Сердце для Артема

Наталья Буняева

Сердце для Артема
Мы несколько раз писали о мальчике из Кисловодска, попавшем в смертельную ловушку. В результате тяжелого заболевания Артему Каграманову требовалась пересадка сердца. Один этот диагноз приводит в состояние шока: как, почему это случилось с моим ребенком? Родители Артема тоже так думали, и были минуты отчаяния и почти смирения с судьбой: что Бог даст, то и будет…
Бог дал мальчику сил «дотянуть» до солнечной Италии, где в госпитале города Бергамо врачи начали сражение с тяжелейшим недугом. Артем прибыл в Италию на повторное обследование в ноябре прошлого года. Состояние — хуже некуда: врачи удивлялись, как он вообще перелет пережил. Но тем не менее после нескольких консультаций мальчику однозначно были «выставлены» показания для трансплантации. Почему не в России? В России нет пока детской трансплантологии. А Артему еще не исполнилось 18 лет. То есть для России — он ребенок, следовательно, шансов особых у него не было: время жизни измерялось днями.
Итальянские врачи, среди которых оказался и Константин Дейнека, который долгое время был на связи, начали усиленную терапию и подготовку к пересадке. В Италии такие манипуляции считаются «режимом» первого дня: то есть темпов, насколько я понимаю, не сбавляли. Плюс — ежедневная коррекция терапии. Все это продлевало жизнь Артему.
Но была одна чисто российская нестыковка. И пусть меня простят итальянцы (они почему-то стеснялись об этом говорить русской журналистке), но в России практически не удалось собрать денег на операцию. Стоила она очень дорого - 200 тысяч евро. Даже чуть больше.
Куда мы только не обращались! Артура просто «отшивали»: нет денег, и все. Или есть, но очень маленькие. Из-за этого надо было «пересаживаться» в России. Как в России?! Каким образом? Если листы ожидания огромные, если трансплантация в загоне? Если даже маститые профессора сделали таких операций десятки, а итальянцы — в год по нескольку десятков? И как быть с тем, что Артем, по нашим меркам, ребенок и жить ему… Ну не буду повторяться!
Обычно процедура получения разрешения на трансплантацию в Италии (для иностранцев) занимает около месяца. Там вообще эта отрасль медицины на высоте: считается Божьим делом отдать то, что поможет другому выжить. Чтобы этого добиться, итальянское правительство вкупе с медицинскими министерствами и ведомствами, с церковью провели (и проводят!) целые акции под условным названием: «Помогите выжить другому!». А у нас только и разговоров, что могут и на органы разобрать… Наши врачи удрученно объясняют: «Разобрать на органы — это тупой бред сумасшедшего. Для этого нужны специальные лаборатории, юридическое сопровождение, скорость выполнения процедур, оснащенные современной техникой операционные… У нас это все есть в считанных лечебницах». Вот так у нас и у «них»… Грустно.
Пока Артема готовили к операции, случились еще две неприятности. Одна из разряда неизбежных: ему исполнилось 18 лет. Вторая — в течение всего времени итальянцы не могли получить «бумажки», заверяющей, что в России есть медицинское учреждение, способное наблюдать Артема после пересадки. Логика прослеживается четко: мы отдаем свой орган, а там, в России, мальчик никому не нужен. Тогда зачем, если это сердце можно пересадить гражданину Италии? Тем более что в листе ожидания есть несколько таких же «экстренных» пациентов?
И когда Артем чуть окреп, происходит следующее: специальный северный совет по трансплантации принял решение: ОТКАЗАТЬ Каграмановым… Сказать, что мы были в шоке — ничего не сказать. Первые мысли — все! Больше не на что надеяться… Артем перешел в «разряд» взрослых, итальянские врачи хоть и пытались как-то еще воздействовать на ситуацию… Но, увы, пришло время готовить Артема в обратный путь, в Россию. В неизвестность. Ждать Артем больше не мог, сердце практически не работало.
К этому времени мы с отцом парня написали какое-то сумасшедшее количество писем, обзвонили всех доступных более-менее «больших» людей. Обещали нам, конечно, что-нибудь сделать… И маленькая победа была, но о ней чуть позже.
Как написал позднее Константин Дейнека, Артему не отказали вовсе. «Мы просто просчитали, что вернее будет отправить его в институт трансплантологии в Москву. Там у Артема есть шанс».
Ну а дальше для любителей чудес, для верящих в Божий промысл, да вообще для всех, кто живет и надеется. В Москву Артем прилетел 12 февраля, в четверг, сразу же его начали оформлять на госпитализацию. Пациент сдал первые анализы, субботу и воскресенье ему разрешили провести вместе с родителями. В понедельник процедура сдачи анализов продолжилась.
И вот здесь случилось чудо: то, что люди ждут годами, сердце, «пришло» в ночь с понедельника на вторник. Артема буквально выдернули из-под одеяла и отправили в операционную. Ошарашенные родители бегом кинулись за сыном. Мама, Бэлла, все время операции просидела в коридоре, Артур молча мерил шагами комнату. Оперировал парня профессор медицины кардиолог Эдуард Казаков. К утру операция была закончена. Еще никто не верил в успех, настолько все быстро произошло. Родители не могли сдержать слез, Артем сразу же «уехал» в реанимационную палату. Утром родители пошли в церковь. Им повезло, их сын спасен, но ведь чьего-то сына не стало! «Мы молились за упокой того мальчика, благодарили Бога за своего… Что мы могли сделать, кроме этого?.. Ни-че-го…»
Итальянская сторона, несмотря ни на что, была практически все время на связи: «Мы считаем, что коллеги в Москве проделали хорошую работу, все прошло без осложнений».
Сейчас Артем уже дома, наш «сын полка» набирается сил, уже есть серьезные успехи: к примеру, подняться на третий этаж без остановки…
А теперь о маленькой победе. Благодаря бесчисленным письмам из России в Италию, благодаря усилиям родителей еще одного мальчика из России, Ленара, благодаря тому, что наши обращения к Президенту России и в Государственную Думу все-таки обратили на себя внимание, все федеральные каналы показали сюжет о маленьком пациенте, получившем новое сердце в Бергамо. Мы все усиленно высматривали, вдруг покажут нашего родного доктора Константина, но, увы, все врачи были в зеленых робах и с «космонавтскими» приборами на головах: поди разбери, кто есть кто… И наконец-то в России заговорили о проблеме детской трансплантологии. Очень не хотелось бы, чтобы возникло какое-нибудь «вопреки»…

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Спасибо Вам, Наталья! Вы вселяете в людей Надежду! К сожалению, в нашем крае никто и никогда не будет строить клиник для детей. Невыгодно... Зато везти дитя в Москву, я уж не говорю об Италии, Германии, просто невозможно. На ребенка квота быдет: зато для родителей - обдираловка! Приходится снимать квартиры поблизости от клиник, а это очень дорого: никто не стестяется наживаться на чужой беде. Приходится жить в чужом городе. Да еще и в кармашек доктору положи... А как без этого? Никак, своего ребенка лечишь. Мальчик Артем - это лакмусовая бумажка всего нашего российского здравоохранения. Захотят - помогут, не захотят - нет. И суммы выделяют смешные: нам с мужем дали 25 тысяч. Жили в Москве два месяца, от ребенка не отходили, кормились одними китайскими макаронами, сами мыли палату, короче - пережили ужас. Долечивали дочку в Голландии. Как мы туда попали - настоящий детектив, долго рассказывать, но ребенка привезли в безнадежном по мнению наших врачей состоянии. Там нам помог и Красный Крест, и волонтеры и просто люди шли к нам в палату с игрушками, деньгами и едой. Сейчас моя дочь здорова, прошло больше десяти лет, рецидивов болезни нет. Но я с ужасом жду - а вдруг появятся признаки болезни? Что тогда? куда тогда везти 18-летнюю дочь, кто ее будет спасать в этот раз? Наташа, все что Вы написали - верхушка огромного айсберга по имени российская медицина. Спасибо еще раз.
Неизвестный
Счастья тебе, Артем! Будь здоров всегда!
Неизвестный
А куда мальчик делся, что в Израиле лечился? Наталья, Вы о нем тоже писали, а потом замолчали. Он жив?
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов