Романовы: мифы о династии

Михаил Василенко

Романовы: мифы о династии

Совсем скоро случится главный, пожалуй, исторический юбилей 2013 года - четырехсотлетие воцарения династии Романовых. Не потеряй они власть, сейчас развернулась бы могучая верноподданническая кампания. Но и без главных героев найдется кому пошуметь: у нас предостаточно ретроградов, влюбленных в тоталитарную плетку, которые пыжатся утащить страну как минимум в годину Николая I и без устали раскочегаривают неугасимую российскую лампаду самодержавия, православия, народности.

Не боясь ошибиться, предположу: в предстоящие несколько недель общественности будет скормлено немало рукотворных легенд о всенародном единении при переходе власти в руки Романовых, о благостном и счастливом для державы правлении романовского клана и других фальшивок, которых за время этого самого правления и после него налеплено великое множество. Автор считает, что на сем отнюдь не святом семействе и на его присных лежит большущая часть ответственности за хроническую недоразвитость нашего Отечества во многих сферах жизнедеятельности, что накладывает свой недобрый отпечаток и на современность. Попробуем же разобраться с некоторыми мифами дома Романовых.

Миф первый. О пресечении династии Рюриковичей

Многие ошибочно полагают, что в конце XVI века, после смерти сына Ивана IV царя Федора Иоанновича, прекратила существование династия Рюриковичей, правившая русскими землями от начала государственности. Это неправда. «Перевелись» мужчины только одной из многочисленных ветвей генеалогического древа древней династии, а именно - московской, объединявшей потомков Ивана Калиты. Другие Рюриковичи, пусть и сильно прореженные репрессиями Ивана IV (Грозного), тем не менее наличествовали в изобилии. К ним, например, относился князь Дмитрий Михайлович Пожарский, прославленный полководец и руководитель земского ополчения, восстановившего суверенитет России осенью 1612 года. Рюриковичем был и Василий Шуйский, вот уж действительно последний государь из этой «фамилии», восседавший в Кремле с 1606-го по 1610 год, свергнутый боярами и умерший в польском полоне.
Таким образом, причиной замены династии совсем не являлось ее полное угасание и вымирание. Князей-Рюриковичей хватило бы на множество престолов. Однако московский престол достался не им. И даже вообще не князьям, что особенно удивительно для той эпохи, когда происхождение и родовитость значили чрезвычайно много.

Романовы: мифы о династии

Миф второй. Романовы - потомки Рюриковичей

Считается (правда, не всеми), что одна из бабушек первого царя новоиспеченной династии Михаила Федоровича происходила из рода Горбатых-Шуйских. То бишь ветви Рюриковичей, но не московской, а суздальской, в негласной очереди на трон занимавшей второе место. Это, прямо говоря, хилое основание позволяло романовским правителям вести свою родословную от варяжского вождя.
Но на самом деле Романовы не были князьями. Род этот был невыдающимся на фоне многих других аристократических фамилий. По семейному преданию, он ведет начало от некоего Гланды-Камбилы Дивоновича, в крещении Ивана, якобы переехавшего из Пруссии на Русь в конце XIV века. Его сын, Андрей Кобыла, - персонаж уже вполне исторический. Он и стал родоначальником семьи Романовых и других боярских семей. Многочисленные потомки Кобылы (Кошкины, Захарьины и др.) запомнились поначалу разве что жестокими поборами и умением без церемоний наращивать состояние. Богатство, в свою очередь, способствовало тому, что Анастасия Романовна Захарьина стала первой женой Ивана IV: будущий царь Михаил Федорович приходился ей внучатым племянником.
Кстати, обратите внимание, что с каждым поколением фамилии потомков Кобылы изменялись. Это тоже признак не особо знатного происхождения, ибо, так сказать, закрепленные фамилии были исключительно у высшей знати. Скажем, фамилия Пожарских упоминается уже среди участников Куликовской битвы. Люди же менее знатные получали фамильное «наименование» по прозвищу или имени своих дедушек. Соответственно первыми Романовыми в середине XVI века стали внуки и внучки Никиты Романовича Захарьина, родного брата царицы Анастасии. Он, между прочим, очень разбогател в правление приходившегося ему зятем Ивана IV за счет присоединения вотчин своих родственников, подвергшихся опале, гонениям, а то и уничтоженных царем-садистом. Вообще Грозный Захарьиных весьма возвысил.
Первым носителем фамилии Романов был Федор Никитич, отец будущего царя Михаила. В многочисленном семействе он выделялся не только хитрым умом и светским щегольством, но и неукротимой жаждой власти. Уж если Борис Годунов, худородный, вознесся в правители России, то почему бы не желать этого и Федору Никитичу, приходившемуся двоюродным братом детям Грозного от своей тетки царицы Анастасии.
Федор Никитич довольно поздно - в 35 лет - женился. В жены взял Ксению Ивановну, девицу из рода Шестовых, основатель которого будто бы тоже некогда перебрался на Русь из Пруссии. Отец невесты, бывший в свое время видным опричником, владел вотчинами в Костромском и Галичском уездах, по соседству с владениями Романовых. У Федора и Ксении в 1596 году родился сын, нареченный Михаилом. Так появился на свет будущий царь.

Романовы: мифы о династии

Миф третий. Романовы - борцы против смуты и интервенции

Стремясь доказать, что именно приход клана Романовых к власти спас Россию от внутреннего раздрая и распада, позднейшие представители династии и обслуживающие их идеологи немало потрудились над фальсификацией и уничтожением документов той поры. Тем не менее очевидно, что смутное время отец будущего царя плодотворно использовал в своих интересах.
Формально он не мог заниматься политической деятельностью, будучи насильственно пострижен в монахи под именем Филарет еще при жизни Бориса Годунова, будто бы за подготовку мятежа против последнего. Под именем Марфа и тоже насильственным образом была пострижена и Ксения Ивановна, после чего малолетний Михаил некоторое время жил у родственников. Однако новоиспеченный Филарет не думал ограничиваться жизнью духовной: на престол он претендовать теперь не мог, но заделаться «серым кардиналом» при троне хотел.
Смерть Годунова, убийство его сына-наследника и воцарение Лжедмитрия I (Юрия Отрепьева) было очень на руку вынужденному монаху. Дело в том, что отец самозванца, будучи родом из Костромского уезда, некогда брал в аренду землю в вотчине у Никиты Романовича (деда будущего царя), а сам Юрий находился у Романовых на службе вплоть до пострижения в монахи с иноческим именем Григорий, которое и вошло в историю.
Отрепьев не забыл своих хозяев. Сразу после воцарения он снял опалу с Романовых, и Филарет вскоре из отдаленного монастыря перебрался в первопрестольную, где воссоединился с женой-монахиней и сыном. Мальчику Лжедмитрий I пожаловал весьма высокую придворную должность стольника, а его отца сделал митрополитом Ростовским.
Убийство самозванца вновь изменило судьбу Романовых. Филарет спустя время странным образом оказывается в «плену» у Лжедмитрия II в Тушинском лагере, где его встречают хлебом-солью, а самозванец делает его «патриархом». В такой сомнительной ипостаси Филарет пробудет более полутора лет, до убийства Лжедмитрия II. После этого бывший псевдопатриарх перебирается в Москву и начинает ратовать за возведение на российский трон Владислава, сына польского короля Сигизмунда III, правда, при условии принятия юношей православия. Филарет входит в специальное посольство, направленное под Смоленск, осажденный Сигизмундом. Цель - получить его согласие на воцарение Владислава. Однако Сигизмунд на русском престоле видит самого себя и православие принимать не хочет. Он требует присяги от послов, часть присягает ему, остальные, в том числе и Филарет, отказываются: отказников увозят в Польшу.
Продолжение в №23, №24.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Народ-то, того - безмолвствует...
1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов