Строитель с футбольным уклоном

Валерий Манин

Строитель с футбольным уклоном

…До начала очередного матча чемпионата страны по футболу оставалось еще что-то около получаса. Ставропольские болельщики неспешно: поодиночке, небольшими группами, а то и целыми компаниями подтягивались к центральному входу в любимый динамовский стадион. После того как была ликвидирована футбольная «брехаловка», долгие годы базировавшаяся с восточной стороны спортсооружения, осиротевшие фанаты без былой организованности перебрались на противоположную его сторону. По старой традиции они достаточно фамильярно приветствуют друг друга, иногда используя, как принято говорить в СМИ, нелитературную лексику. Но на это никто внимания не обращает. Однако, приблизившись к импозантному седовласому пожилому мужчине, который, несмотря на привычную летнюю ставропольскую жару, одет в светлый, отлично отутюженный костюм, футбольная «босота» как-то резко окультуривается и, почтительно раскланиваясь, приветствует ветерана: «Добрый вечер, Анатолий Григорьевич!», «Здравствуйте, Григорич!», «Как здоровье, Григорьевич!»…

Тот, не вступая в долгую беседу, неизменно вежливо отвечает на приветствия. А когда вокруг него собирается группа таких же убеленных сединами мужчин, неторопливо и обстоятельно, используя профессиональную футбольную терминологию, делает прогноз на предстоящий матч.
Даже известный бузотер, один из лидеров ставропольских футбольных фанатов Серега-сапожник и тот, собрав по закоулкам своего интеллекта остатки воспитанности, вежливо приветствует Анатолия Григорьевича Бессонова. А куда денешься — перед тобой живой памятник былого величия ставропольского футбола — вон на мемориальной доске, что прикреплена к стене у центрального входа на стадион, на века выбито и его имя в числе победителей чемпионата России теперь уже далекого 1949 года…

Анатолий Григорьевич часто подходит к этой доске, перечитывая родные имена. Так уж случилось, что из той славной когорты он остался один. Впрочем, это вполне объяснимо, ведь Бессонов был почти самым молодым из динамовской команды — его по молодости на фронт не пустили. Хотя свой вклад в победу и он внес — в 1943—1944 годах учащийся Ставропольского ремесленного училища №1 Толик Бессонов шил обувь для Красной Армии. А вот почти все его партнеры прошли огненными дорогами Великой Отечественной войны. При этом сохранив верность футболу. Трудно представить, но в походных вещмешках, где на вес золота каждый свободный уголок, где каждый грамм при многокилометровых маршах тянет на центнер, ребята носили старенькие бутсы, футболки с динамовской эмблемой и даже гетры, казавшиеся здесь абсолютно лишними. Так ведь не зря. Савелий Пиликян в мае 1943 года умудрился сыграть в футбол в разрушенном до основания Сталинграде в составе местного «Динамо» против московского «Спартака», Владимир Бречко выходил на футбольное поле в осажденном Ленинграде, в минуты редкого затишья облачались в футбольную форму капитан Вадим Васильев, ставший, кстати, и капитаном ставропольского «Динамо» в его чемпионском варианте, майор Александр Сизов, старшие лейтенанты Александр Сухомлинов и Виктор Бурыкин, лейтенант Алексей Булаткин, сержант Дмитрий Бобрыш, их товарищи А. Лазариди, В. Вартанян, М. Стефаниди, В. Тимков, ставшие после великой Победы костяком ставропольского «Динамо»…

В этой команде Анатолий Бессонов, впрочем, как и Неофит Бурсаниди, тоже по причине молодости не участвовавший в боях, появился в 1948 году.

После ремесленного училища Бессонов поступил в строительный техникум, где была вполне приличная футбольная команда. Хотя в те времена ранней спортивной специализации не было — учащиеся занимались всеми видами спорта. Тот же Бессонов выступал в легкоатлетических эстафетах, бегал на коньках, выигрывал чемпионат края по лыжам… Само собой разумеется, футбол в этом реестре был на первом месте. Да как могло быть иначе?

Родившийся в Ростовской области, Толик в раннем детстве переехал с родителями в Ставрополь. Поселилась семья Бессоновых на Ясеновской улице, что растянулась по северо-восточному склону Крепостной горы. Ровного места здесь практически не было, поэтому неугомонная пацанва устраивала футбольные баталии на освободившейся после взрыва Казанского собора площади. Это сейчас Анатолий Григорьевич с горечью воспринимает тот варварский акт, а в начале сороковых годов прошлого века, как и все его друзья, с энтузиазмом расчищал от камней соборную площадь, мастерил из подручного материала — камней, обломков труб и досок — импровизированные ворота и до полного изнеможения гонял по пыльному футбольному полю тряпичный мяч. А когда тринадцатилетнему Толику отец подарил настоящий кожаный мяч, предела мальчишеского счастья не было. Да и в глазах друзей его авторитет вырос на необозримую высоту. Свидетельством тому — постоянное место полузащитника в дворовой команде, когда сражались с соперниками с Казачьей, Ташлы или Туапсинки…

И в техникуме за Бессоновым было закреплено место в центре поля — физически крепкий, с хорошим видением, не жадный на пасы, Анатолий всегда выходил в стартовом составе. А техникумовская футбольная дружина была не на последнем счету не только в Ставрополе, но и во всей системе «Трудовых резервов» края. О карьере вратаря он и думать не хотел — согласно неписаному кодексу дворового футбола, в ворота ставили тех, кто не умел ничего делать в поле. А Бессонов был не последним хавбеком.

Но спортивная судьба, сделавшая Бессонову ужасную гримасу летом 1946 года, вдруг в 1949-м превратилась в очаровательную улыбку.

В селе Петровском (ныне - Светлоград) проходила краевая спартакиада ДСО «Трудовые резервы». В финальном матче встречались ставропольцы с хозяевами поля. И вдруг в одном из игровых моментов сломал ключицу ставропольский вратарь, а все замены уже были произведены. И тогда Толик Бессонов подошел к лежавшему на пыльном поле вратарю, помог тому снять свитер, в который тут же сам и облачился, и, надев перчатки, стал в «рамку». Нельзя сказать, что новоиспеченный голкипер творил чудеса, но гол не пропустил, и его команда победила, получив право представлять Ставрополье на региональном турнире в Краснодаре.

От добра добра не ищут, поэтому в столице Кубани Бессонов уже без всякого форс-мажора занял место в воротах своей команды. Там он отстоял на «ноль», потом также остался «сухим» в Ростове, что позволило ставропольцам выйти в финал первенства Центрального совета ДСО «Трудовые резервы». Правда, в борьбе за золотые медали ставропольские футболисты уступили сборной Грузии - 0:1. Но к действиям вратаря у партнеров претензий не было.

После этого Виктор Бурыкин, исполнявший в некотором роде обязанности играющего тренера «Динамо», подошел к Анатолию и сказал, мол, хватит тебе дурака валять — полузащитников в команде и так перебор, а вот с вратарями — беда. Становись в ворота. Нельзя сказать, что в динамовской команде царила дедовщина в непосредственном ее виде, но пацану спорить со старшим, да еще авторитетным игроком было не принято. Так Бессонов на всю оставшуюся жизнь сменил свое игровое амплуа. Кстати, потом он ни разу об этом не пожалел.

А тут еще вскоре в Ставрополь приехало знаменитое московское «Динамо», только что возвратившееся из триумфального вояжа по стадионам Великобритании. С каким восторгом молодой футболист смотрел за игрой Бескова, Карцева, Трофимова, Савдунина и, само собой разумеется, Хомича — и говорить смысла нет. Весь Советский Союз тогда боготворил этих игроков. И кто бы мог подумать, что лет через пять Бессонов лицом к лицу сойдется на поле с тем же самым Хомичем, названным английскими журналистами «тигром ворот».

Более того, Анатолий стал свидетелем последнего матча «тигра» и первого — Льва. В 1952 году, когда Бессонов после окончания строительного техникума работал инженером Ставропольского краевого УМВД и, само собой разумеется, играл за местное «Динамо», пришлось участвовать в финале чемпионата ЦС «Динамо», которое проходило в Краснодаре. Вот там-то в одном из эпизодов Хомич совершил один из своих легендарных бросков за мячом, после чего подняться с земли не смог — сказался рецидив застарелой травмы бедра. А вместо него в ворота встал дублер — Лев Яшин.

После окончания турнира молодой ставропольский вратарь познакомился с обоими легендарными московскими коллегами, а со временем это знакомство переросло в настоящую дружбу.

Но все это случилось позже, а сначала в жизни Анатолия Григорьевича был самый главный турнир его спортивной биографии — чемпионат России.

В послевоенные годы футбол в СССР был, без всякого преувеличения, «национальной идеей», то есть тем, что объединяет страну. Турниров проводилось много, и интерес к ним у населения, как громадных столиц, так и крошечных хуторов, был огромен. Футболисты всегда были на виду у земляков. Осенью 1949 года наступил звездный час ставропольского «Динамо» и его основного вратаря Анатолия Бессонова.

В Ставрополе и Пятигорске тогда собрались 12 лучших футбольных команды РСФСР — победители зональных соревнований, разбитые на две подгруппы. Ставропольцы без проблем обыграли четырех соперников: динамовские команды Новосибирска и Смоленска, армейцев Симферополя и Таганрога, и в заключительном матче с «Красным знаменем» из Кимр (Калининская область) их устраивала даже ничья, поэтому на игру был выставлен резервный состав. Увы, ставропольские резервисты проиграли с разгромным счетом 1:5. Пришлось на следующий день проводить переигровку. Тут уж Н. Серков, исполнявший обязанности главного тренера, не стал снова рисковать и выпустил на поле всех своих лучших футболистов, которые и доказали превосходство над соперником, победив со счетом 2:0.

В решающем матче динамовцев ждали горьковские одноклубники — победители пятигорской подгруппы.

Это было серьезным испытанием не только спортивного мастерства футболистов, но и их волевых качеств. Битва за главный трофей длилась целых три дня. Два первых поединка сильнейшего не выявили — были зафиксированы ничейные результаты. При этом Бессонов в одном из эпизодов врезался в штангу ворот, сильно повредив плечо. До конца матча еще кое-как достоял, а утром даже зубную щетку удержать в руке не мог. Что только не делали врачи, но боль снять так и не смогли. Встал вопрос о замене основного вратаря на запасного. Но семнадцатилетний Неофит Бурсаниди практически не имел опыта игры на таком уровне, и футболисты решили: «Пусть Толик стоит в воротах, а мы уж не допустим, чтобы у него было много работы». Сказано — сделано, «однорукому» вратарю почти не было работы — так его оберегали коллеги. А единственный гол, решивший судьбу чемпионата, забил Алексей Булаткин.

Как совершали круг почета с Кубком в руках и алыми чемпионскими лентами через плечо, Анатолий Григорьевич помнит плохо — возвратившаяся боль и дикая усталость просто валили с ног. Но и большего счастья, за исключением рождения сыновей, он никогда не испытывал, хотя жизнь прожил большую и интересную.

В те годы спорт не считался престижной профессией. Увлечением — да, а вот чтобы всерьез связывать с ним судьбу — нет. Да и вообще, сочетание «профессиональный спортсмен», или просто «профессионал», носило даже негативный оттенок, мол, что-то из заграничного, а у нас в СССР — спорт только любительский. На определенном уровне так оно и было. Практически все динамовцы — чемпионы России — имели основные профессии, в той или иной степени не связанные со спортом. Анатолий всерьез занимался строительством. В 1952 году он поступил в Ростовский инженерно-строительный институт — один из самых престижных в своей отрасли не только на юге страны, но и во всем Советском Союзе. Там же окончил высшие инженерные курсы Министерства угольной промышленности СССР. Наряду с освоением строительной профессии, продолжал совершенствоваться и в спорте: играл за ростовские «Динамо», «Трактор» — предшественник и ныне существующего «Ростсельмаша», СКА. В 1954 году «ростовчанин» Анатолий Бессонов получил лестные приглашения перейти в московское «Торпедо», тбилисское «Динамо» или ленинградские «Трудовые резервы». Но Анатолий Григорьевич уже всерьез увлекся инженерной деятельностью. Вообще у Бессонова есть великолепная черта — если что делать, то так, чтобы потом не было стыдно. И строительную профессию он осваивал фундаментально. Поэтому и отказался от всех лестных предложений продолжить карьеру профессионального футболиста.

По распределению попал в небольшой шахтерский городок Нелидово, что в Калининской области. Там дорос до главного инженера управления «Промжилшахтострой», приняв самое непосредственное участие в возведении жилых домов, Дворца спорта, гостиницы, школы-интерната, деревообрабатывающего завода…

Но южанина по происхождению и образу жизни Бессонова тянуло на юг. И когда появилась возможность перебраться на Ставрополье, он с семьей прибыл в Черкесск, возглавив СМУ-5. За десять лет под его руководством в Карачаево-Черкесии, которая до недавнего времени входила в состав Ставропольского края, возведены заводы РТИ, ЖБИ, кинотеатр, жилые дома, почти полностью построен поселок Кавказский, сейчас являющийся центром Прикумского района, сельскохозяйственный техникум, различные объекты сельскохозяйственного назначения…

Позже был главным инженером и управляющим строительным трестом на Ставрополье, заместителем начальника строительного управления. Это под его руководством в Рыздвяном был построен комбикормовый завод, а в Сочи — санаторий «Ставрополье», в Ставрополе — гостиница «Интурист» и Дворец культуры и спорта, Дом торговли и детская краевая больница, профтехучилище в Курсавке, да разве все перечислишь. Он награжден многими государственными и ведомственными знаками отличия.

Но даже выйдя в 1987 году официально на пенсию, не смог наслаждаться, как тогда говорили, заслуженным отдыхом, продолжив работу в строительной индустрии еще почти полтора десятка лет.

И сейчас, в дни своего восьмидесятипятилетия, прославленный футболист и строитель находится в центе спортивной жизни края.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов