Свидетели Иеговы: Первый пошёл…

Станислав Маслаков

Запрет Свидетелей Иеговы в России – событие вполне закономерное. И да, конечно же, это только начало

Советский плакат, 1930 год
Советский плакат, 1930 год

У нас почему-то принято считать, что Свидетели Иеговы появились в России где-то в девяностых, на фоне идеологического распада и социального кризиса. Но это не так. В тех или иных формах «иеговисты» пережили в нашей стране смену трёх режимов. Первые упоминания о деятельности этой секты датируются самым началом ХХ века. Правда, не любили и гоняли их при любой власти. Лишь в короткие периоды безвременья они вместе с сотнями других меньшинств имели возможность вздохнуть свободно, прирасти количественно и качественно, чтобы затем вновь попасть в опалу и перейти на нелегальное положение.

Дело не столько в особенностях данного конкретного культа. В мире существует множество религиозных деноминаций и все они тем или иным образом трактуют и перевирают священные тексты. Каждая из них, независимо от численности и времени существования, может восприниматься как секта относительно другой. Все протестантские течения, а заодно и православие можно трактовать как секты по отношению к католической церкви. А само христианство пошло от небольшой мессианской секты внутри иудаизма.

Это обидное слово всегда можно поворачивать в нужную сторону, но суть явления от этого не изменится: каждый раз, когда возникает социальный запрос на новую религиозную идеологию, она возникает в среде старой. Затем отпочковывается, подвергается гонениям и если выдерживает прессинг и не теряет актуальности, то в конечном итоге обретает политическую силу, выходит из катакомб и начинает определять новую идеологическую повестку.

Хотите вы того или нет, но если отбросить мифологическую составляющую, то религия всегда была и будет инструментом идеологического контроля одних людей над другими. Если проще, то религия – это всегда политика. Вначале в Римской империи возник общественно-политический запрос на единую монотеистическую идеологию, затем для его удовлетворения была выбрана христианская секта – одна из многих, но при этом достаточно мощная, выдержавшая все испытания и в целом удачно сочетавшая в себе элементы иудейской мифологии и позднеантичной философии. Когда аналогичный запрос возник в США – молодом государстве, вошедшем в силу, но не имевшем собственной мифологии, там появились «иеговисты», «мормоны» и многие другие ныне признанные и влиятельные религиозные структуры.

Разумеется, каждая из них считает себя единственно верной, а главной целью ставит повсеместное распространение своей идеологии (которая изнутри воспринимается как Истина, «свет миру» и единственный шанс на спасение человечества). А вот то, насколько им это удаётся, зависит от состояния того или иного общества.

Дело в том, что при всём многообразии история человечества сводится к достаточно небольшой череде глобальных цивилизационных проектов, в каждом из которых религии отводится определённая роль. В античности и средневековую эпоху власть сакральна, а монархия всегда делит её с теократией. В эпоху модерна (её ещё называют Новым временем) церковные институты теряют прямую политическую власть, но встраиваются в государственную систему как некое условное «министерство духовности» - так было в постпетровской России и всех странах Запада. А ХХ век, особенно его вторая половина, это постмодерн, который предполагает плюрализм, свободу вероисповедания и отсутствие единой идеологии.

История Свидетелей Иеговы в России полностью вписывается в эту концепцию. И на исходе имперских времён, и в Советском Союзе это была чуждая идеология, которая шла вразрез с государственной, а потому подвергалась прессингу. Модерн всегда стремится к монолитности. Затем, начиная с Перестройки, мы вступили свой, довольно ущербный, постмодерн, и все вчерашние изгои – религиозные, политические, сексуальные, национальные и прочие меньшинства – получили полную свободу.

Но вся суть нынешней ситуации заключается в том, что Россия (и не только она) сознательно отказалась от постмодернизма, и в последние годы во всех сферах общественной жизни строит обновлённый, но укоренённый в своей традиции модерн. Выстраивание вертикали власти, импортозамещение, «традиционные семейные ценности», «духовные скрепы» - это всё оттуда. Это не хорошо и не плохо, это объективный исторический процесс. И в нашем случае он будет во многом сводиться к ликвидации постмодернистских принципов во всех сферах жизни. В экономике мы переходим от монетаризма к новой индустриализации. В политике – к фактически однопартийной системе. В общественной жизни – к стигматизации, маргинализации и выводу за рамки правового поля всех меньшинств.

Причём в каждом случае всё будет предельно логично и обоснованно: благо, гуманитарная сфера тем хороша, что очень гибко подстраивается под любую доминирующую идеологию. Правильные религиоведы будут доказывать зловредность всех сект, правильные политологи – громить оппозицию, правильные психологи – доказывать, что любые формы поведения, выходящие за рамки традиционной патриархальной семьи, – общественно опасная болезнь, которую надо так или иначе лечить.

В социальных сетях укоренилась формулировка «монополизация рынка религиозных услуг» – по сути верная, но несколько ограниченная. В России сейчас идёт монополизация всего. Во многом, во всяком случае, изнутри, она кажется обоснованной. И «Свидетели Иеговы» не первыми стали жертвой этого процесса. Равно как на них он не остановится. Просто начинают с самых удобных, сомнительных и очевидно чуждых нашим новым трендам.

Что будет потом, предсказать несложно. Попытка отменить приговор в Коллегии Верховного суда очевидно провалится. А ЕСПЧ, скорее всего, встанет на сторону этого религиозного движения, но его решение будет проигнорировано. Имущество Свидетелей Иеговы отберут в пользу государства. В случае со Ставрополем это два так называемых «Зала Царства» - бывшее кафе «Льдинка» в Северо-Западном микрорайоне и цокольный этаж одного из общежитий на Туапсинке. Районы не самые благополучные, и соседство чистоплотных во всех смыслах сектантов пошло им скорее на пользу. Теперь многое зависит от того, кому передадут наши власти экспроприированные помещения. Хорошо, если детским центрам научно-технического творчества, например. Плохо - если в пользу нынешнего "министерства духовности".

Ну а что касается самих «Свидетелей», то им не привыкать уходить в подполье. Так же будут собираться, так же будут заниматься миссионерством, только уже на нелегальной основе. Кого-то будут ловить, сажать, но когда это останавливало верующих?

Альтернативное мнение

Верховный суд РФ, религия, тренды, свидетели иеговы, свобода вероисповедания, постмодерн, модерн, философия

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Россия»

Последние новости

Все новости