала вышвырнул незваного гостя, не обращая внимания на крики и оправдания: мол, не было ничего, ты не понял! Потом сдернул одеяло с нее, лежащей на кровати – без ничего! И стал бить. Страшно. За все. За постоянное предательство ее и всех встреченных на пути, за смерть отца и братьев, за перекрученную, такую несправедливую жизнь.
Она пыталась бежать, на пороге упала. И замерла. Чуть отойдя и слегка успокоившись, он отнес ее на кухню и положил на холодный пол, чтобы в память пришла. Когда стала хрипеть, безжалостно подумал – притворяется, как всегда… Ближе к утру почуял неладное, вызвал «скорую», но было поздно. По данным судмедэкспертизы, смерть наступила от тяжелой черепно-мозговой травмы. Примерно такой же, что когда-то поломала жизнь ему самому. А теперь – и во второй раз, будто кто судьбу закольцевал…
В ходе процесса он обратился с ходатайством, чтобы через суд его выписали из квартиры, где он раньше жил с разведенной женой. Собственноручно вывел: «Она сирота, и помощи со стороны у нее нет, двух детей поднять одной трудно, я отказываюсь от жилплощади, чтобы при обмене или продаже из-за меня не было проблем». Суд ходатайство удовлетворил. Подобное от осужденных – тоже большая редкость, и многое о человеке, все-таки себя не потерявшем, говорит. Выстоит ли в дальнейшем?
х х х
Максимальный срок наказания по ч. 4 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего) - 15 лет лишения свободы. Октябрьский райсуд под председательством Натальи Просвириной, с учетом явки с повинной, искреннего раскаяния, поведения потерпевшей и других обстоятельств, вынес приговор: 8 лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима. Приговор обжалован не был и вступил в силу.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов