Кирилл Кузьмин: «Нужно максимально способствовать появлению новых предпринимателей!»

Олег Чесноков

С декабря 2014 года в нашем регионе действует Закон «Об уполномоченном по защите прав предпринимателей в Ставропольском крае». С 24 октября 2016-го эту должность занимает Кирилл Кузьмин. 28 марта 2017 года его кандидатуру согласовал уполномоченный при Президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов, а 21 апреля официальное распоряжение о назначении подписал губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров. С этого времени Кирилл Кузьмин защищает права предпринимателей без приставки «врио». Наш корреспондент пообщался с бизнес-омбудсменом, задав самые разные вопросы, касающиеся как специфики его работы, так и того, что сегодня больше всего волнует предпринимательское сообщество.

 

- Кирилл Александрович, недавно Вы представили информацию о деятельности уполномоченного по правам предпринимателей в Ставропольском крае в 2019 году на заседании комитета региональной Думы по экономическому развитию, собственности, инвестициям, курортам и туризму. Давайте и начнем нашу беседу с подведения итогов прошлого года. Нет возражений?  

- Пожалуйста. Доклад – это ежегодное мероприятие. В субъектах страны есть разные практики. Так, кто-то выступает на заседании парламента, кто-то представляет документ для ознакомления. На мой взгляд, форма принципиального значения не имеет. Главное, это возможность донести до региональной законодательной власти те проблемы, с которыми сталкивается бизнес в своей работе. Я, как уполномоченный по защите прав предпринимателей, в первую очередь вижу большой комплекс проблем, которые только предстоит решить, чтобы бизнес-сообщество чувствовало себя спокойно, комфортно и безопасно. К сожалению, базовые показатели не говорят о том, что деловой климат улучшился. Согласно данным управления Федеральной налоговой службы по краю, в регионе наблюдается снижение количества субъектов предпринимательской деятельности на 2,7 процента. На 1 января прошлого года их было 127 319, ровно через год – 123 828. Такая тенденция требует особого внимания со стороны органов власти всех уровней. Тем более что в текущем году экономическая ситуация обострилась в связи с распространением коронавирусной инфекции. Но это отдельная тема. Тенденция уменьшения числа бизнес-субъектов наблюдается в крае не первый год, но, пожалуй, впервые она коснулась в большей степени не юридических лиц, а именно индивидуальных предпринимателей. Такова и общероссийская тенденция. Драматизировать ситуацию не стоит, но и радоваться нечему. Я глубоко убежден, что количество предпринимателей должно расти. Тогда в стране будет здоровая, независимая от экспорта ресурсов и сильная экономика. В идеале мы должны выйти на долю малого и среднего бизнеса во внутреннем валовом продукте в 50-60 процентов. Пока, по официальным данным, она едва достигает 30, но, по-моему, реально даже меньше.

- Кроме того, ведь существует и другая проблема – новые уголовные дела против бизнесменов и постоянные проверки.

- Конечно. Вторая неприятная тенденция – неуклонный рост количества возбуждаемых уголовных дел в отношении субъектов предпринимательской деятельности. Тревожит и то, что с этой проблемой ничего не происходит. Считаю, что некоторые дела вообще не должны возбуждаться, так как они носят характер споров хозяйствующих субъектов или бизнеса и госструктур. Их надо решать в гражданском порядке, в частности, в Арбитражном суде.

Кроме того, не уменьшается и количество различных проверок, три четверти которых носит внеплановый характер. Увы, у многих контролирующих органов продолжает негласно действовать так называемая «палочная система». То есть существуют некие задания по числу проверок и последующих штрафов, которые надо исполнить. И это плохо. Ведь у предпринимателей на счету каждая минута, и она стоит денег. Это актуально, даже когда не выписываются штрафы и не вымогаются взятки. Просто работа бизнеса парализуется. Да, контролирующие органы последнее время стараются внедрять дистанционные формы проверок. Существует и риск-ориентированный подход. Его суть такова: мало риска для жизни и здоровья граждан – минимальное число или даже полное отсутствие проверок. Но, увы, эти прогрессивные меры не носят системного характера, а являются скорее исключениями из правил. Медленно идет и реформа в рамках так называемой «регуляторной гильотины», начатая еще в бытность премьер-министром Дмитрия Медведева. Она предусматривает анализ и пересмотр действующих нормативно-правовых актов. Сегодня в России действует свыше 9 тысяч нормативных актов, устанавливающих обязательные требования к бизнесу при проверках, причем многие еще со времен СССР. Но и в этом направлении движение незначительное.

- Что же, в целом картина печальная. Но в этом году ко всем этим бедам добавилась еще и пандемия коронавируса, сильно ударившая по бизнесу. Насколько COVID-19 ухудшил положение предпринимателей?

- Это стало огромным ударом, к которому никто не был готов. В первую очередь он пришелся по денежному потоку. Тут сыграл роль ряд факторов – ограничительные меры, испуг и растерянность людей, которые стали меньше приобретать товаров и услуг. Конечно, был определенный всплеск, когда граждане стремились запастись продуктами питания. Но он был кратковременным и не повлиял на тенденцию в целом. По отдельным категориям товаров и услуг выручка упала на 90 (!) процентов, что однозначно означает крах бизнеса. Когда пандемия останется позади и откроются, например, кафе и рестораны, мы увидим, что кризис пережили далеко не все. То же самое касается и многих других отраслей. Мой прогноз, процентов 30 бизнес-субъектов с рынка просто уйдет. И это, по мнению ряда моих коллег, еще оптимистичный подход. Ведь работать навынос и онлайн могут далеко не все. Многие приостановили экономические процессы, была серьезная «просадка» по прогнозированию своего даже ближайшего будущего. Да, финансовых ресурсов у населения достаточно много. По экспертным оценкам, эта сумма равна двум-трем бюджетам Российской Федерации. Но деньги перестали тратить, и возник дефицит их массы.

- Что же нас ждет в ближайшем будущем?

- Ответить на этот вопрос непросто. Все будет зависеть от того, как будет проходить процесс адаптации экономики к новой реальности. Взять те же дополнительные расходы на дезинфекцию. Мы помним резонансный случай, когда они были включены в чек на Кавминводах. Это вызвало возмущение, но ведь и предпринимателя понять можно. Он даже честно поступил, а не стал «зашивать» свои траты в стоимость товара. Я это к тому, что большие затраты теперь придется нести не только бизнесу, но и потребителям.

Если говорить о Ставропольском крае, то только на нашу горячую линию за период пандемии мы получили больше пяти тысяч обращений. К сожалению, в рамках государственной помощи было создано много новых бюрократических процедур, и нам пришлось разъяснять порядок их работы. Это касается тех же пропусков на передвижение, режимов работы и так далее.

Что касается мер государственной поддержки, то, на мой взгляд, на федеральном уровне было принято неправильное решение об определении одиннадцати пострадавших отраслей по классификаторам видов экономической деятельности. Если предприниматель не попадает в ОКВЭД, то он не может получить государственную поддержку. Считаю, что логичнее было предлагать меры поддержки всем предприятиям, выручка у которых упала более чем на 30 процентов. Ведь от кризиса страдают все без исключения, и это неоспоримый факт.

Предприятиям, находящимся на территории края и попавшим в федеральный список, была снижена ставка по упрощенной системе налогообложения с 15 до 5 процентов по доходам и с 6 до 1 процента по объекту «доходы минус расходы». Появились новые виды кредитования в краевом фонде микрофинансирования. Таким образом, можно было оформить кредит под 1 процент до 5 миллионов рублей. Эти меры по-прежнему работают.

Но меры поддержки помогут не всем. Понятно, что для многих бизнесменов просто нереально выдержать несколько месяцев отсутствия притока клиентов и денежных средств. Что касается прогнозов, то думаю, что по итогам периода пандемии край ждет 20-процентное сокращение предприятий малого бизнеса. Конечно, какая-то их часть либо восстановится, либо на их месте появится что-то новое. Но на это нужно время. Тут необходимы меры региональных и муниципальных властей по упрощению условий ведения бизнеса и стимулированию создания новых предприятий.

- Один из острых вопросов, возникших еще до коронавируса, – кадастровая оценка земли. Для многих предпринимателей ее новые цифры стали очень неприятным «сюрпризом». Я знаю, что Вы с самого начала активно включились в этот процесс. Расскажите об этом и о том, чего удалось добиться.

- В 2019 году поменялся закон, и теперь оценкой земли занимается только государственная структура, а не частные. У нас на территории региона это ГБУ «Ставкрайимущство», подчиняющееся министерству имущественных отношений Ставропольского края. В прошлом году они провели оценку более трех миллионов объектов, куда вошли объекты капитального строительства и земли поселений. В этом году оценивается порядка 200 тысяч объектов, относящихся к землям сельхозназначения. Если в целом сравнивать рост цифр этой оценки с 2015 годом, то он составил примерно 20-30 процентов. Однако для отдельных предприятий эта стоимость увеличилась в разы. Но и это не смертельно. Мы предлагаем такой алгоритм действий. Во-первых, можно обратиться в ГБУ «Ставкрайимущство». Ведь никакие сроки не вышли, а оценка произведена на пять лет. В этом году предусмотрены платежи за прошлый год. Если их сумма снизится, будет произведен перерасчет. На самом деле в процессе оценки допускается немало ошибок, которые можно исправить. Государственный кадастровый оценщик на это пойдет, если привести адекватные аргументы. Если не получается это сделать самостоятельно, то можно обратиться к уполномоченному по защите прав предпринимателей в Ставропольском крае, и мы отправим свой запрос и попробуем помочь. Во-вторых, при министерстве имущественных отношений работает комиссия по установлению рыночной стоимости земель. Нужно привлекать профессионально занимающиеся оценкой земли компании и направлять подготовленный ими отчет в эту комиссию. Этот механизм также работает. Ну и, в-третьих, можно подать в суд. До этого призываю не доводить, так как можно добиться своей цели и более простым путем.

Если взять саму механику оценки кадастровой стоимости земли, то мы с ней не согласны. На мой взгляд, в этом процессе происходит определенная рассинхронизация. Считаю, что кадастровый оценщик, в первую очередь, должен понимать, какие сделки проходили на объектах. Последняя из них и есть рыночная стоимость, с которой надо платить налог. Сведения о таких сделках «Росреестр» в ГБУ «Ставкрайимущство» не предоставил. Последние не смогли это использовать в оценке, поэтому она и требует коррекции. Надеюсь, что эта история с постоянной переоценкой для предпринимателей закончится и процесс перейдет в цивилизованный формат.

- Вы поддержали инициативу уполномоченного при Президенте России по защите прав предпринимателей Бориса Титова об амнистии бизнесменов. Расскажите об этом.

- Борис Титов совместно с главами крупнейших деловых объединений России подписал обращение к Владимиру Путину с просьбой объявить амнистию для предпринимателей к 75-летию Победы. В обращении бизнес-омбудсмен РФ, «Опора России», РСПП, «Деловая Россия», ТПП РФ, АСИ просят о проведении амнистии для обвиняемых по экономическим преступлениям, находящихся в настоящее время в закрытых учреждениях. Так, предлагается освободить бизнесменов, осужденных впервые за нетяжкие преступления в сфере предпринимательства, и прекратить производство по таким делам.

Со своей стороны я обратился к председателю краевой Думы с просьбой поддержать инициативу о проведении амнистии предпринимателей к 75-летию Победы, а также направить от Ставрополья соответствующее обращение в Государственную Думу России. Считаю, что эта инициатива положительно повлияет на процесс восстановления деловой активности в стране. Предприниматели не должны содержаться в СИЗО или закрытых учреждениях, если они не совершали преступления против жизни и здоровья
человека.

- Спасибо за подробные и компетентные ответы на вопросы. Искренне надеюсь, что мы в той или иной форме, но на постоянной основе продолжим общение на страницах нашей газеты.

- Согласен. Ведь главная задача моей работы – популяризация предпринимательской деятельности. И в этом процессе я всегда рассчитываю на поддержку прессы. Нужно максимально способствовать появлению новых бизнесменов. Чем больше их будет, тем лучше заработает экономика нашего региона.

экономика и бизнес, Закон «Об уполномоченном по защите прав предпринимателей в Ставропольском крае»

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Экономика»