Привет от «Маруши»

Никита Пешков

Почему одни пострадавшие от мошенничества требуют денег у других?

Привет от «Маруши»

Галина Соловьёва и Татьяна Беке отбывают наказание по нашумевшему на всю страну делу «Маруши +» о мошенничестве с кредитами. Однако проблемы у пострадавших от их деятельности людей никуда не делись: «Ставропольпромстройбанк» продолжает требовать выплаты с жертв мошенничества.

Досье «Маруши»

С мая 2004-го по декабрь 2008 года Татьяна Беке и Галина Соловьева, руководившие сетью магазинов «Маруша+», принуждали своих сотрудников оформлять в банках кредиты. При этом махинации с документами позволяли брать на обычных уборщиков и продавцов запредельные суммы. Как обещали Беке и Соловьёва, возвращаться кредиты будут фирмой.
В итоге следствие установило, что за весь период злоумышленницам удалось совершить 138 мошеннических действий на общую сумму 281 млн 590 рублей.
За преступлением последовало наказание. Незаконная деятельность была пресечена в январе 2010 года. Соловьева была признана виновной в 135 эпизодах мошенничества, а также присвоении и растрате чужого имущества и приговорена к шести годам лишения свободы. Беке в течение 11 месяцев была в федеральном розыске, скрываясь от следователей в Краснодаре. После поимки суд приговорил её к наказанию в виде лишения свободы сроком на три года со штрафом в размере 200 тысяч рублей и запрета занимать руководящие должности в коммерческих структурах сроком на два года.
Не дожидаясь окончательных результатов расследования дела, «Ставропольпромстройбанк» начал в судебном порядке взыскивать кредиты.

По своей вине

Максим Ерёменко – юрист. Он – один из пострадавших в деле «Маруши». Мы сидим у него в офисе и изучаем документы: такие надо заполнить, чтобы взять в банке кредит. Максим их не заполнял. В одних – поддельные подписи, в других – несоответствующие реальности анкетные данные. Где-то вместо «принят» на работу написано «принята». Если подписи Максима местами подделывались очень старательно, то в остальном мошенники заполняли документы бездарно. Но это не смутило работников банка, и Максим стал обладателем кредита размером в один миллион четыреста шестьдесят тысяч рублей, которые он ни разу не видел.
- В графе «жена» данные мамы. Они же данные жены не знали, - показывает Максим на очередное доказательство того, что передо мной подделка. Он первым смог доказать в суде, что не подписывал никаких бумаг и что не брал кредит. Среди сотен пострадавших от мошеннической схемы Галины Соловьевой и Татьяны Беке таких – всего несколько человек. Теперь у них испорчена кредитная история, и «очистить» её можно только через суд. Однако другим жертвам труднее: они согласились брать кредиты добровольно.
- Все знали, что на них берутся кредиты. Людям говорили, что фирма испытывает финансовые трудности и необходима помощь: взять на себя кредит, который будет погашен за счет «Маруши». Но никто не знал, что деньги занимаются у банков в таком количестве, - рассказывает Максим. - Когда был поставлен вопрос, речь шла о суммах в 200-300 тыс. рублей. Под зарплату действующих сотрудников. А когда работники дали своё согласие, преступники сделали поддельные справки, купили пачку трудовых книжек, подделали их. Ну как подделали: завели новые. Человек мог проработать всю жизнь, у него записи с 15 мест, а тут – новая книжка с записями на каких-то мифических должностях, с зарплатами 150-200 тысяч рублей.
Такие документы были поданы в два ставропольских банка. Мошенники смогли завладеть огромной суммой денег.
- Людям говорили, где и когда они должны были подписать документы и получить деньги, которые сразу забирала Беке.
Почему люди так легко согласились взять на себя кредиты? Максим Ерёменко видит простое объяснение: люди боялись, что их уволят. На тот момент «Маруша» активно развивалась.
- Фирма процветает, это на виду: ювелирные магазины, рестораны, машины, постоянно создаются новые рабочие места. Ну что там те 200-300 тысяч? А тем более уверяли, что фирма будет платить. А не взять кредит – значило конфликтовать с руководством, быть неугодным, уволенным. Работу найти не так уж легко, тем более хорошую.

Разные пострадавшие

О том, куда тратились деньги, точных данных нет. Между тем мошенническая схема «Маруши» через некоторое время была раскрыта, преступников поймали и осудили. Пострадавшими в уголовном деле выступали работники фирмы и «Ставропольпром-
стройбанк», выдававший жертвам «Маруши» многомиллионные кредиты по поддельным документам под несуществующую зарплату. Чтобы удовлетворить свои финансовые потери, банк, в рамках предварительного следствия был признан «гражданским истцом», вследствие чего был заявлен гражданский иск о возмещении материального вреда - ущерба. В суде банк поддержал свои требования в этой части и настаивал на удовлетворении иска, заявленного ранее, на стадии предварительного следствия. Но два дела: уголовное и гражданское – нельзя рассматривать одновременно.
- Суд разъяснил банку, что надо рассчитать конечную сумму исковых требований и подать иск в гражданском порядке. В приговоре было обозначено, что он должен быть удовлетворён. Банку просто нужно обозначить в иске окончательные расчеты долгов. На имущество «Маруши» и сейчас наложен арест для обеспечения гражданского иска. Там много чего: транспорт, складские помещения, служебные квартиры. После удовлетворения иска банк мог взять исполнительный лист, обратиться с ним, забрать это имущество и реализовать его.
Получается, что банку компенсируются потери, потерпевшие работники «Маруши» могут спать спокойно, а преступники несут своё наказание. Однако руководство «Ставропольпромстройбанка» решило действовать иначе, и за чужие преступления приходится расплачиваться (в прямом смысле слова) людям, виноватым лишь в своей юридической безграмотности, которая учит смотреть в документы, которые они подписывают.
- Люди были средством для преступления, - объясняет Максим. - Чтобы было понятнее: убийца, чтобы совершить преступление, берет пистолет. Так же и здесь. Беке, использовав людей как оружие, ввела банк в заблуждение. Но люди – не пистолет, а «одушевленное существо», на которое распространяется закон. Получается, банк – потерпевший. Помимо этого, он является гражданским истцом – то есть ему причинен материальный вред. Люди – тоже потерпевшие. Но они фактически своего не теряли, а их только использовали. Но теперь банк взыскивает деньги не с виновника. Потерпевшие взыскивают с потерпевших. Где такое видано? Такая ситуация – пробел в законе.

Пострадали выгодно?
Несмотря на возмущение людей, «Ставропольпромстройбанк» - в своём праве. Закон не обязывает его подавать гражданский иск против реальных преступников. Конечно, такая свобода действий – пробел в правовой системе, из-за которого понятие «по закону» перестаёт быть синонимом «справедливо».
Когда возле входа в главный офис банка собрались на пикет те, кто вынужден продолжать выплачивать многомиллионные кредиты, на встречу с ними вышел нынешний председатель правления банка Анатолий Рубцов. Он сообщил, что готов пойти на переговоры с рабочей группой протестующих, и банк не против диалога. Однако волновавшие всех вопросы: почему банк не проверил, кому дает кредит, а главное, почему не воспользовался правом подать гражданский иск и завладеть имуществом проштрафившейся «Маруши» - он оставил без ответа, бросив лишь короткое: без комментариев.
Встреча действительно состоялась позже. Банк предложил индивидуальный подход к каждому вынужденному «заёмщику». Деньги, которые люди не видели в глаза, можно возвращать в рассрочку, можно, погасив большую часть долгов, снизить сумму за счет каких -то процентов и пеней. Есть и другие привилегии для жертв «Маруши», но руководство банка настаивает на том, что именно бывшие работники «Маруши» будут компенсировать убытки, нанесенные мошенниками.
Как сказал Максим Ерёменко, очевидный вопрос: почему не подать в суд и не получить деньги с тех, кто заварил всю кашу, - вновь остался без ответа. «Без комментариев» - такой ответ Анатолия Рубцова.
Правда, некоторые версии на этот счет уже есть.
- Подав в суд, они могут получить лишь ту сумму, которую они выдали в кредит. Но ведь был период, когда они несколько месяцев ждали денег от преступниц, не трогая других работников «Маруши». За это время, пока не поступали выплаты, проценты и пени на порядок увеличили сумму долгов, которые после этого ещё и легли на людей, - выдвигает версию Максим.
Получается, если «Ставропольпромстройбанк» будет собирать деньги с людей (по закону, конечно, ведь заёмщики сами подписывали все документы и обязаны выплатить кредит по всем правилам), то из большой потери от мошенничества получится огромная прибыль за счет пеней и процентов. Если эта версия верна, то Беке и Соловьева, продолжающие отбывать наказание, оказали банку огромную услугу.
Результаты встречи двух сторон, пострадавших от действий мошенников, не удовлетворили бывших работников «Маруши». Они намерены продолжать борьбу и собираются добиваться того, чтобы вопросы, на которые руководство «Ставропольпромстройбанка» ответов не даёт ни журналистам, ни другим участникам процесса, задали работники правоохранительных органов.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов