В пойме Кубани. Краеведение

Юрий Кузьминых

В пойме Кубани. Краеведение

Когда-то в окрестностях станицы Барсуковской располагалось показательное охотничье-рыболовное хозяйство. Многочисленные водоплавающие пернатые – серая цапля, чибис, огарь, кулик-ходулочник, кряква, во множестве встречающиеся в лесных чертогах косули, лисы, зайцы, кабаны плюс редкие виды растений создали этому уголку Ставрополья заслуженную славу. Сегодня участок пойменного леса в правобережье Кубани является комплексным ландшафтным памятником природы.

Из Ставрополя в Барсуковскую можно попасть рейсовым автобусом, следующим в село Кочубеевское. Чтобы не петлять по улицам, лучше остановить транспорт на южной окраине станицы и по Проточному переулку вдоль так называемой р. Невольки двигаться к лесу. В получасе остается шум города, и тишину теперь нарушают лишь птичьи трели.

Деревья вплотную подступают к домам. Вблизи станицы видовой состав несильно отличается от традиционного ставропольского «набора»: те же – клен, дуб, ясень. Но ближе к руслу появляются мощные, причудливой формы великаны. Они оттесняют на второй план остальные породы, как бы говоря: «Ну-ка, подвиньтесь!». Это – белый тополь. Смотреть без восхищения на него невозможно. Достигая исключительных по величине размеров, с характерной сизовато-зеленой окраской кроны, гладким на ощупь серовато-беловатым стволом, тополь разительно отличается от своих лесных собратьев и ближе к воде совсем их подавляет.

Буквально в километре за околицей катит свои воды Кубань-река. Особенно величава она в конце мая – начале июня, когда в высокогорье начинают таять ледники и снежники. В паводок ширина водного потока превышает сто метров, вода приобретает палево-бурый цвет, а течение столь стремительное, что усомниться в горном характере реки невозможно. Зато можно бесконечно долго, не отрываясь, смотреть на стремительные струи красавицы Кубани…

В начале XIX века на месте будущей станицы Барсуковской располагался пост. Несмотря на то, что большинство бродов находилось в «поле зрения» дозорных, нередко случалось, что черкесы с целью пограбить прорывались на данном участке на «русскую сторону». О сражении, произошедшем в 1804 году, сохранились документальные свидетельства. Тогда значительный по численности отряд горцев попытался силой угнать «мирных» ногайцев на левобережье. Резерв Невинномысского редута в лице трех сотен хоперцев под командованием сотника Гречкина воспрепятствовал этому. Неприятельский отряд был разбит. Большая часть взятых в плен жителей возвращена на прежнее место проживания.

…Но давайте снова углубимся в лес. По пути нам встретятся полянки, на которых радуют буйством цветов, похожие друг на друга как сестры, бузина и свидина. На листочках растений блестят то ли не успевшие обсохнуть капельки ночного дождя, то ли выпавшая под утро роса…

В подлеске доминирует бересклет европейский, а на вырубках набирает силу, готовясь к цветению, коровяк. Лесосеки легко восстанавливаются пневой и корневой порослью.

В районе станицы Барсуковской вдоль Кубани построена система дамб. Через определенное расстояние перпендикулярно направлению течения реки тянутся рукотворные галечные гребни, по верхней части которых проложены дороги. Эти дороги выводят на основную магистраль, пересекающую пойменный лес параллельно руслу.

Конец весны – начало лета лучшее время для ночевки в кубанской пойме. Закат, ежедневно приходящий и всегда непохожий на предыдущий. В немыслимые тона раскрашивая небеса, каждую пятиминутку видоизменяя цветовую гамму, неспешно скользит к линии горизонта раскаленный шар солнца. Над головой обозначаются звезды, и когда все окрест окутывается черным крылом ночи, на бушующей поверхности Кубани серебрится звездная дорожка, убегающая в недоступные разуму дали космоса…

От напоенного неповторимой смесью ароматов леса и воды воздуха распирает грудь.

Словно огромное жутковатое пресмыкающееся, с грохотом перекатывающее свое тело, блестят под лунным светом барашки волн непокорной речной красавицы…

Близ основного русла много стариц и запруд, в которых лежат отмершие деревья и зачастую самых причудливых форм коряги. Близ воды цветет удивительное растение. На первый взгляд, это принявшая кустарниковую форму акация. Листья – один в один, как у древесного собрата. А вот цветы…

От одной цветоножки в форме трилистника отходят оригинальные соцветия. Смотришь под одним углом – они фиолетового оттенка, меняешь местоположение – перед тобой колышутся оранжево-черные метелки, подходишь ближе – наблюдаешь желтовато-синие тона. Дело в том, что нижние цветки фиолетовые, ближе к вершине соцветия они приобретают черноватый оттенок с желтовато-оранжевой бахромой по краям. Такова аморфа – кустарник американского происхождения, селящийся по мокрым откосам русла. Ежегодно омолаживаясь порослью, он выполняет при этом большую берегозащитную роль.

Пройдут-пролетят несколько месяцев, и природа сменит одежды. Вернитесь в пойменный лес во второй половине октября, когда начнет облетать листва.

В пойме Кубани. Краеведение

В это время года Кубань уже не ревет, пенясь на перекатах. Бездонное небо все чаще скрывают облака. Когда-то напоенный пьянящим ароматом цветущих деревьев и трав, лес теперь подобен умудренному годами человеку. Унылая картина облетающей листвы. Оголившиеся ветви великана-тополя. Высохшая заводь с чудищем-корягой. Кубань-река, успокоившая в межень свой буйный норов. Взгляд назад – будто в уходящую в прошлое дорогу жизни…

Но грустная на первый взгляд картина таит в себе очарование. Янтарными островками с белокорыми прядями стволов предстает сегодня тополь. Практически сбросил листву клен. В глубине леса тут и там алеют гроздья боярышника и бересклета, желтеют бусинки созревшей облепихи. Засохли, но не облетели побуревшие соцветия аморфы. Не думает желтеть молодая поросль на вырубках. А среди еще зеленого фона травяного покрова довольно часто проглядывают фиолетовые пятна. Такой оттенок приобрела внутренняя поверхность листовых пластинок свидины. Кусты растений, обыкновенно зацветающих в середине лета, вновь украшены белыми парашютами. Да-да – на пороге ноября свидина цветет!..

Даже у самого берега не слышно гула реки. Течение ее сегодня плавно и размеренно. Кубань сильно обмелела, и коряги, которые бушующий поток тащил летом, ныне предстают этакими сказочными монстрами среди галечных наносов. Там, где русло подстилал песок, теперь видны террасы – этапы отступления большой воды.

Вдоль берега вьется едва заметная тропка. Она то углубляется в лес, то выводит к самой воде, и тогда в просветах листвы взору открывается живописная панорама утонувшей в зелени поймы с Недреманным хребтом, просматриваемым в дымке на заднем плане картины.

И вот впереди стрелка – место слияния Кубани и Барсучка. Описать открывшуюся картину – не хватает слов. Впереди пейзаж, достойный кисти Мастера!..

В станицу лучше вернуться вдоль берега притока. Зажатая лесом, река бурлит-пенится на перекатах. По незнанию ее вполне можно принять за главную водную артерию. Особенно эффектен Барсучок поздней осенью, когда удивительное сочетание бирюзы водного потока и шафрана листвы создают ощущение пронзительного буйства жизни…

Километра через два лес отступает. Справа показывается станица, а слева «в глубине панорамы» обрисовываются контуры Стрижамента. Еще два километра пути – и мы на автотрассе. Десятикилометровое кольцо замкнулось.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов