Горы, снег и стальные карабины. Часть 1

Роман Кияшко

Зачем люди ходят в горы? Бессмысленный вопрос, который у тех, кто побывал там не раз, вызывает только улыбку и неприличные шутки о психическом здоровье и о том, «что не сидится на месте». Горные долины и ущелья – прекрасные места с богатой природой и снежными пиками в роли декораций. Отдыхать бы здесь, бродить вдоль бурных рек и ручьев, мечтать о вечном. Но кому-то всегда хотелось взглянуть на эту красоту с вершин этих самых декораций. Вот и я в конце апреля, следуя не совсем понятным мне побуждениям, оказался на альпинистских сборах недалеко от поселка Архыз в Карачаево-Черкесской Республике.

День первый

Дела бытовые

На Софийской поляне, где разместился лагерь, еще лежал снег. Немногие смогли вспомнить, когда в последний раз здесь в это время года еще оставались белые островки. Естественно, снежная граница была очень низко, что сулило определенные трудности, но пока это мало кого тревожило.

Поставили палатки, распределили горой сваленные вещи, которые не так давно извлекли из грузовика. Первый день всегда проходит в бытовых хлопотах, когда борешься с желанием уехать назад в город, в привычную обстановку. Важно перетерпеть, справиться с трудностями, распределить обязанности в отделении, а дальше, как в известной фразе, война план подскажет.

День второй

Первая переправа. «Ребят, а котелок мы взяли?». Лавина

Первая переправа
Роман КияшкоПервая переправа

Отделение у нас состояло из восьми человек: семи участников и инструктора – Виктора Николаевича. Чтобы не терять время даром, мы отправились в сторону горы Орленок на «снежные» занятия. Первое же испытание сразу возле лагеря – переправа. На другой берег бурной реки можно было добраться по двум поваленным деревьям, расположенным параллельно: кора содрана, а из-за влажности стволы мокрые и скользкие. В последующие дни мы еще не раз переправлялись таким способом, но этот оказался психологически самым сложным.

Шли сначала по сосновому лесу, в котором раньше были только тропы. Сейчас здесь лесорубы «вне закона» проложили колею до верхней границы леса, и необходимость в навигационных способностях отпала.

Поднялись без происшествий: погода стояла пасмурная, но без осадков, и снег еще не успел подтаять. На середине пути вспомнили, что забыли котелок в лагере. Таня из Пензы, посмеиваясь, обещала научить нас выживать даже в таких тяжелых условиях, как обед без чая. Возле места занятий обнаружились знакомые из нашего лагеря, которые наслаждались окружающими красотами и неспешно потягивали горячее из двух котелков, один из которых они увидели только день спустя…

«Снежные» занятия, как несложно догадаться, связаны с передвижением по горной местности на заснеженных участках и ледниках. И навыки эти, к слову, нужны не только альпинистам и горным туристам, а всем, кто выбирается в горы. Природа здесь непредсказуема и живет по своим законам. И, как и в нашей повседневной жизни, немного, но в законах этих стоит разбираться. Тем самым можно избежать многих опасностей.

На снежных занятиях. Слева сошедшая лавина
Роман КияшкоНа снежных занятиях. Слева сошедшая лавина

Снега на учебном «полигоне» оказалось много: проваливались по пояс. Идеальные условия для постижений «снежных» тонкостей. Учились делать ступени, или, как это называют на местной «фене», тропить. Ходили по вымышленному леднику, избегая оказаться расщелин и трещин. В итоге так увлеклись, что попали под настоящую лавину. Но все обошлось – она, как и все в этот день, была учебная и обошла нас стороной.

Обратно шли под дождем, но уже с котелком.

День третий

Первая потеря в отделении. Подход. Снежный цирк

Утром выяснилось, что отряд потерял бойца. Одна из девушек решила, что не протянет в таком режиме еще 10 дней, и уехала домой. И, как в старой песне, нас осталось семеро.

Предстоял нам в этот день подход к перевалу Караджаш. Дорога туда долгая. Из отделения бывали там только Виктор Николаевич и Саша. Инструктор загадочно улыбался и неспешно поторапливал, а Саня часто матерился и предвещал тяжелую прогулку. В итоге после второго завтрака, примерно в одиннадцать часов, мы выдвинулись. За плечами рюкзаки, набитые снаряжением и веревками, палатками, спальниками, едой на четыре дня и личными вещами. На этот раз мы взяли два котелка.

Весь путь до перевала можно разделить на два отрезка. Первый тянется от лагеря по дороге в сторону горы Софии. Возле места, которое почему-то называется Сырзавод, нужно было переправиться на другую сторону. Оттуда стартует второй отрезок по ущелью до самого перевала. Так вот, протяженность первого – около шести километров, его мы прошли с тяжелыми рюкзаками примерно за два часа. Второй, который значительно короче, мы осилили аж за восемь часов! Возле замерзшего озера Верхняя Запятая под перевалом на высоте 2800 метров мы были в девять часов вечера, еле живые с промокшими ногами. Почти везде лежал подтаявший снег, в который мы проваливались по пояс. Несколько раз мы переходили по сошедшим лавинам. Раз за разом, когда мы бросали взгляд вверх, казалось, что вот он, конец подъема, за которым нас ждут замерзшее озеро и долгожданный отдых, но после очередного взлета, начинался следующий. Где-то на середине пути я неловким движение сбил очки с головы и потом тоскливо наблюдал, как они, позвякивая, катятся вниз по замерзшей снежной корке и постепенно превращаются в черную точку на белом покрывале, а потом и вовсе исчезли. Естественно, идти за ними не было смысла. Улетели они до границы леса, и, спустись я за ними, этот переход растянулся бы для меня еще на пять часов. Товарищи из отделения поделились запасными очками.

Подъем к перевалу Караджаш
Роман КияшкоПодъем к перевалу Караджаш

Небо, усеянное звездами, стало почти черным, когда мы вышли на седловину двух вершин – Пештера и 60 лет КЧАО. Впереди нас был цирк – огромная чаша с замерзшим озером на дне, по кромке которой тянутся вверх горы. Чуть ниже мелькали пара десятков огоньков – это те, кто пришел сюда до нас. Сзади – потрясающий вид на Софийское ущелье. Благодаря снегу в темноте легко просматривался ландшафт.

Порыв холодного ветра ударил в лицо. Разгоряченные после долгого подъема, мы стали быстро замерзать. Спустившись к местам ночевки, быстро установили палатки и заварили чай – в нескольких десятках метрах от нас оказалась прорубь. Вода оттуда была горькая, со странным привкусом, но в кипяченом виде пить ее было можно. Наспех перекусив бутербродами, легли спать. Больше ни на что сил не было.

День четвертый

Менги Кель-Баши. «Зарубайся, Рома, зарубайся!». 60 лет КЧАО

По замерзшему озеру Верхняя запятая
Роман КияшкоПо замерзшему озеру Верхняя запятая

Любой подтвердит, что нет ничего хуже мокрой обуви. Не соглашусь, так как промокшие ботинки оставляют надежду на то, что их можно без труда надеть и согреться. А вот в замерзшем виде они лишают этих привилегий. За «бортом» ночью было минус 15 градусов, внутри палатки у входа температура чуть выше, но тоже минусовая. Поэтому те, кто занес обувь внутрь, но не сунул ее в спальник, утром имели «удовольствие», раздирая пятку, надеть по куску льда, а потом растопить его окоченевшими ногами. В рафтинге говорят: «Нет ничего лучше, чем снять мокрую одежду и надеть слегка влажную».

Вообще, в тяжелых условиях отравляют жизнь мелочи. Когда вокруг на сотни метров снежное покрывало, вопрос, к примеру, с туалетом, встает ребром. Немногочисленные укрытия начинают пользоваться беспрецедентной популярностью. Соседний лагерь построил свой снежный клозет, чему мы усердно завидовали.

По планам на этот день, нам предстояло подняться на «открывашку», первую легкую вершину самой низкой категории сложности – 1Б. Единственным кандидатом поблизости был Менги Кель-Баши, что в переводе означает – Голова Тысячи Озер. Гора самая высокая в цирке – 3243 метра над уровнем моря, она полностью покрыта снегом.

В нескольких метрах от вершины Менги Кель-Баши
Роман КияшкоВ нескольких метрах от вершины Менги Кель-Баши

После тяжелого подъема накануне мы отказались рано вставать и проснулись около шести часов утра (да, это не ранний подъем, таковым можно называть пробуждение в четыре, а то и в три ночи) от дружного хруста по утреннему фирну десятка пар «кошек» – металлических приспособлений с шипами, которые крепятся к ботинкам и помогают ходить по снегу и фирну.

Утром окрестности вызвали восторженное молчание. Горный массив, покрытый снежным нарядом, – ради этого можно забыть о тяжелых рюкзаках и замерзших ботинках. Идеальное место для идеальных фотографий. Все, что нужно, это немного навыков работы с камерой и мало-мальски удачная композиция – вот залог кадра, над которым друзья и близкие будут восторженно охать.

Десяток снимков, завтрак на скорую руку с колбасой и пряниками, насилие над ногами в лице ледяной обуви, и вот мы, «шипованные», отправляемся вслед за утренними гостями. А так как вышли далеко не засветло, то уже на перевале Караджаш снег был прогрет настолько, что в «кошках» необходимость отпала, а ноги в ботинках превратились в своеобразные поршни, которые перекачивали воду от пятки к носку.

Коллективное фото
Роман КияшкоКоллективное фото

В целом подъем на Кель-Баши дался относительно легко. Единственная досада – на вершине не оказалось капсулы с запиской. Каждая группа, которая поднимается на гору, оставляет там упакованный в баночку, бутылочку или коробку клочок бумаги, где указаны данные о восходителях, погоде и пожелания последователям, и забирает ту, которая там уже лежала. Главная цель – подтвердить в лагере свое присутствие запиской предыдущей группы и, оставив свою, помочь это сделать тем, кто окажется там после тебя.

Сделав очередную серию заочно «гениальных» фото, начали спускаться вниз. Проваливались по пояс – останавливали рюкзаки за спиной. Но спуск – это не подъем, и в приподнятом настроении мы стали имитировать срыв на снегу. Итог: сорваться не смогли – снег слишком рыхлый, но промокли еще больше. Романтика!

C соседней горы Батак за нами наблюдал тур. Животное не двигалось, и его было сложно отличить от скалы. Участки, на которые люди поднимаются с большим трудом, вооружившись хитрым снаряжением, для аборигенов от мира зверей повседневность.

До палаток добрались к трем часам дня. Пару часов на обед, и вперед к ближайшим скалам – горе 60 лет КЧАО – на занятия. Со стороны озера, где мы остановились лагерем, до вершины недалеко, около ста метров. Настоящий маршрут на нее начинается снизу, откуда мы пришли накануне. Поработав несколько часов со снаряжением, мы еще засветло вернулись обратно.

Закат не уступал красотой рассвету, а усталость, накопленная за день, помогала со спокойствием насладиться золотыми во всех смыслах минутами. В такие моменты осознаешь, что красота гор требует испытаний. Только так можно глубоко ее прочувствовать и на годы оставить в памяти.

Ах да! Шутки ради решил показать товарищам из отделения, как скользит тарелка по фирну. Улетела она метров на сто. К счастью, «кошки» надевать не понадобились, добрался до нее так…

День пятый

Батак. Встречное движение. Дорога к заслуженному отдыху

В этот раз встали в пять часов утра. Уже привычные завтрак и сборы. В этот раз вышли на восхождение первыми среди тех, кто остановился лагерем на озере. Путь вел к горе Батак (названной в честь города в Болгарии), на которой мы вчера видели тура. Категория сложности у нее 2А. По словам инструктора Виктора Николаевича, классический маршрут.

Вначале мы повторили вчерашний путь. Поднялись до перевала, затем к кулуару, ложбине в склоне горы и вышли на маршрут. По большей части лезть приходилось по скалам, в некоторых местах засыпанных снегом. К своему удивлению, нашли сразу две капсулы с записками – компенсация за неудачу на Кель-Баши. Оставила их одна и та же группа.

Гора Батак
Роман КияшкоГора Батак

С погодой нам в очередной раз повезло. Ветер не сдувал, солнце не припекало, дождь не мочил. В отличие от предыдущей группы, которая взобралась на Батак в двойке чуть меньше чем за час, у нас восхождение заняло около полутора часов. После непродолжительной фотосессии и легкого перекуса повернули обратно и стали возвращаться.

Примерно на середине маршрута увидели скалу, в которой образовалась дыра, а чуть левее нее торчал вверх каменный зуб. Место весьма интересное, но создает трудности покорителям. Когда кто-то проходит здесь, то его крики с другой стороны почти не слышны остальным. В сторону вершины мы прошли этот участок без особых трудностей, хоть и надорвали глотки, перекрикиваясь друг с другом. А вот на обратном пути встретились с другой группой восходителей, и нам пришлось ждать, пока они все не пролезут. Но что-то у них не заладилось, и тот, кто прошел первым, никак не мог подать команду товарищам, что веревка свободна и пора бы уже отправлять следующего. В это время мы, стоя в тени скал, стали медленно замерзать. Пришлось брать инициативу в свои руки. В результате мы потеряли на этом отрезке маршрута больше часа. Мы вновь вышли к перевалу, а та группа все так же не могла пройти эту злосчастную дыру в скале.

В лагере разгорелась нешуточная дискуссия. В этом районе у нас осталась еще одна вершина – Пештера. Кто-то предлагал остаться здесь на озере, завтра подняться на последнюю гору и уйти вниз. И нам не пришлось бы возвращаться. Но делать это не положено – после покорения двух вершин полагается день отдыха со спуском в нижний лагерь. Да и продукты подходили к концу. В итоге решили долго не засиживаться после восхождения, а собрать все необходимое и уйти в нижний лагерь на Софийской поляне. Палатки и снаряжение оставили на озере. Посторонние здесь не ходят, а брат-альпинист еще не лишен чести и до подлого воровства не опустится.

По дороге вниз я все высматривал потерянные очки, но после того, как мы здесь побывали, сошла не одна лавина, да и прошли несколько групп. Мысль о скором отдыхе и горячих хычинах грела душу. Надеюсь, они кому-то достались, а не остались лежать под толстым слоем снега. Не повезло мне, пусть повезет кому-то другому.

Продолжение следует...

восхождение, альпинизм, КЧР, экстрим, Кавказские горы

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Путешествия»

Другие статьи в рубрике «Спорт»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов