Горы, снег и стальные карабины. Часть 2

Роман Кияшко
Гора Пештера
Роман КияшкоГора Пештера

Окончание. Начало в №105.

День шестой. «Сколько можно отдыхать!»

День пролетел незаметно. Сушили вещи, залечивали колени, отъедались хычинами. В первые дни мы, естественно, забыли про солнцезащитный крем, поэтому ходили с обгоревшими лицами и пугали своих и чужих красными носами и белыми овалами от очков вокруг глаз.

Вечером выяснилось, что завтра в тот же район отправляется соседнее отделение. У них был свой транспорт, и они согласились взять нас. Вместе мы проехали до переправы, то есть преодолели большую часть пути.

День седьмой. Снегопад. Вторая потеря в отделении. Почти как дома

Лагерь на высоте 2800 метров
Роман КияшкоЛагерь на высоте 2800 метров

Встали в четыре часа утра, на шесть был запланирован выезд. Погода испортилась: пошел снег. Буквально за несколько минут все вокруг покрылось белым пушистым слоем. Выбор был непростой – либо остаться в лагере, либо, несмотря ни на что, идти наверх. В итоге приняли решение рискнуть. Когда добрались до переправы, снег перестал идти.

В альпинизме важную роль играет обувь. Бывает она двух видов – кожаная и пластиковая. Преимущества первого материала – ноги дышат, удобнее идти и весит обувь меньше, но промокает. Изготовители наперебой рекламируют модные мембраны и материалы, которые должны творить чудеса, но этого не происходит либо длится чудо недолго. А вот пластиковая обувь и без чудесных мембран не пропускает воду как внутрь, так и наружу. Однако ходить в ней тяжелее и сцепление подошвы с поверхностью хуже. Саня, один из членов нашего отделения, был в пластиковых ботинках. После непродолжительного снегопада он переходил по бревну, покрытому раскисшим снегом, на другую сторону, но поскользнулся и упал на него грудью. Из реки он выбрался и даже попытался идти дальше, но вовремя опомнился. Из-за острой боли в груди ему пришлось вернуться в лагерь. Теперь нас осталось пять участников и один инструктор.

Путь, который в прошлый раз казался нам бесконечным и невероятно тяжелым, дался на удивление легко. За плечами не было столь тяжелых рюкзаков, и сказывалась высотная акклиматизация.

По пути нам встретились несколько групп, которые, испугавшись непогоды, решили не рисковать и отправились вниз. Небо к этому времени окончательно прояснилось, и они уже были не рады, что так быстро сдались. У знакомых мы спросили, как там наши палатки. Нас заверили, что все хорошо. Ветер и снег их немного помяли, но они все привели в порядок и окопали вокруг снег. Когда спустя пару часов мы поднялись к стоянке, все оказалось так, как нам и сказали. В качестве бонуса мы обнаружили упаковку гречки и еще кое-какие продукты.

Вокруг не осталось практически никого. Чуть поодаль от нас встали лагерем наши попутчики, на пригорке к северу стояла еще одна группа. Остаток дня мы восстанавливали лагерь, приводили в порядок наш «снежный» стол и готовили ужин. Вечером, после захода солнца, когда белое полотно покрылось слоем крепкого фирна, мы окончательно избаловались и катались со склона.

В вечерний сеанс связи мы узнали, что Саня сломал ребро.

День восьмой. Пештера. Сноубордист-одиночка. Срыв

Злополучный кулуар
Роман КияшкоЗлополучный кулуар

Для третьего разряда, который мы должны были закрыть, нужно покорить четыре горы. Одна вершина 1Б категории сложности, две 2А и еще одна 2Б в качестве зачетной. Но гора Пештера, на которую мы отправились в этот день, оказалась 2Б категории сложности.

Вышли мы на нее примерно в шесть часов утра. Возле места, где начинался маршрут на вершину, мы, к своему удивлению, обнаружили одинокую палатку. Оказалось, что это сноубордист, которого мы встретили, когда спускались в нижний лагерь на отдых. Он тогда шел в снегоступах с тяжелым рюкзаком и всем предлагал прыгнуть в Ставрополе с парашютом. Он еще спал, во всяком случае, не показывался из палатки.

Путь на вершину Пештеры показался ненамного сложнее восхождения на Батак, хотя категория сложности здесь выше. Прошли мы его сравнительно быстро и без серьезных происшествий, за исключением одного. На скальных участках первый протягивает веревку, или, по-местному, провешивает перила, используя по пути закладки, чтобы создать промежуточные станции и обезопасить себя, а также своих товарищей. Затем другие с помощью жумара, специального устройства для подъема по веревке, идут следом. Так вот, на одном из таких участков я двигался следом за лидером. В момент, когда я нагрузил жумар, чтобы подтянуться выше, одна из закладок вылетела, веревка просела на пару метров и меня бросило вниз. К счастью, верхняя станция была надежной, и дальше я не улетел, хотя порцию адреналина получил.

Спуск с этой вершины нам казался самым простым из всех. Лагерь был под нами в паре сотен метров. Но когда мы собрались вниз, поднялся сильный ветер с порывами, а снег, подтаявший за утро, вновь схватился и превратился на камнях в тонкую ледяную корку. Идти стало небезопасно, и потому веревки мы не убрали, а шли все так же связанными. Местами даже на расстоянии десяти метров крик напарника был едва различим в завываниях ветра. Однако идти было недалеко, и вскоре мы прошли опасный участок.

Остаток дня провели в палатках. Погода вновь стала портиться, ближе к вечеру поднялся ветер и повалила мелкая снежная крупа. Ночью ударил мороз.

День девятый. Непогода. «Сколько можно есть?!». Груженый спуск

Внезапный снегопад
Роман КияшкоВнезапный снегопад

Утром погода не улучшилась. За ночь выпал снег; то наползал, то рассеивался туман. Лыжники и сноубордисты, которые стояли по соседству, радовались «пухляку» и, недолго думая, отправились кататься на склон под перевалом Караджаш. Мы же до обеда сидели в палатках и ели. Сначала от безделья, а затем потому, что не хотелось нести продукты обратно в нижний лагерь. Улучшения погоды не намечалось, поэтому к полудню стали готовиться к спуску. В этот раз забрали все, даже мусор.

Идти по склону вниз с тяжелым рюкзаком удовольствие не из приятных. Каждый шаг отдается болью в коленях. Поэтому садишься на пятую точку – и вперед, как на санках. Главное – не налететь на скалы. Мокрый снег набивается под одежду, постепенно там тает, отчего испытываешь непередаваемые ощущения. Быстро, но мокро. Продолжительная, но безынтересная прогулка по дороге от горы Софии – и мы в лагере.

День десятый. Последний рывок. Заимов пик. Не туда. Инцидент на стене

Скалы
Роман КияшкоСкалы

Коллегиально решили последней вершиной выбрать Заимов пик – гора находится относительно близко от лагеря. На десятый день желание идти куда-либо пропадает, хочется только закончить начатое и уйти на «заслуженный отдых». Встали в четыре, вышли в пять. Пока двигались по дороге в сторону переправы, казалось, что вершина вот она, совсем близко. К тому же высотой она не выделялась среди прочих и даже недотягивала до трех тысяч над уровнем моря.

Но гора оказалась не такой простой, как мы думали. Ни тропы, ни дороги к началу маршрута не было. Направление можно было определить только визуально, а идти пришлось по лесу. Это и сыграло с нами злую шутку. Оказались мы в кулуаре, по которому тек ручей. С правой стороны вверх вздымались отвесные скалы, с левой – крутой травянистый склон. В итоге одно из двух: либо сухими идти по траве, балансируя на грани срыва, либо мокрыми по ручью. Выбрали второе. О результатах говорить уже не приходится.

После того как мы вылезли из кулуара, путь пошел по лавинным полянам – крутым склонам, с которых в любой момент могло сойти снежное покрывало. Аккуратно, с ледорубами наизготовку, мы прошли участок и оказались у начала маршрута на вершину. Примерно на середине дорогу преграждала почти отвесная стена, которую мы обошли.

Дошли до вершины немного позднее еще одной группы из нашего лагеря. Они в этот момент закончили с «фотосессией» и стали спускаться. Нам осталось только решить, как возвращаться вниз – по пути подъема или вслед за ушедшими по соседнему ущелью. Ответ пришел сам: через некоторое время там, где они спускались, сошли две лавины.

По пути обратно мы решили не обходить вновь стенку, а спуститься по ней. Сбросили вниз веревку, и я первый полез вниз. Опускаясь, я взглянул вниз и, к своему ужасу, обнаружил, что веревки не больше двух метров и на конце нет узла, а вот до конца спуска значительно больше. Вспотевшими руками закрепился на страховочном устройстве, зубами завязал узел и стал искать площадку, где бы смог организовать станцию. Я находился в трещине, но справа была небольшая полка, где можно было бы относительно безопасно встать самому и принять других. Кое-как перелез туда, закладками сообразил страховку. Но появилась новая проблема – из-за изгибов рельефа и расстояния остальное отделение меня не слышало, хоть я и кричал во все горло. Как выяснилось позже, они тоже мне кричали.

Спустя некоторое время по веревке кто-то начал спуск. Инструктор Виктор Николаевич двинулся следом, так как понял: что-то пошло не так. Он помог со страховкой и перевел спускающихся в безопасное место. И так мы постепенно прошли злополучную стенку.

Шли мы еще несколько часов, спуск был долгим, но расслабились мы, только когда перешли реку София. Там выяснилось, что Заимов пик тоже 2Б категории сложности, вместо 2А. В итоге мы перевыполнили план. Но долгие десять дней, проведенные среди снежных склонов и «ветреных» скал, остались позади. Хотелось обратно в цивилизацию, в уют. А вот уже там вспоминать и рассказывать всем про горы, снег и стальные карабины, которых, к слову, у нас не было.

альпинизм, горы, Кавказ

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Путешествия»

Другие статьи в рубрике «Россия»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов