Несколько штрихов к групповому портрету Черкесского погранотряда

Елена Павлова
Александр Радько с товарищем., День пограничника, КЧР
Александр ПлотниковАлександр Радько с товарищем.

Сегодня — День пограничника. И наш город его тоже по традиции отмечает. За десять лет, которые Ставрополь был центром Северо-Кавказского особого пограничного округа и гордо носил звание «столицы трех морей», он тоже по сути и по духу успел стать пограничным. Что и не удивительно — на то, что остается в сердце и душе, не влияет смена статуса. Поэтому для ставропольцев по-прежнему День пограничника — общий праздник. Тем более для тех, кто на границе служил и для кого она стала судьбой. А в судьбах героев нашего сегодняшнего рассказа — Александра и Натальи Радько и Константина Яценко - особое место занимает служба в Черкесском погранотряде. И у них сегодня двойной праздник, потому что этот отряд (ныне – Пограничное Управление ФСБ РФ по КЧР) именно 28 мая отмечает и 90-летие со дня образования.

Новую границу обустраивали с нуля

Они познакомились и стали друзьями здесь, когда южная граница рухнувшего СССР откатилась к Кавказскому хребту. И новая граница России обустраиваться начинала практически с нуля. Тяжелые это были времена.

Константин Яценко — один из тех, кто был там с самого начала. Прибыл он сюда из Сухумского отряда, несущего службу в зоне грузино-абхазского конфликта. В КЧР участок был хоть и менее горячий, но не менее сложный. Места, где начинали обустраиваться заставы, для военных целей были совершенно не предназначены. Зачастую это были обычные турбазы летнего типа или бывшие овощные базы, в которых зимой кроме непосредственных задач по охране госграницы стояла еще задача элементарного выживания. А пограничная комендатура разместилась, например, в здании бывшего детского сада с символичным названием «Звездочка»… Обеспечение продовольствием и снаряжением было тоже из ряда вон... Не говоря уж об альпинистском снаряжении... Брошенную веревку на турбазе найти — и то счастьем считалось. И тем не менее задачи выполняли. Даже зимой, когда перевалы закрывало снегом, поднимались до определенного рубежа, где еще можно пройти, изучали снежный покров... Однажды бойцы встретили туристов-экстремалов. Те в полной экипировке с веревками пытались подняться. А пограничники им навстречу спускались — в кирзовых сапогах и без всяких страховок. Спортсмены были поражены.

Вообще, вспоминая о том времени, офицеры и сами многому поражаются. Ведь в период обустройства отряда на этом новом рубеже у них даже карт толковых не было.

Подполковник Яценко вспоминает:

– Смотришь на карту — с одной стороны Черное море, с другой — Каспийское, посередине - узкая полоска Кавказского хребта. И даже себя (свою заставу) на этой карте найти совершенно невозможно. Даже туристические карты в дефиците были... Мы брали местных ребят, проходили с ними всеми тропами, всеми бывшими туристическими маршрутами...

За молодежь перед дедами не стыдно., День пограничника, КЧР
Александр ПлотниковЗа молодежь перед дедами не стыдно.

Изучение местности было тогда задачей первой необходимости. За перевалом была Абхазия, пережившая страшную по масштабам кровопролития гражданскую войну, а в самой России уже вовсю бурлили национальные окраины. По территории, на которую становились погранзаставы и комендатуры Черкесского погранотряда, с начала 90-х шло оружие, а иногда — и банды. Так что перевалы необходимо было закрывать.

Азы народной дипломатии

А кроме всего прочего приходилось бороться с браконьерами. Война ведь и животных заставляла мигрировать. А следом за ними с сопредельной территории потянулись охотники... Проблем с ними было много...

…Кстати, немало было их и с местным населением. На ту пору не все жители были в курсе, что Советский Союз развалился. Видя пограничников на горных тропах, многие в толк взять не могли, что они там делают. А уж когда дошло до запретов на незарегистрированное оружие, в штыки это многие восприняли. У них там винтовки чуть не с турецкой войны хранились... А уж когда пограничные наряды стали ловить нарушителей на тропах, про которые только местные знали, реакция была разной.

Но постепенно пограничники завоевали доверие значительной части жителей.

Хотя процесс установления контактов и доверия шел по-разному. Сложностей было много, иной раз и цирка хватало.

Константин Яценко вспоминает, как однажды местные установили шлагбаум, перегородивший узенькую дорогу, и это не только не согласовали с пограничниками, но даже дубликат ключей начальнику заставы давать отказывались. По сути, назревал конфликт. Но Яценко решил применить воспитательные методы. Чтобы миновать закрытый шлагбаум, конечно, пришлось повозиться — частично разобрать валуны, чтобы объехать, частично — на руках пограничный «уазик» перенести. Зато, увидев машину, местные опешили:

– А шлагбаум как же?

– А я его взорвал, - не моргнув ответил Яценко.

Жители заахали, бросились проверять, вернулись повеселевшие, но совсем удивленные.

– Командир, ты как проехал? - уже уважительно допытывались они.

– Ключ сюда, - потребовал офицер.

Ключ отдали безропотно, но не отставали: скажи да скажи, как проехал.

Яценко «наобъяснял» с три короба: про то, что тент с кузова «уазика» сняли, колеса сдули, лобовое стекло отвинтили и что в таком вот уменьшенном виде «уазик» под шлагбаумом аккурат прошел...

Самое интересное, местные поверили — три дня пытались проделать то же самое с собственной машиной, схожей по формату... Только потом поняли, что их, как говорится, «развели». И, что интересно, никаких попыток ограничить движение пограничного транспорта они больше не предпринимали.

…Так что по-разному приходилось выстраивать отношения: где-то воспитывать, где-то договариваться — но обязательно с учетом местного менталитета. Вообще-то пограничная служба во многом строится в том числе и на взаимодействии с местными жителями. И пограничники признают, что помощь населения и властей республики — даже в самые сложные годы — была просто неоценимой. Начиная от обустройства, когда ряд предприятий передавали в отряд партии утюгов, одеял, продовольствия, при изучении местности пограничники местных привлекали в качестве проводников. Много было случаев, когда именно жители сообщали на заставы о нарушителях границы и других тревожных фактах.

Перед дедами не стыдно

Константин Яценко — в центре., День пограничника, КЧР
Александр ПлотниковКонстантин Яценко — в центре.

Конечно, вспоминают подполковники запаса Радько и Яценко и своих солдат - мальчишек, пришедших на границу по призыву. Они проявили себя как настоящие воины... Вот только два из множества примеров.

Ближе к зиме перевалы закрываются снегом. И с участков, становящихся непроходимыми, снимаются пограничные посты. А в тот раз резко испортилась погода. И несколько дней, пока ребят не забрали, они находились там в горах в буквальном смысле на грани выживания. И не просто выжили, офицеры в один голос говорят — эти бойцы вернулись другими: не мальчишками — солдатами, причем очень сплоченными...

Вообще говорят, что граница меняет людей. Просто она высвечивает человека, как рентгеном, проявляя его доминанту. И у большинства этой самой доминантой оказывается то, благодаря чему наш народ выигрывает все войны.

Тот же подполковник Яценко вспоминает, как уже в далеком 1995-м его бойцы готовились принять бой с бандой Дудаева. На пост, где группа пограничников — офицер, контрактник и десять солдат-срочников — несла службу уже почти месяц, поступила информация, что Дудаев получил ранение и служба охраны «президента Ичкерии» будет пытаться прорваться вместе с ним в Грузию. Попытка прорыва могла быть предпринята и в зоне ответственности этого пограничного поста... Прорыва не было. Но главное в другом — ни один из бойцов не дрогнул. За два дня в скалах выбили настоящий опорный пункт, соорудили укрепления и запасные ходы. 19-летние мальчишки были готовы стоять насмерть против 60 до зубов вооруженных боевиков. Они готовились принять этот неравный бой.
Таких примеров действительно очень много — и в 90-х, когда шла вторая Кавказская, и сейчас. И офицеры-пограничники, прошедшие все войны последних 20-25 лет, говорят:

– Не правы те, кто говорит — мол, молодежь у нас плохая. Хорошая молодежь. И Родину умеет защищать. И защищает. Перед дедами, что в Великую Отечественную воевали, не стыдно.

Кстати, это в полной мере относится и к детям пограничников. Граница для многих — дело семейное. У Александра Владимировича Радько, например, и жена Наталья — самый настоящий потомственный пограничник, и сын начинал службу в том же самом Черкесском погранотряде, и дочь после школы мечтает идти учиться в Голицынский институт. А пятилетний внук, несмотря на юный возраст, всегда ходит вместе с родными на пограничный праздник и так же, как и взрослые, — в зеленой фуражке.

День пограничника, КЧР

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Россия»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов