Наши поезда жизни

Василий Скакун

Наши поезда жизни

Наш паровоз вперед летит –
В коммуне остановка.
Другого нет у нас пути –
В руках у нас винтовка.

И, как показало время, в те самые коммуны и сгоняли людей при помощи трехлинейки, так как другого пути (без оружия) и на самом деле не оказалось.

Помните, всегда во всех железнодорожных авариях виновными, как ни странно, оказывались стрелочники, так как не на тот путь стрелки переводили, и вся вина полностью ложилась на них. Так и у нас за всю несуразность жизни прошлого века мы теперь виним первых лиц – это все они довели страну до ручки.

В том далеком 1917 году большевики перевели стрелки политических путей развития России на новые рельсы, и покатил поезд людских взаимоотношений в неизвестность. Мечтали о коммуне, а получили тиранию, и только винтовка в руках главного стрелочника, как и во все иные времена, была незаменимым средством решения всех неразрешенных проблем. И ехал этот поезд по стране голода и репрессий, делая остановки для высаживания людей на полустанках назначения с именами ГУЛАГовских лагерей. Этот стрелочник всю страну поставил на дыбы и огородил колючей проволокой с наблюдательными вышками. А по всем границам молодого государства были выставлены штыки винтовок, направленных на врагов, ибо врагами мы сделали всех.

Шло время, менялись стрелочники, но не менялся принципиальный курс движения поезда жизни. Поменяли винтовки на автоматы, тачанки на танки, изобрели атомное оружие, а солнце коммунизма все так и не всходило над территорией одной шестой части суши. И только потому, что так и не поняли, что причина неудачи в одном – силой невозможно людей осчастливить, это способна сделать только любовь. Это то главное, о чем говорил Иисус Христос. И, хотя многие уже догадывались, что поезд движется в святое никуда, да поделать никто ничего не мог. Нет, смог один в 1985 году и дернул стоп-кран. Главный стрелочник попытался было вывести страну из тупика межгосударственных отношений, но поезд забуксовал на подъемах в собственной стране, ведь все пассажиры остались с сознанием советского периода жизни, когда каждый сверчок четко знал свой шесток. Пришлось срочно поменять стрелочников не вполне законными способами. И поезд, надрывно гудя и недобро скрипя тормозами, отправился в новое путешествие, незнамо куда и незнамо зачем.

Мы все прибыли на эту станцию назначения с незнакомым названием «Капитализм». Помните, как у Вл. Высоцкого в «Райских яблоках»:

Прискакали, гляжу –
Пред очами не райское что-то, -
Неродящий пустырь
и сплошное ничто – беспредел,
И среди ничего
возвышались литые ворота,
И огромный этап –тысяч пять –
на коленях сидел.

Так мало того – на этой станции пришлось отцепить кучу вагонов, к которым подогнали другие поезда и поплелись они в еще большую непонятность и еще большую неизвестность, в тот самый неродящий пустырь. О, на той станции, оказывается, все покупается и все продается, чего нельзя было купить и продать раньше. И не только материальные ценности – «все на продажу понеслось, и что продать – увы, нашлось». Висят таблички с указанием стоимости совести, чести, порядочности – нет проблем, была бы валюта. Не всем эта станция пришлась по душе, но поезда жизни не ходят в обратном направлении.

Первый вагон нашего поезда только для VIP-персон: мягкий с собственным буфетом (с черной икрой), с охраной – ну как положено для начальствующего комсостава. Все обитатели его важные и надменные персоны, и даже не понимают, почему это все остальные людишки должны ехать с ними в одном направлении, что за чушь. Но поезд жизни ведь один на всех.

В двух купейных (а это для двух столиц) все чинно и благородно – на окнах занавески, работают кондиционеры, зимой тепло, носят чай с сахаром и печеньем. И белье, говорят, меняют каждую неделю – ну что не жить.

В других, плацкартных (а это области и края), туалеты загажены, печки толком не работают (проводники уголь на станциях втихую продают), а вместо чая на полустанках можно разжиться кипятком.

В общих вагонах так там вообще полный бедлам – едут с мешками да уклунками, полно азиатов-гастарбайтеров (со своих поездов сбежали), которые надеются на возможный приработок в купейных и плацкартных вагонах. Вот так и движемся все в одном поезде жизни.

И вроде поезд один, но каждый в нем занимает особое место: кто пошустрей, тот уселся на нижней полке и никого не пускает на нее даже поесть; кому не хватило силенок отвоевать низ, полезли на вторые этажи, ну а совсем неудачники забрались под потолок.

И никуда не сбежишь с этого поезда жизни – мелькают за окном, нет, не пейзажи местности, мелькают дни и недели, месяцы и годы. Умерших выносят на полустанках, пополнение рождается тут же в вагонах.

Неужели нет выхода, ведь соседние пути, коих неисчислимое множество справа и слева, и паровозики на которых стоят под парами. Но все боятся отстать от поезда жизни, да и не представляют, куда могут завести их новые пути.

Нет, надо выходить из этих опостылевших вагонов и садиться в свой личный поезд. Но вся сложность в том, что стрелки на перегонах придется самим вручную передвигать с одного пути на другой. И как тут не ошибиться, ведь и так столько ошибок наделал и весь состав поезда жизни, да и каждый сидящий в этих вагонах.

Мы все ждем, что нас будут спасать,
Кто-то скажет заветное слово.
Мы принять чью-то волю готовы,
А свою безмятежно отдать.
Как увидеть спасательный свет?
Ты себя как Вселенную слушай.
Только в душах, мой друг,
только в душах,
Только в душах отыщешь ответ.

Души и вложены в каждого из нас, чтобы помогать людям на полустанках жизни отыскивать нужное направление для перевода стрелок. Да вот беда, наш собственный ум, на который мы так полагались и надеялись, оказался никудышным советчиком. Это он и заразил всех нас страхом собственного бессилия, это он привел к нам свою банду, состоящую из сомнений, переживаний, тревог и недоразумений, как дорогих гостей, даже не подозревая, что кроме страданий они не способны одарить нас больше ничем. Это они заставляют нас постоянно ошибаться, переводя стрелки поезда своей личной жизни к полустанкам с такими прискорбными названиями, как «Обида», «Агрессия», «Зависть», «Ложь», «Болезни» и т.д. И вот что примечательно, что не только мы, но и весь мир так и не догадался, что есть иные пути, надо просто научиться быть ведущим (тем же стрелочником) собственной жизни. В ином случае ум заставит отнимать, воровать, обманывать и убивать, ведь кто-то на эти действия должен давать соответствующие команды. Кто? Кроме ума – некому. Или, в крайнем случае, ходить как нищему с протянутой рукой и просить у Высшего Разума спасения, помощи, исцеления и милосердия, даже не подозревая, что всем этим потенциалом Он уже давным-давно снабдил всех нас, нужно только открывать в себе этот драгоценный ларец, в котором сосредоточено все то, о чем мы молим и умоляем Отца Небесного. Так оказывается, что не большие стрелочники определяют качественность моей личной жизни, не они главенствующие в наших жизнях, а только мы, каждый из нас.

Как увидеть спасительный свет?
Ты себя как Вселенную слушай,
Только в душах, мой друг, только в душах,
Только в душах отыщешь ответ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов