Путь длиной в тысячи лет

Ирина Боровлева
Когда-то была у нас соседка, тетя Рая, Раиса Соломоновна. И вот каждый год, весной, она приходила к нам в дом, нагруженная какими-то пакетами, кулечками, чашками. И все это отдавала моей маме. Мама смеялась, говорила, что 'нам не надо', но тетя Рая все равно все оставляла и уезжала к родне. И только совсем недавно я узнала, что таким образом, с очищения дома от 'недозволенных' продуктов и предметов, начинается один из главных еврейских праздников – Песах. Если по-русски, еврейская Пасха. Мне думалось, что Пасха еврейская сродни Пасхе православной. Такая же сытная, 'красная', с куличами и разноцветными яйцами. Оказывается, нет!

Песах – это повторяемая из века в век история исхода евреев из Египта, из-под власти фараона. 5765 лет прошло с тех самых героических пор. Героических прежде всего потому, что еврейский народ буквально в одну ночь сбросил оковы египетского рабства и совершил 'прыжок от сытого рабства к тяжелой свободе'. Слово 'песах' как раз и значит 'прыжок'… Наверное, стоит всем знать, как это – уйти в раскаленную пустыню, где не было места ни растению, ни животному. Где не было ни воды, ни пищи. Они ушли и, по преданию, превратили безжизненные пустынные дороги в оазисы, где забили вдруг родники… Отправившись в дальнюю и совсем неведомую дорогу, люди взяли с собой только веру.

Итак, нас с фотокорреспондентом Александром Плотниковым пригласили на Песах в ставропольскую еврейскую общину. Встретили нас очень тепло. И даже позволили сделать несколько фотоснимков, что вообще-то, мягко говоря, запрещено. Собирались на Песах люди давно нам знакомые: наши врачи, учителя, военные, были и читатели 'Вечерки'. Перед трапезой, посвященной ночи Исхода, мы обсуждали проблемы, с которыми сталкиваются ставропольские евреи. Да, в общем, проблемы те же, что и у всех остальных: пенсии, воспитание детей, работа… Уезжать на землю обетованную 'наши' евреи не собираются. Ну, может, посмотреть разве, в гостях у родных побывать. И будут нас дальше лечить, учить, играть нам музыку.

Праздник этот напоминает некое действо, ритуал. Причем ритуал этот неизменен с библейских времен. При 'первой звезде' люди приглашаются к трапезе. Женщины очень нарядны, мужчины – в 'кипах', таких маленьких шапочках. Собрание называется Сэдэр. Перед ведущим Сэдэр раввином ставится блюдо – кеара. На блюде лежат шесть главных и разрешенных кушаний. Это маца, вкуснейший хлебец, состоящий из муки и воды. Зроа, кусочек запеченной курицы на косточке. Бейца, вареное яйцо. А также горькая зелень, в основном корень хрена и листья салата. Карпас – вареный картофель или репчатый лук. И самое вкусное – харосэт. Это смесь из тертых яблок, груш, орехов, корицы и вина.

На этом празднике все имеет значение. Каждое кушанье символизирует определенный шаг на пути Исхода. К примеру, можно выпить только четыре бокала вина. При этом учитывается даже поза, в которой должен сидеть участник праздника. Перед каждым бокалом произносится благодарность Богу за праздник. Карпас макают в соленую воду. Перед трапезой все моют руки, поливая сначала три раза на правую, потом три раза на левую руку. Мацу ломают особым образом и в течение всей трапезы ее съедают тоже в особом порядке. Каждое действие сопровождается благословением Господу. Это тихий праздник, участие в нем принимают и дети. Они должны задавать родителям вопросы, а те должны отвечать на них. Главные вопросы просты, и ответы на них понятны. Почему дважды обмакивают пищу в соленую воду? Почему из 'хлебного' едят только мацу? Почему в эту ночь едим только горькую зелень? Почему едим, облокотившись? Потому что соленая вода – символ слез и горечи. Двойное обмакивание – горечь в горечи. Фараон желал уничтожить иудеев не только физически, но и морально. Потому что маца - скудный хлеб рабства и хлеб обретенной свободы. Горькая зелень – страдания. 'Но без страдания толпа не становится народом'. И облокотившись, вкушаем пищу, потому что это поза свободного, никуда не торопящегося человека. Песах – это праздник свободы. Все вышеописанное - лишь малая часть ритуалов, совершаемых на празднике. Там каждое движение, слово, жест что-нибудь да значат.

Мы тепло прощались с хозяевами. На 'расставание' нам подарили множество газет, журналов, коробку мацы и приветствия от друзей ко всем, кто будет читать эту заметку. 'Пожалуйста, напишите, что мы ждем в гости. Что мы открыты и с удовольствием примем у себя всех. И чтоб вы были здоровы!..'

Жаль, что мы вот так живем рядом и не знаем обычаев соседей. Отсюда и проблемы. И одно из самых страшных явлений в мире – ксенофобия, немотивированная агрессия, приносящая неисчислимые беды.

Наталья Буняева.

Наталья Буняева.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов