Его палитра – село

Виталий Задорожный

В квартире нашей висит на стене в ослепительно белой рамке картина. Тема ее – религиозная. Почти всю ее площадь занимает ослепительно белый храм с куполами, на которых тянутся ввысь золотые кресты.

Фон картины – ослепительно голубое небо, в котором плывет ослепительно белое облако, как символ чистоты и вечности. А на переднем плане – зеленая трава, как символ жизни, и извилистая дорожка, ведущая к храму.

Это Валдай, один из древнейших городов Руси, известный с 1495 года. Статус города получил в 1770 году. Сейчас это райцентр в Новгородской области, стоит на Валдайской возвышенности.

На картине изображен Успенский собор. Здесь в июне 1990 года был ставропольский художник Николай Чубенко. А спустя почти год, в апреле, картина эта оказалась в кабинете литературно-музыкальной редакции краевого радио, где я тогда работал, как бесценный подарок художника.

А познакомился я с Николаем Чубенко в ставропольском кинотеатре «Экран», но не на просмотре фильма, а на его персональной выставке, разместившейся в просторном фойе. Проходя от картины к картине, я ловил себя на мысли, что побывал одновременно во всех временах года. Я видел белизну упавшего на поля снега, ощущал запах пробуждающихся на ветвях почек, слышал шум проливного дождя, шагал по вороху золотых листьев в опустевшем лесу.

Участие в выставках – это всегда событие для художника. А уж выставка персональная – тем более. Это, конечно же, и большая ответственность: что я показываю людям.

– Еще учась в Ставропольском художественном училище, нам с Виктором Литвиновым позволили сделать персональные выставки, – вспоминал Николай. – Потом я участвовал ежегодно в краевых выставках: осенних, весенних, традиционных. Если говорить об ответственности, надо, в первую очередь, чтобы работы в нравственном отношении несли, я думаю, чистоту.

У Николая Чубенко были, понятно, учителя и в училище, и в процессе его творческой работы, как художника. К нему вполне доброжелательно относилось правление Ставропольской организации Союза художников. Настоящим наставником и учителем во всей его деятельности он считает Павла Моисеевича Гречишкина, с которым познакомился еще будучи студентом. Морально поддерживали молодого художника Евгений Федорович Биценко, Алексей Егорович Соколенко, Дмитрий Сергеевич Гущин, Лев Иванович Алмосов. Последний был его преподавателем в училище. Именно этой художественной среде обязан Николай Чубенко своему становлению. Основная тема его творчества, как и у Гречишкина, – пейзаж.

– С Гречишкиным нельзя конкурировать, – парирует мою мысль Чубенко. – С ним надо быть только на «Вы», потому что он большой мастер, и у него надо только учиться и учиться.

На персональной выставке Николая Чубенко была книга отзывов. Мнения разные. Большинству посетителей работы художника доставляли истинное удовольствие. Кто-то проходил мимо отдельных работ: сердце, наверное, не отозвалось. Но все равно главный судья для человека, особенно для человека творческого – это он сам.

– Я думаю, что художник тогда художник, когда он относится к себе критически. Хотя это, конечно, сложно, – размышлял Николай. – Всегда стараешься передать то состояние, которое у тебя на душе. Но не всегда это получается. Почему? Потому что не хватает иногда мастерства. Для выставки я отобрал лучшие работы. В каком смысле лучшие? Те, которые мне самому больше нравятся, те, которые, как я считаю, могут тронуть и взволновать зрителя. И он уже не пройдет мимо. Это очень важно для художника. Ведь художник, я не только о себе говорю, – человек очень ранимый. Независимо от того, к какому течению он принадлежит, как работает. И мечта каждого художника, чтобы его работы производили впечатление на зрителя, чтобы он их принимал.

Николай Чубенко взял себе за кредо высказывание Ильи Репина о мастерстве художника: «Если работа нравится и художнику, и зрителю, это хорошая работа. А если нравится только зрителю, а не нравится самому автору, это плохая работа». И это очень верно. Потому что никто не может оценить художника, кроме его самого. Если он работал от всей души, работал честно, отталкиваясь от лучших человеческих качеств, от лучших нравственных проявлений, тогда его работа будет хорошей. Как же оценивает Николай Чубенко работы, представленные на выставке?

– Когда работаешь и чувствуешь сам, что работа удалась, на душе такое спокойствие, а вернее сказать, радость необыкновенная, даже восторг, – отвечал Николай. – Это чувство я испытывал от всех выставленных работ. Они мне очень дороги, и я не могу с ними расстаться.

Когда вы увидите пейзажи Николая Чубенко, вам сразу станет ясно: это житель сельский. Прощальный клин журавлей над желтыми верхушками деревьев. На одинокую церквушку на пригорке сыплет медленный дождь осенних листьев. Погорбившийся, как в стихах Сергея Есенина, плетень у сельского домишки, а вдали – стога сена.

И даже когда из своей Новой Деревни, так называется село в Кочубеевском районе, где жил и работал Николай Чубенко, художник уезжал на Вологодчину, в среднюю полосу России, или на Байкал, то и там рождались под его кистью сельские пейзажи. А одна из таких поездок оказалась для него счастливой. Именно тогда на учебе, на этюдах он обзавелся семьей. А было ему тогда уже 29 лет.

– Да, именно там, в Горьковской области, познакомился я со своей будущей женой Машенькой, – с улыбкой говорил Николай. – И неожиданно для себя, для родителей, для родственников я женился. Прямо скажу, с тех пор она является ангелом-хранителем и в семье и в моей работе. У нас двое детей: сын Саша и дочь Анюта. Я считаю, что моя жена – это российская женщина с чисто русским характером. Сама она из первозданной российской деревни, имеющей устоявшиеся традиции. И характер моей жены – это характер России. Может быть, это сказано громко, но я бы провел именно такое сравнение.

Что же вкладывает Николай Чубенко в понятие «ангел-хранитель»? А то, что жена для него – первый помощник в его работе. Помощник для его души. Он сидит над холстом, пишет, и нет ему никаких препятствий, нет разногласий. А ведь не секрет, сколько семей распадается именно по этой причине, на этой почве: ссоры, скандалы. В его семье этого, к счастью, не было. Надо ему уезжать на пленэр – жена тут же готова переложить на свои хрупкие плечи все заботы о семье. И Николай был уверен, что в доме все будет хорошо.

– Двухмесячная поездка на Байкал была трудна для меня, потому что я очень скучал по семье, – рассказывал Николай. – Уже через месяц ждешь, когда же закончится поездка и ты вернешься домой, увидишь своих родных. А пока ждешь от них писем. А если неожиданно придет телеграмма, то ли поздравительная, то ли сообщающая о каком-то интересном событии дома, это вдвойне приятно. Ведь это весточки от самых близких мне людей.

Николая Ивановича считает своим первым учителем в живописи Анатолий Соловцев из хутора Верхнерусского. Его способности к рисованию заметил тогдашний директор Кочубеевской художественной школы Николай Чубенко и посоветовал ему, демобилизованному солдату, учиться. Затем Анатолий окончил Ставропольское художественное училище, Кубанский государственный университет, где получил профессию учителя рисования, и стал профессиональным художником.

Шесть лет назад, в июне 2010 года, художник Николай Чубенко в расцвете творческих сил ушел из жизни. Ему было всего 58 лет. А нынешний год, 2016-й был бы для него особенным: ему исполнилось бы 65 лет. Ушел художник, но в селе Новая Деревня, где он жил и работал, осталась первая на Северном Кавказе частная художественная галерея, которую он создал и куда постоянно приходят сельчане и приезжающие гости. Фотография на газетной полосе сделана фотокорреспондентом «Вечернего Ставрополя» Юрием Рубинским в селе Новая Деревня в июле 1998 года на открытии этой галереи, где представлено около 80 работ автора. Рядом с Николаем Чубенко – ставропольский художник, ветеран Великой Отечественной войны Яков Асберг.

Дело отца продолжает его сын Александр, окончивший в селе художественную школу, а затем – Ставропольское художественное училище. Я вспоминаю, как рассказывал о своем сыне во время нашей встречи в Ставрополе Николай Иванович. Саше было тогда только девять лет.

– Он немножко похож на меня. Но я бы не сказал, что он слишком увлечен рисованием. Иногда он приходит ко мне в мастерскую и говорит: папа, дай я чуть-чуть поработаю. У него есть все материалы: акварельные краски и гуашь, пастель и кисти, бумага и картон. Все есть, но тяги особенной к рисованию я за ним не замечаю, хотя привлечь стараюсь. В каком плане привлечь? О чем– то рассказать, что касается изобразительной грамоты, изобразительного искусства. Я сильно не настаиваю, но говорю: садись, Саша, занимайся, рисуй. Но зато я вижу другое: он лошадей любит и как-то признался мне и Маше: я хочу работать на Терском конезаводе. Ему было всего два с половиной года, когда мы первый раз посадили его на лошадь и увидели, что он совсем ее не боится. Подрос и снова выдал свою мечту: хочу работать с лошадьми, выводить новые породы.

Художник Николай Чубенко был еще и страстным охотником и собаководом. На охоте ему помогали пять борзых и две гончие собаки. А в доме жила еще и маленькая такса. Николай часто брал с собой на охоту своего ученика и друга Сашу Бабича, который был вооружен не ружьем-двустволкой, а видеокамерой, чтобы запечатлеть на пленке Чубенко-охотника.

– С Николаем Ивановичем Чубенко я познакомился в 1986 году, когда переехал из Ярославской области, где окончил художественное училище, на Ставрополье, в село Новая Деревня, – рассказывает Александр Бабич. – Мы стали односельчанами, коллегами по творчеству и друзьями, хотя я был моложе его на семь лет. Мы вместе ходили и ездили на этюды. Оба – приверженцы традиционной русской классической пленэрной живописи. Писали и сельские, и горные пейзажи. Выезжали на пленэр в Теберду, Архыз, Домбай. Кстати, сын Николая Ивановича Саша был моим учеником в Новодеревенской школе искусств. Позже он вместе с отцом ездил на этюды. Николай Иванович – хороший собеседник, общительный, прекрасно знающий литературу, историю искусств, всегда был среди художников душой компании. Все мы уважали его и за всесторонние знания, и за профессионализм.

Александр Бабич – член Союза художников России, член творческого Союза художников, член Международной федерации художников. Он подготовил персональную выставку своих работ, которая демонстрировалась в Грозном.

Николай Чубенко не успел стать членом Союза художников, но он в 2000 году стал одним из организаторов общественного движения художников Юга России «Колесо», которое спустя два года было официально зарегистрировано. Название объединения символично: колесо – это постоянное движение вперед. Так и художники, члены объединения, стремятся не стоять на месте, а быть в своем творчестве в постоянном поиске. Это и поиск сюжетов, и поиск натуры, и поиск своей палитры. Поиск этот – в регулярных выездах на пленэр. Руководителем общественного движения художников «Колесо» был избран Олег Николаевич Калайтанов. В своем составе движение насчитывает более 30 человек. Это художники Ставрополья и Карачаево-Черкесии, Северной Осетии и Чеченской Республики, а также Московской, Ярославской, Ростовской областей, Краснодарского края. Всех их объединяет любовь к природе и пейзажной живописи.

Женская половина семьи Николая Чубенко – тоже гуманитарии. Дочь Анна – воспитатель в детском саду, учится в Невинномысске на дошкольного педагога. Мария Александровна работает в художественной школе. Она, как рассказывал Николай, – хранительница семейного очага. Вместе с мужем часто ездила на свою родину, в Горьковскую область. Маша любит путешествовать, ездила по турпутевке в Прибалтику, в Западную Украину, в Венгрию.

Вот такой он, сельский художник Николай Чубенко, наш земляк.

художник, живопись

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Культура»

Последние новости

Все новости