Ворчание ягнят, или Как начинается рабочий день горожанина

Наталья Буняева

8.45. …В маршрутку буквально впорхнула: настроение отличное, транспорт новенький, количество пассажиров равно количеству посадочных мест. Водитель — душка: включил спокойную музыку, какие-то баллады, сам вежлив, всем «здрасьте-до свидания-счастливого пути». В таком благодушии проехали тихим ходом метров двести.

И все: встали в пробку. Стоим, молчим, каждый размышляет о чем-то… Тихо, как в раю. Но уже через несколько минут народ начинает нервничать. Пока еще не очень заметно, но вот на часы поглядывает студент, высокая женщина с очень серьезным лицом. Машина не двигается, пробка растянулась от середины улицы Пирогова и, похоже, завернула к рынку. Кто-то спрашивает у водителя: что случилось? Тот тоже в недоумении, да и несколько раздражен: он не знает, звонил тем, кто впереди. Говорят, пробка до Доваторцев… Ну тогда — всем привет: на работу точно опоздаю… Выходить из машины бессмысленно — я не смогу пройти быстро весь путь до редакции, в такси пересаживаться также бесполезно. Все таксомоторы толкутся тут же, в пробке.

Вот двинулись… Проехали примерно метров сто, и вновь, дернувшись всем металлическим корпусом, машина стоит. Девушка, сидящая лицом к пассажирам, начинает нервно набирать номер на сотовом. Беседа очень «интересная», особенно, если учесть, что голос у юной особы резкий. Она громко, на весь салон вещает о ценах на какие-то метры (жилье), о том, что придет покупатель, что ее парень скотина, вид скотины не уточнила, переходит на какие-то рассказы, как в прошлом месяце что-то праздновали… И все это кажется бесконечным, раздражающим, бьет по нервам, и без того натянутым. В общем, в салоне грядет маленький взрыв… И он таки последовал: сначала водитель просит девушку не говорить громко. Девушка, понятно, не слышит, и телефонная трубка все так же молча терпит пустые, никому неинтересные разговоры. До тех пор, пока в дело не вмешивается «серьезная» женщина. Тоном, не терпящим возражений, она вмиг заставляет девушку замолчать. Причем ее голос профессионально поставлен, и так же громок и резок, как у юной сплетницы. Последняя обиженно встряхивает челкой и швыряет сотовый в сумку. Снова тишина, музыка, мы чуть-чуть проехали вперед. И не заметили, пока с интересом (ну а чем еще заняться?) слушали секундную перепалку молодости и опыта.

Ну, наконец-то — рынок Тухачевский! Мест в салоне нет, рассчитываем «проскочить» его, не останавливаясь. Как бы не так: мамаша в конце салона берет на колени малыша, сидевшего рядом, и объявляет водителю, что «вот, одно место есть!» Ну и кто же вас за язык-то тянул, ну зачем?.. Водитель останавливается, и начинается кошмар: в салон пытаются проникнуть человек пять: один садится (место есть!), еще трое, втиснувшись, размещаются, несмотря на безуспешные возражения водителя: мест нет, выйдите! Да уж, как бы не так! Тетя в объемной куртке, очень габаритная, двигает троих сидящих на первом сиденье, сама как-то устраивается «четвертой», кто-то присел на корточки, и водитель, видимо, поняв безнадегу своего положения, трогает с места.

Я, в общем-то, не злорадный человек, но, проехав еще чуть-чуть, начинаю в душе посмеиваться: ну-ну, сиди в проходе… Кое-как «прошкандыбав» сотню метров и преодолев перекресток, мы снова стоим. Как раз известная певица запела, что она снова стоит, мама, снова… Один из сидящих в проходе не выдерживает пытки «затекания ног» и просится наружу. Водитель: «Я не могу тебя выпустить! Это нарушение, мы во втором ряду!». Парень все-таки выходит. Сам.

За нами в нашем стройном потоке стоят: такси, карета «скорой помощи», частные авто, служебная, с каким-то чиновного вида пассажиром и спецразметкой на боку… Все уже не просто нервничают, все понимают, что дело безнадежное… Хуже всего собаке, сидящей на заднем сиденье машины, вплотную «притертой» к боку нашей маршрутки. Ее жалеет «наша» бабушка: «Ай, бедная, как же тебе плохо, тесно и жарко!..». Пассажиры язвительно подхватывают: «А нам как хорошо! Не тесно, не жарко! Бабуся, людей жалей!». На что собака (бойцовая, между прочим) тоже «отвечает»: начинает метаться по своему месту, но, видимо, хозяин уже научен: она где-то там привязана на поводке. Кажется, мы слышим, как она лает. И снова «курю, мама, снова…».

Проехали метров пять. Встали. В этот момент из нашего крайнего ряда вдруг вылетает машина ДПС (или какая-то другая полицейская) и, включив спецсигнал, на бешеной скорости, пересекая сплошную двойную, летит на встречную полосу и уезжает вперед! «За смертью полетели…», бубнит кто-то особо человеколюбивый. Но если вдуматься: а и правда: куда? Ну если где-то авария или что-то еще, они же не убегут. Будут ждать. Неужели у служителей закона нервы оказались вообще никудышными? Кто-то советует запомнить номер, но машина уже умчалась по свободной встречной. Да и смысл запоминать?.. Пока народ обсуждает «новых полицейских», доехали до нашего бывшего долгостроя: перекрестка улиц Тухачевского и Доваторцев.

И теперь видно всю вереницу машин: стоят до круга, бывшей стелы! Тем временем в «бой» вступает самая ужасная сила: малыш на заднем сиденье начинает капризничать - ему неудобно, ему жарко, да и вообще… Сколько уже можно? Тут поясню: крик ребенка природа-мать рассчитала верно: он должен быть в таком диапазоне, чтобы услышали родители. Так маленькие зайчата призывают зайчиху, любую причем, чтобы покормила. Но природа не учла появление маршруток и то, что маленьким детям приходится вопить, раздражая всех «зайчих». Причем одни пытаются успокоить, другие начинают орать на молодую маму. Ну, в смысле, как вы его воспитываете? Вопрос о воспитании занял весь отрезок пути до остановки. Красная, уставшая мамаша пулей вылетает из салона, на прощание изо всех сил хлопнув дверью. Водитель матерно, но тихо, выругался.

И вот оно, избавление: мы доехали – впереди круг, там светофор, простор, машины едут свободно, ура, товарищи! За окном вдруг пошел дождь, а я вспоминаю, что забыла зонт. Но все равно: скоро выходить, дождь пусть идет, не сахар, не растаю. Проезжаем две остановки, буквально летим! И встаем в пробку, проехав два больших перекрестка. Ее длина непонятна, но видно, что машин много.

Ну и что, что дождь? Он уже почти прошел, поэтому решаюсь идти пешком. Весь путь от дома на ул. Пирогова до троллейбусного парка занял почти час. Хорошо, что есть утренняя планерка… Тут можно и в себя приходить, и вновь начинать любить человечество. До завтра…

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов