Люди злы, но человек добр

Василий Скакун

Не признавая того, что он может творить наилучшее, человек неизбежно творит наихудшее.
Мудрость веков

Ни один здравомыслящий человек не способен отрицать наличие в себе всего спектра тех или иных качеств — плюсов и минусов. Кто же мы по своей внутренней природе и что в нас превалирует: добро или зло? Как понимать, почему великий философ представляет свою мысль именно в такой интерпретации: мол, люди — злы, то есть когда они во множественном числе, то надо полагать по смыслу, что они (человеки) способны в этом случае проявлять злобу и агрессивность, но когда человек один — он добр по своей натуре. Как же осуществляется этот переход от добра к злу.

Мы как-то рассматривали варианты возникновения нецензурщины и, в частности, мата, и в древних манускриптах обнаружили, что, используя подобные выражения, человек старался нанести противнику самое обидное словесное оскорбление, особенно с использованием слова «мать» — ведь и на самом деле более унизить нормального человека просто невозможно. Для чего все это делается? Чтобы, разозлив его (доведя до определенной кондиции раздраженности), перенести область выяснения отношений в физическое противостояние, то есть в драку, если это небольшая группка озлобленно настроенных людей, или побоище, когда толпа идет на толпу, или битву, когда народ на народ. Но все и почти всегда начинается с каких-либо необоснованных претензий или банальных оскорблений, то есть проявления злобы. Однако еще в Римской империи, столь уважавшей силу воина по агрессивности, напору и неустрашимости, тем не менее признавали, что все великие воины блекнут рядом с кротким, ибо сила одного уравновешенного человека равна силе легиона тех, кто лишен просветленного разума.
Но самому с собой, оказывается, человеку незачем быть злым и агрессивным, быть может, потому, что возникающую недоброжелательность некуда выплеснуть, поэтому мудрец и уповал на способность к проявлению доброты в случае, если человек находится в одиночестве. «Могущество одиночества велико, и оно находится вне нашего понимания, — говорил великий исследователь Арктики Расмуссен и продолжал: – Лучшие мысли приходят к вам, когда вы один, далеко среди Природы».
Однако сравним — аналогично ведут себя и хищные (да и простые) животные: когда они вне стаи, они спокойны; однако стоит какой-нибудь особи приблизиться (особенно не своего прайда), тут же начинается проявление агрессии, иногда переходящее в схватку или преследование с целью изгнания чужака со своей территории, особенно если этот чужак еще и присматривается (принюхивается) к самке. Однако точно так же ведет себя и человек, когда к нему во двор проникает вор или когда чужой дядя похотливо посматривает на твою жену, ведь так.
Вот поэтому все животные и метят свою территорию, но не прочь прихватить и чужую. Вот поэтому и отгоняют посягателей на верность самки, но и посматривают на чужих. Человек (ты и я) «метит» свою территорию заборами — чем выше, тем надежнее. (В Москве на Рублевке заборы дач не очень простых людей высотой в шесть метров и в охране народец с автоматами.) И хотя мы и приглядываем за своей супругой (так, на всякий случай), но оценивающим взглядом видим женские прелести чужих (которые дамы специально для этого и выставляют напоказ); так что, значит, и у животных, и у человека проявление агрессии, злобы и похоти — это, скажем так, низшие инстинкты ума (реакции на всяких чужаков, тем или иным способом раздражающих нас) без включения разума. Но если у животных это своеобразный (и вполне объяснимый) способ защиты территории или посягательство на верховодство в прайде, то есть это даже, можно сказать, способ выживания, то у человека, как оказалось, не так все просто. Мудрые говорили: «Делать зло так же опасно, как дразнить дикого зверя», так как в этом мире, как правило, в самой грубой форме зло возвращается на того, кто это сделал. Ибо в нравственном мире все связано еще теснее, чем в плотском. Всякий обман влечет за собой ряд обманов, всякая жестокость — ряд жестокостей».

«Злой человек счастлив, пока сделанное им зло не созрело, но когда оно созрело, тогда злой человек познает зло. Зло возвращается на того, кто его сделал, так же как пыль, брошенная против ветра», — говорили на Востоке. Если мы способны принять подобные посылы древности как аксиому, тогда, естественно, мы должны признать осознанное существование всего живого на этой планете и ту невидимую Силу, которая и определила подобное соотношение Добра и Зла. Каждый может назвать ее (Силу) по-своему, ибо, как и эта Сила, добро и зло не знают границ, различия в языках и народностях. Ведь мы уже давно усвоили принципы взаимоотношения всех энергетических потоков, составляющих характерные черты разных людей, суть которых в том, что подобное притягивает подобное. В народе о наличии такого свойства говорят: «Рыбак рыбака видит издалека» — это как раз и есть все то, о чем мы рассуждаем.

Почему же мы так рады обвинять и так злобно и несправедли-
во обвиняем? Оттого, что обвинение других снимает с нас ответственность. Нам кажется, что нам так дурно не оттого, что мы дурны, а оттого, что другие виноваты.
И здесь нам необходимо еще раз убедиться в реальности закона, гласящего, что добро сильнее зла. Если в любой банальной ситуации, когда недоброжелательная сторона пытается спровоцировать человека, обладающего истинной добродетелью, на некую злостную провокацию с последующим намерением на какое-либо насилие, и если этот человек на оскорбления отвечает улыбкой, добрыми и примирительными словами, желанием принять на себя вину (даже необъективную) — всё, агрессия нападавшего исчерпана, так как нет подпитки для нового и более активного витка злобы. Значит, сила добра сильнее сил зла.
«Все зависит от того, как мы реагируем на различные провокации: он оскорбил меня, он ударил меня, он одержал верх надо мной, он обобрал меня. У тех, кто таит в себе такие мысли, ненависть не прекращается ненавистью, но отсутствием ненависти прекращается она», — говорили в Древней Индии. Как только мы научимся хоть в малой степени оценивать свои намерения, нам будет несложно определить ситуацию зарождения зла. Наша совесть или голос души тут же укажут нам появлением неловкости или стыда — и это как некий предупредительный звонок «стой — дальше опасная зона взаимоотношений».

«Следи за зарождением зла. Есть голос души, который указывает на это зарождение. Верь этому голосу. Остановись и ищи, и ты найдешь зарождающийся обман» (Л. Н. Толстой). Значит, если бы люди узнали, поняли, поверили и приняли бы на вооружение тезис, что со злом (своим личным злом) можно бороться, и это зависит только от каждого из нас — даем или не даем шанс жизни этому недостойнейшему качеству нашего невежества. И таким образом мы бы смогли упростить, то есть улучшить жизнь на Земле.

И все-таки, какую тайну хотел поведать нам мудрец более двух тысяч лет назад, утверждая, что люди злы, а человек добр. Он явно что-то умолчал, полагаясь на нашу догадливость. Быть может, она заключена в том, чтобы нам понять — если ты можешь быть добрым, находясь в одиночестве, так учись оставаться таким же добрым, когда тебя окружают люди вне зависимости, кто они и сколько их. Будь настолько добр, чтобы тебя не смогла сломить в этой доброте их зависть, их агрессия, их недоброжелательность. И тогда непременно все они, удивляясь твоей мощи духа, будут учиться у тебя ее основам.
Спасибо тебе, философ, что ты заставил нас шевелить мозгами.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов