Весна 45-го года

Елена Павлова

«Этот День Победы порохом пропах» - песенная строчка стала лейтмотивом праздничного дня. Мелодия Тухманова лилась отовсюду: из репродукторов со школьного двора, из радиоприемника маршрутного такси, разносилась от центральной площади далеко по округе. В Ставрополь пришла весна. Весна 45-го года. И даже арктический циклон, приходом которого синоптики объясняли так некстати нагрянувшее на Ставрополье похолодание, не помешал горожанам выйти на праздник. Каждый, кто вышел, хотя бы на короткое время окунулся в атмосферу той давней весны, когда над страной прогремели залпы победных салютов.

Марш поколений
Нарядный праздничный Ставрополь 9 Мая 2008-го пропах, конечно, не порохом, а дымком полевых кухонь, в которых готовилась для горожан настоящая солдатская каша. А еще - дождем, смешанным с пьянящим ароматом сирени. Ее бело-сиреневые букеты взрослые несли в руках, а дети радостно махали развесистыми гроздьями над головами прохожих, гордо восседая на плечах пап и дедушек. Гроздья сирени легли у постаментов монумента Славы и памятника юным защитникам Отечества, что возле городского Дворца детского творчества. Именно отсюда с торжественного митинга возле памятника стартовал большой городской праздник.

И не случайно. 7 мая исполнилось ровно 10 лет, как состоялось его торжественное открытие. И это значимая дата не только для его автора – известного скульптора Николая Санжарова, не только для инициатора идеи создания памятника юным защитникам Отечества майора в отставке Владимира Мовзалевского, который в Великую Отечественную сам был сыном полка, но и для всех нас, представителей послевоенных поколений. Поколений, обязанных помнить о великой цене, которой оплачена Великая Победа. В скорбном списке 30 миллионов павших – 170 тысяч имен наших земляков, 10 тысяч из них были несовершеннолетними (юными защитниками Отечества, чья память увековечена в монументе). Мимо него каждый день бегут на занятия нынешние мальчишки и девчонки. В стенах Дворца детского творчества они учатся петь, танцевать, конструировать пока еще модели самолетов. И очень важно, что, делая только первые шаги в этой большой и сложной жизни, нынешние подростки знают о подвиге их ровесников из опаленных войной сороковых, с оружием в руках шагнувших под огонь...

В 10 часов утра по всей стране начались военные парады. На площади Ленина в Ставрополе его открывали ветераны - те, кто прошел фронтовыми дорогами и не забудет войну никогда. А рядом с ними, плечом к плечу, стояли нынешние солдаты, военнослужащие частей Ставропольского гарнизона: десантники, летчики, связисты, военнослужащие внутренних войск. Они сегодня продолжают дело дедов и прадедов, с оружием в руках отстаивая интересы России на горячем Северо-Кавказском участке. А рядом с ними замерли в строю те, кому еще предстоит крепить военную мощь Руси: курсанты, кадеты и юнармейцы. После приветственных речей, прозвучавших с трибуны, под звонкую духовую медь военного марша прошли военные, чеканя шаг. Все это время над городом кружили самолеты. Их полет над праздничной площадью занял лишь несколько десятков секунд, но и за это короткое время пилоты успели покорить сердца тысяч зрителей. Серебристые машины приветственно покачали горожанам крыльями и, провернувшись вокруг оси, устремились вдаль, в серую воздушную хмарь в завесе дождя. А по площади уже, совсем как когда-то на первомайской демонстрации, двигались колонны городских районов со стягами и транспарантами… В руках у демонстрантов были красные гвоздики и все тот же символ мая – бело-лиловая, свисающая махровыми гроздьями сирень. Колонны шли к Комсомольской горке. Гвоздики и сирень легли к монументу Славы.

О солдатской каше
Дождь стих, однако холодный, совсем не весенний ветер продолжал пронизывать город. Но и он не мог помешать празднику. С 11 утра на Крепостной горе шли концерты и народные гулянья. Концертную программу по традиции начал хор ветеранов войны и труда «Факел». А рядом был развернут «солдатский привал». На привале дымились котелки с гречневой кашей.

Угощение это стало на городских праздниках традиционным. Вроде бы и незатейливое, но горожанами любимое. Ветеранам оно фронтовую молодость напоминает, хоть они признают: такая-то каша да с маслицем на передовой была редкостью. Зачастую выкопанным из земли сырым бурачком приходилось пробавляться... Такую бы гречку бойцы за деликатес посчитали. Кстати, и не безосновательно. Каша-то вкусная. Вот и детишки, которых дома подолгу уговаривать приходится ложечку съесть, на свежем воздухе солдатское угощение из полевой кухни за обе щеки наворачивали – без всяких уговоров. А офицеры, которым в Югославии пришлось воевать, вспоминали: натовские военные частенько российских просили поменяться пайками. У них паек калорийный – со специальным химподогревом, но русский, признавали натовцы, вкуснее...

Полевая кухня была развернута и возле музея «Память». Кстати, вполне полевая и боевая. Изведала она пороху, конечно, не в Великую Отечественную, а в чеченскую. Но тем не менеее настоящими военными ветрами эта кухня прокопченная. Ее офицеры городского отделения Всероссийской общественной организации «Боевое братство» у Ставропольского ОМОНа на праздник позаимствовали. Ну а кашу уж своими средствами организовали. Здесь же развернули палатку, в которой гости и от ветра укрыться могли, и фронтовые сто грамм отведать, и фильм «В шесть часов вечера после войны» посмотреть, и с боевыми друзьями-товарищами пообщаться. А если товарищи далеко, то в этот день могли ветераны их услышать. Расстояний и границ для них в этот день не существовало.

За это директор музея Ирина Хавалиц очень просила поблагодарить через газету компанию МТС и лично Александра Ивановича Сивакозова. 9 Мая музей «Память» совместно с МТС проводил акцию «Родные голоса». Для ветеранов бесплатно работала междугородняя и международная связь. Звонить можно было в любую точку мира.

У фронтовой дружбы
границ нет
Участник штурма Берлина Павел Сергеевич Захарченко дозвонился своему другу Исааку Урицкому аж в Израиль. Напомнил, как в экипаже того по-свойски Сашкой звали, а он и не обижался. С именем Сашка даже сроднился.

Это их танк немцы подбили 30 апреля 1945-го и дожгли бы фаустами, если бы не их дружок закадычный Мишка Шеин, которого словно Бог в тот момент послал. Вывернул Мишка свою машину из проулка, открыл по фашистам огонь. В общем, обеспечил прикрытие и отход товарищам. А они ведь с Исааком (Сашкой) на тот момент уже и попрощаться успели... Вот Шеину – своему другу и спасителю – Павел Сергеевич очень хотел дозвониться в Краснодар...

Вспомнил старый танкист и про то, как не случилось ему флаг над рейхстагом водрузить. Эту миссию сам Жуков бойцам поручил, и танкист Захарченко в ту флаговую группу был отобран... Да вот только бойцы Конева первыми флаг водрузили. Ну а Павел Сергеевич все же свой автограф на рейхстаге оставил – короткую и емкую надпись: «Мы с Кавказа»...

А еще он вспомнил, как уже после Победы пришлось ему прощаться со своей боевой машиной. Войну они заканчивали на «Шерманах» («тридцать четверок» не хватало – приходилось пользоваться техникой от союзников). Броня у них была слабее, но для любого танкиста его танк – что родное существо. Так что американское происхождение своего «железного коня» как чуждое экипаж Захарченко не рассматривал... Но у командования был свой взгляд. И приказ прозвучал как приговор: всю американскую технику уничтожить. Они сами отгоняли свой «Шерман» на полигон, сами расстреливали... Это одно из грустных воспоминаний радостной победной весны.

Но жизнь «Шермана» все-таки получила продолжение. Стоит в музее «Память» его макет, который создал своими руками однополчанин и друг Павла Сергеевича Флавиан Рысевец. Больше десяти лет он дома в семье Захарченко хранился. А как музей создали, решили супруги Захарченко его в экспозицию передать, чтобы жила в городе память и о «Шермане», и о Флавиане, которого уже лет 15 как нет на свете.

Старый солдат говорил по телефону с другом, который был за тысячи километров, в чужой и незнакомой стране, он вспоминал моменты их фронтовой молодости, спрашивал о здоровье, сетовал на возраст и обретенную в танке «тугоухость», а глаза его лучились молодым ярким светом... И казалось, что на том конце провода – не убеленный сединами степенный Исаак Изральевич, а черноволосый шустрый хлопец, которого в экипаже по-свойски звали Сашкой. Наверное, это так и было, потому что пока продолжался телефонный разговор, для фронтовых друзей не существовало ни лет, ни расстояний, ни границ... На время этого разговора они тоже вернулись в весну 45-го года.

Песни войны, песни о войне. Они звучали на всех городских концертных площадках до самого позднего вечера…

В кадетской школе им. генерала А. П. Ермолова прошел очень красивый и душевный праздник, в котором, помимо официальных лиц и самих преподавателей и воспитанников школы, приняли активное участие жители окрестных домов. Выступление хора кадетов и приглашенных коллективов, а также парашютистов и членов аэроклуба РОСТО венчал праздничный салют. Не менее насыщенная программа ждала в праздничный день и посетителей парка Победы. Настоящие народные гулянья в день всенародного праздника - что может быть, так сказать, правильнее?

Ровно в 19 часов все замерло. Ровно на 60 секунд. По всей стране в это время прошла минута молчания.

И снова стихи и песни вели нас по дорогам войны. Шел заключительный гала-концерт праздника «И помнит мир спасенный». В 22 часа прогремели победные залпы. В четырех точках города заработали зенитные орудия, небо пересекли яркие ракеты фейерверка. В темной сини они рассыпались сотнями маленьких звезд. Раз, другой, третий. Вечерний город гремел, расцвечивая небо многоцветьями сверкающих шаров и фонтанов. В эту мерцающую синь с городских площадей и улиц неслось громогласное «ура!». Ставрополь, на один день вернувшийся в весну 45-го года, салютовал своим героям-победителям.

Фото Александра ПЛОТНИКОВА.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов