Упущенный шанс

Михаил Василенко

Награды нашли героев, передовой опыт обобщен, проведено множество мероприятий, написаны и сданы в архив горы отчетов. Словом, Год учителя уже удался на славу. Но вот незадача: честный педагог как был, так и остался голодранцем. Да, и еще: ректор МГУ Виктор Садовничий днями в интервью признал, что уровень подготовки выпускников школ продолжает снижаться.
Московскому госуниверситету, впрочем, есть из кого набирать первокурсников: чуть ли не треть его «новобранцев» нынешнего года — победители и призеры предметных олимпиад. То есть молодые люди, наученные думать. Чего, к огромному нашему огорчению, нельзя сказать о многих других ЕГЭнутых обладателях аттестата зрелости. Но думать-то надо, мозг тренировать надо, ибо, как сказал наш выдающийся соотечественник, ум не терпит неволи. Иными словами, чтобы стать гражданином в высоком значении этого понятия, надо как минимум обладать знаниями и мышлением более глубокими, чем у питекантропа.
В таком контексте фигура учителя обретает совсем другой, истинный свой масштаб, масштаб, возможно, главного делателя будущей России. И в этом не могут с ним конкурировать ни политик, как всегда, циничный и лукавый, ни бизнесмен, кладущий жизнь за дивиденды, ни священнослужитель, который, хотя и научит чему-то доброму, а, скажем, о происхождении человека завернет нечто дремучее о ребре Адама. Но о какой масштабности школьного учителя, преподавателя техникума и вуза можно сегодня говорить, если их оклады ничтожно малы по сравнению с заработком какого-нибудь охранника нефтегазовых корпораций, отягощенного полусредним образованием?..
Однако шут с ним, с нефтегазовым амбалом: в стране, где почти все подчинено жированию узенькой прослойки новоявленной знати, учителю (а также библиотекарю, музейщику, etc.) извечно будут доставаться даже не объедки, а крошки с барского стола, едва превосходящие порог физиологического выживания.
В Год учителя многие рассчитывали, что преподавательский труд начнут оплачивать более адекватно, нежели исходя из пяти тысяч с копейками тарифной ставки педагога высшей категории минус подоходный. Но не случилось. Видимо, у государства нашлись более значимые траты и более амбициозные проекты. Да и бездна, которая распростерлась между непомерным богатством и позорной бедностью, по-настоящему расстраивает только тех, кто оказался не на властно-олигархическом берегу.
Далек от мысли, будто одно лишь повышение учительских зарплат автоматически улучшит качество образования. Ведь не стали судьи и прокуроры менее коррумпированными, а чиновники менее волокитными и бюрократными после подкачек их зарплатных ведомостей.
То не украшающее Россию явление, о котором сказал ректор МГУ, порождено (помимо учительской бедности) целым скопищем проблем — от глобальных, словно интернет, до индивидуальных в каждой ученической голове. Не буду углубляться в это скопище, но осмелюсь предположить, что при бедствующем педагоге все прочее в принципе утрачивает смысл. И в таком разрезе можно говорить о Годе учителя как об упущенном шансе. Хотя, если нашему обществу нужны питекантропы, тогда все идет по плану.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»



Последние новости

Все новости