Василий Скакун: грани возможного.Мы и работа

Елена Павлова
<

Человек устроен так, что не может ничего не делать, иначе он деградирует. Работа — это, прежде всего, борьба за выживание. Цивилизация, скажем так, отпустила руки с горла главы семейства. Теперь мы можем выбирать работу по душе. Хотя иногда работа выбирает нас. Очень важно почувствовать, что ты на своем месте, что это именно твоя работа.

Как разобраться в этих подходах к определению взаимоотношений человека и работы?

Абсолютное большинство людей связывает своё пребывание на рабочем месте с необходимостью зарабатывания денег (по крайней мере, первый ответ на поставленный вопрос о взаимоотношении с работой). Небольшая часть отвечает примерно так: мне нравится моя работа и, хотя я не в полной мере удовлетворен размером зарплаты, искать другую не намерен. И совсем единицы могут ответить абсолютно нетрадиционно — мы с работой любим друг друга, и ни слова о деньгах.

Первая категория — те, кто постоянно нацелен на материальный результат своего труда. И это вполне нормальное явление, тем более, по современным меркам, хорошие деньги платят хорошим специалистам. Но стоит ли слепо полагаться на рынок труда? Сейчас вся страна наполнена дипломированными юристами и менеджерами, но ведь кто­то должен стоять и за токарным станком, кто­то должен варить металл… По­видимому, государство пустило процесс подготовки профессиональных кадров на самотек. Уже известны случаи, когда классных сварщиков вызывают из одного региона в другой, так как на месте некем закрыть «дыру». Значит, есть вариант остаться без работы менее квалифицированным.

Довольно интересна вторая категория людей, ощущающих своё единство с работой. Это профессионалы, знающие, что результатом их труда могут быть новые модели машин и компьютеров, спутников и механизмов…

Кстати, Японии удалось стать передовой страной в мире техники и технологий по специально введенной программе «Престиж фирмы». Там считается правилом хорошего тона оставаться после работы для организации «мозговых атак». Причем эти акции не оплачиваются, но при внедрении каких­либо технологических новинок и получении прибыли, материальная составляющая, естественно, повышается. Известный американский автомагнат Крайслер как­то признался, что для подготовки к выпуску новой и лучшей модели в мире нужно всего десять рабочих, которые не слышали бы заводского гудка, то есть люди с творческой инициативой.

Но есть еще одна разновидность взаимоотношений человека и работы. В нее попадают те, для которых работа — порыв мысли, воплощение духовных замыслов. Я далек от утверждения, что это только люди творческих профессий: художники, поэты, музыканты и т. п.

Не так давно Татьяна Тарасова (специалист мирового класса по фигурному катанию) рассказывала о своем отце, знаменитом хоккейном тренере Анатолии Тарасове. В своё время он сказал: «Не пойму, зачем мне платят зарплату, ведь для меня вполне достаточно того, что я счастлив от своей работы».

Приходилось и мне встречаться с людьми, которые за всю жизнь ни разу не были в отпуске. На вопросы они отвечают: «А я от своей работы не устал». Интересно, что люди подобного типа не особенно интересуются деньгами, но зато деньги сами «идут» к ним. Таких людей ценят на производстве, ими дорожат и, естественно, не скупятся на оплату не столько их труда и «мозгов», сколько абсолютной преданности делу.

Иногда СМИ рассказывают про людей, чьими руками из разного хлама собираются какие­то везделеты, вездеходы, не поддающиеся техническому описанию. У народа чешутся руки от избытка потребности творить, изобретать, воплощать, и остается только сожалеть, что эти умы и руки не всегда востребованы государством. А ведь за ними нужно вести «охоту» в прямом смысле слова, так как эти люди – двигатели технического прогресса мира.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов