Спасти жизнь...

Наталья Буняева

Спасти жизнь...
Как работают спасатели? Мы часто пишем: помогли тому, другому, кота вытащили из люка, корову из-за гаражей вывели... В общем, такой разнообразный вид работ встречается не на каждой службе. И когда спасатели предложили журналисту «покататься» смену вместе, то, конечно, «Вечерка» согласилась!

...Итак, начало смены, восемь утра. Молодые ребята, крепкие, здоровенные, отчитываются о проделанной работе. Работали сутки. Открывали двери, ездили на ДТП (на Южном обходе столкнулись машины, один человек погиб), работали «на мине» времен Второй мировой. Мину нашли у 64-й школы, причем это, по их словам, уже второй случай. Может, там склад какой был? Мина небольшая, минометная, с оперением. В общем, мне страшновато: что-то ждет? У них-то нервы покрепче...

«Моя» группа

 Новая смена, куда меня «приписали», состоит из четырех человек. Начальник поисково-спасательной группы Владимир Хубецов, суровый отец-командир, седой и с пышными усами. С нами спасатель первого класса, врач Заурбек Уракчиев. Столько о болезнях и лекарствах я ни с кем и никогда не говорила: не человек — кладезь для ипохондриков, без конца страдающих от насморка. Водитель, он же спасатель второго класса, Николай Пирожников: человек-оркестр, и машину вести, и ее же чинить, и спасать народ, попавший в беду: его машина выворачивалась из общего потока автомобилей так, что дух от страха захватывало. Здоровый такой, любитель жизни во всех ее проявлениях, весельчак. Женя Бойко - мечта женщин, любящих опекать мужчин. Ну такой славный! Он всю смену работал как заведенный, но если выдавалось время, то непременно «вздремывал», надвинув форменную кепку на лоб. «Даже что-то снилось...» - стесняясь, оправдывался. Был с нами и студент по имени Дима. Боженька силой не обидел. И молчаливостью тоже. За все время работы он, по-моему, ни слова не произнес! 

Выезд

 Выезжаем вроде бы «по мирному» вопросу: надо помочь убрать деревья, спиленные в одном из дворов на улице Шпаковской. Там какие-то дорожки прокладывали, нужно было освободить двор. Кстати, это тоже обязанность спасателей: спилил, убери за собой!

Подъезжаем уже, и вдруг в машине захрипела рация: в доме на 50 лет ВЛКСМ, в ванной застряла бабушка. Надо помочь выбраться... Бабушка так бабушка. По лицам видно, что каждый как-то прокручивает предстоящие события в голове: как она туда попала, сколько ей лет, чем болеет... А может, ноги отказали или еще что? 
Из машины все просто вылетают. Бегом, с помощью какой-то соседки открыли входную дверь, кто-то по лестнице, кто-то в лифте. И в этот момент вновь оживает рация: ДТП. Пострадал ребенок! Группа делится: к бабушке идут двое спасателей, трое бегут в машину. Влетаем в машину и направляемся к кинотеатру «Салют»! 

Добрые вы наши...

 Дальше — полный ужас! На дороге пробка! Наша машина может проехать, есть маленький «коридорчик», но все, кто стоит в пробке и, так сказать, в досягаемости, делают вид, что нас тут нет. Мы торопимся: там, возможно, угроза жизни, но кому объяснять? Все «водилы» сидят в своих «коробках» с оловянными глазами. Или пытаются жестами объяснить безвыходность положения. Это те, у кого совесть есть.
Ну подвиньтесь же вы! Вот ты чуть-чуть, на полколеса назад сдай, а ты вперед, и мы проедем! Это же спецмашина... Ага. Ну, в общем, чуть на таран не пошли. Кое-как вывернулись и помчались к месту аварии. 
Для справки: в Европе уже давно действует закон о приоритете спецтранспорта на дорогах. Стоит появиться пожарной машине или карете «скорой помощи», все встречные авто выстраиваются «ёлочкой» и дают коридор для «экстренной» машины. Если замешкались, то вполне можно угодить и под судебные санкции, и под колеса пожарной машины. Уж лучше на бордюр прыгнуть... 
 У нас же надо вспомнить весь запас матерных слов, чтобы объяснить, что нужна дорога. Да и то: за последние две недели в стране две «скорых» опрокинули сограждане. Однажды спасатели из Краснодара рассказывали: ехали на ДТП, особо непонятливого водителя, не пропускающего машину, пришлось чуть ли не по обочине объезжать. Времени много потеряли из-за него. Через некоторое время он тоже подкатил к месту ДТП: там умирала его мать... 

Эдик

 Мы успели. Мальчик лет десяти лежал на боку на травке под деревом. Оказывается, он решил прокатиться на троллейбусе. Но не как все, а прицепившись к лестнице, что на заднем стекле машины! Дальше непонятно: одна женщина видела, как он падал плашмя на асфальт. Люди, стоявшие на остановке, подбежали, на руках перенесли малыша на другую сторону дороги, в тень. И вызвали спасателей. Мальчик не дышал. Он как-то вздрагивал всем телом, лицо в крови. Врач-спасатель Заурбек быстро перевернул ребенка «как надо» и вытащил запавший язык. Оказывается, пострадавший попросту задыхался, и если бы мы задержались на полминуты, то неизвестно, чем бы все закончилось. Когда ребенок задышал и закричал, забился в руках, все вздохнули с облегчением и начали выяснять: кто это? В кармане у него нашли сотовый телефон. В это время подъехала «скорая». Заур уже осмотрел ребенка: похоже, обошлось без переломов, но головой малыш ударился сильно. Врачи «скорой» на руках перенесли его в свою машину, и ехать бы уже... Но те, кто подняли трубку, нам не верят! «Ваш ребенок едет больницу!» А на другом конце провода все в недоумении: «Да не может быть!». Время идет, а мы все не можем выяснить, как зовут пострадавшего. Можно бы и без этого обойтись, но тогда бы напряглась еще куча людей: в приемном покое больницы, в отделении, да и милицию бы пришлось подключать для установления личности. Наконец выясняем, что это Эдик, что его маме все скажут, и «скорая» срывается с места, увозя нашего любителя экстремального катания.
 Для справки: ежегодно статистика доносит до нас сведения о гибели детей, развлекающихся таким способом. Они попадают под удар тока, «катаясь» на крышах поездов и электричек, цепляются зимой за багажники автомобилей и «с ветерком» врезаются в бордюры, наш вот — на троллейбусе. А сколько остаются инвалидами, если по два десятка ребят страна теряет навсегда? Это усредненная статистика: в один год больше, в другой меньше... 
 С другой стороны, если посмотреть: а кто виноват? Да мы, взрослые! Это мы лишили наших детей бесплатных кружков, спортивных секций, летних лагерей, да просто — нормальных игровых площадок во дворах. Нам же магазины нужнее! А энтузиастов вроде борца Володи Нелюбина из Перми или кикбоксера Арчила Абуашвили из Ростова-на-Дону — единицы. Они и с обычными пацанами возятся, и с детьми-инвалидами, и с «уличной шпаной». 
 Сейчас бы нашего храбреца Эдика в такую секцию, точно бы чемпиона вырастили!

Возраст — штука серьезная...

 Возвращаемся к бабушке, что в ванной комнате застряла. Когда приехали, выяснилось, что Дима и Женя уже достали ее. Медицинская помощь не требуется, хоть и просидела старушка в ванне всю ночь! Вот: гвозди бы делать из этих людей! Оказывается, ее все время поддерживала подруга, тоже не молоденькая. Утром догадались спасателей позвать. Бабуля стеснялась, но делать-то что, если ножки уже отбегали свое и не держат более? 

Дорогие мои люди!

 По дороге на базу обсуждаем ситуацию с Эдиком. Конечно, там будет и милиция работать (сотрудники ГИБДД прибыли на место драмы мгновенно), и все всё выяснят... Но вот парень, первым оказавший помощь ребенку, так себя и не назвал: Миша, и все. Да и ребята-кавказцы, помогавшие ему, тоже как-то поскромничали. Девушки тоже ушли, не представившись... А ведь все эти люди разделили первые минуты драмы с нашим Эдиком! Люди мои дорогие! Спасибо вам!
Опять рация: замок открыть. Это, кстати, одна из самых серьезных причин для волнения спасателей. Кто знает, что за закрытой дверью? А уж если с другой стороны стоит плачущая мамочка, то работы прибавляется вдвое: и ее отвлекать от страшных мыслей, и поддерживать связь с ребенком, еще и замок надо так открыть, чтобы люди не остались с открытой дверью, чтобы не сломать его. Хотя, конечно, приходится и ломать иной раз, и выбивать двери... Нас ждет пожилая и очень красивая женщина. Только уставшая, в слезах. «Что с этим замком? Мы его уже чинили раз, наверное, опять придется... Или новый покупать?» Я пытаюсь отвлечь ее разговорами о том о сем, да куда там! Бедная хозяйка двери все норовит чуть ли не под руки спасателям заглядывать. Как будто там операцию человеку делают. «Ну сейчас вот эту «тетюшечку» подпилим!» 
И вдруг оказывается, что дверь закрыта изнутри! Ну ёлки-палки... В конце концов задвижку, что держала дверь, выбили и...
 ... «Вот он!» Это Заур уже зашел в квартиру. На диване сладко-сладко спит молодой нетрезвый парень: пока бабушка ходила на базар, он пришел в гости, закрылся и лег вздремнуть. Бабушка, плача, кулаками молотила его по спине, но он только отмахивался, пытаясь повернуться на другой бок: на щеке рубец от подушки... Ну что с такими делать?! Кое-как успокоив женщину, быстро бежим по лестнице вниз. Наконец-то едем на уборку спиленных деревьев! Там уже ждут спасатели из другой группы и грузовик здоровенный. И эти люди, мои «напарники», как будто только и ждали погрузки: не напрягаясь, чуть ли не бегом перенесли все стволы, пеньки и сучки. Во дают! У меня ноги подкашиваются: как дрессированная обезьяна я запрыгивала и выпрыгивала из машины, бегала по лестницам и теперь искала, где бы присесть или хоть спиной опереться... А эти прямо свеженькие такие! Потом, уже после погрузки, видно было, как они устали на самом деле. Но Коле-водителю это вовсе не мешало рассказывать байки, смешить компанию, командиру Володе топорщить усы, а Жене дремать на заднем сиденье машины.

Форт Баярд

 Надо что-то купить «по работе», а времени мало: солнце давно уже к закату. По пути еще одну дверь открыли. Ничего особенного: цепочка куда-то там попала. Отдали ключи хозяйке, и в магазин. Потом — мелкий ремонт машины: отказала сигнализация, не «крякает» и не «завывает», как положено. Завернули в какой-то угол на Доваторцев. По пути проехали мимо нетрезвого гражданина, стоящего прямо на проезжей части. Он рукой ухватился за ограду и о чем-то задумался: памятник — не человек! У Заура душа разболелась: надо пойти, увести его в безопасное место. Издали видим, что он улыбается: парня в вытрезвитель забирали. Отрезвят, и в другой раз наука будет.

На базу прибыли в шесть вечера. Наконец-то все отдохнут хоть немного. А некоторым пора домой. Еще час, и все: спасать придется уже меня.

На что это похоже? Это работа похожа на известную игру «Форт Баярд», но со страшными неизвестными. В течение дня мы крутились на одном пятачке: улицы Доваторцев, Шпаковская, Ворошилова, 50 лет ВЛКСМ. Так получилось. А бывает, что спасатели «летают» по всему городу, не заезжая на базу, не отдыхая и не ведая, что их ждет в следующем эпизоде этого «Баярда». И призы тут не аховые: этих людей толкает вперед чувство долга, обостренное до предела.

Командир поисково-спасательного отряда Виталий Васильев говорит, что этот день ничем не отличается от других. Самое напряженное время — ночь: народ расслабляется, выпивает и такое начинает вытворять! ДТП ночью серьезнее, чем днем: мало кто соблюдает скоростной режим, дорога им кажется свободной... Особенно тяжело, когда дети страдают.

Прошло два дня, а у меня до сих пор болят «все» ноги. За эти дни «наш» мальчик Эдик отлежал сколько надо в реанимации, потом его перевели в отделение нейрохирургии. С ним все время родные, врачи очень доброжелательно рассказывают о его состоянии. Сейчас оно удовлетворительное. Все в порядке, скоро будет дома. Мы успели.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
спасибо, Наталья! Вот таких рассказов и не хватает в наших газетах. О простых людях тех кто нам помогает. Спасибо спасателям за Эдика!
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Шоу с бесплатным открыванием замков спасатели устроили исключительно для Натальи. Уже любой дурак в городе знает, что Служба спасения такие заявки даже не принимает, а тут же дает телефон "профессионального" медвежатника, который обещает приехать в течение часа на условиях, разумеется, оплаты. Такса - 1,5 тысячи рублей.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Неправда! Спасатели открывают дверь всегда в случаях угрозы жизни, малоимущим людям, инвалидам. А в остальных случаях дается телефон частного мастера.
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов