«Здешний здоровый воздух очень располагает к любви»

Ольга Метёлкина

Ставропольский след в биографии крымского фотохудожника Василия Сокорнова

Василий Сокорнов. 1893г. (снимок из фондов Краснодарского краевого художественного музея имени Ф.А. Коваленко), фотография, Сокорнов
Василий Сокорнов. 1893г. (снимок из фондов Краснодарского краевого художественного музея имени Ф.А. Коваленко)

Редкий отдыхающий на крымском побережье в начале XX века не отправлял близким открыток с изумительными морскими пейзажами. Даже черно-белые изображения в полной мере передавали природные и архитектурные красоты этого дивного уголка земли. Среди мастеров, чьи снимки приводят в трепет современных коллекционеров, особое место занимает фотохудожник Василий Никандрович Сокорнов. Он по праву считается непревзойдённым мастером крымского пейзажа, а его снимки поражают своим совершенством даже современных фотографов.

Прикоснуться к творчеству Василия Сокорнова мне помог коллекционер и исследователь из Киева Валерий Филиппов. Изучая биографию и творчество фотохудожника, он обнаружил факты, указывающие на то, что ещё в «докрымский период» Василий Никандрович предпринял попытку обосноваться в Ставрополе и открыть здесь своё дело. Однако обо всём по порядку.

«Теперь ты можешь видеть наш Ставрополь как на ладони»

Василий Никандрович Сокорнов родился в 1867 году, по одной из версий, во Владимирской губернии. Получил начальное образование в Лушниковском училище Острогожского уезда Воронежской губернии. Затем пешком добирается в Воронеж в частную рисовальную школу, где познакомился с многими будущими художниками. В двадцать лет Василий поступил вольным слушателем в Санкт-Петербургскую академию художеств по классу живописи. Параллельно он подрабатывал ретушёром в известной петербургской фирме «Фотография Пазетти». Во время учёбы в академии Василий Сокорнов познакомился с коллекционером произведений искусства Фёдором Акимовичем Коваленко. Это имя известно сегодня каждому краснодарцу: Коваленко основал Екатеринодарскую картинную галерею — ныне Краснодарский краевой художественный музей, который носит его имя.

Фотографический бланк из коллекции В. Филиппова, Сокорнов
Фотографический бланк из коллекции В. Филиппова

Несколько лет В.Н. Сокорнов работал в известной фирме «Фотография Ренц и Шрадер» на Большой Морской улице в Санкт-Петербурге и её отделении в Старом Петергофе, не оставляя мысли завести собственное дело. Такой шанс выпал в 1893 году. Но не в сырой Северной столице, а в провинциальном южном Ставрополе. И вот с какими эмоциями Василий Сокорнов, молодой человек незаурядной внешности двадцати шести лет от роду, описывал губернский центр в письме своему другу Фёдору Коваленко.

«Дорогой друг Федя! Тысячу раз прости и извини меня за мое поведение относительно тебя. Ты был так добр и любезен, что первый написал мне в Ставрополь и поздравил с новосельем, а я только теперь собрался ответить тебе. Не думай, Федя, что я не писал тебе, потому что забыл тебя, - нет, ты всегда живешь в моей памяти и притом как прекраснейший человек, лучший друг и задушевный и верный товарищ.

Делов очень много, например: катаюсь на велосипеде, состоя членом в клубе велосипедистов (через много лет он напишет другу, что разбился на велосипеде и поэтому не может долго путешествовать в повозке. - Прим. В. Филиппова) ухаживаю за барышнями, которых здесь тьма тьмущая, которые все меня знают и перстом указывают и из которых я ни одной не знаю.

Да, брат Федя, приезжай-ка жениться к нам в Ставрополь, тут, брат, бабья видимо- невидимо! По моей статистике приходится на каждого счастливца мужчину по 7 ½ девок. И все такие хорошенькие да толстые, черт их возьми, уж не чета твоим екатеринодарским, изнуренным лихорадкой девам. Здесь каждый мужчина ходит как индейский петух, а женихи чувствуют себя турецкими султанами. Здесь на женихов облаву делают, и по ночам за ногу арканом ловят.

В. Сокорнов. «В горах над Алупкой», Сокорнов, фотография
В. Сокорнов. «В горах над Алупкой»

А без приданого женятся только одни дураки. Словом, здесь настоящая Аркадия, приезжай брат. Только одно не ладно: здешний гористый и здоровый воздух очень располагает к любви, вследствие чего жены отличаются неверностью к своим мужьям, а мужья к своим женам; но зато уж эти жены чужих мужей очень верно любят; этим же прекрасным качеством отличаются и мужья. Не правда ли, это в духе счастливой Аркадии? Теперь ты можешь видеть наш Ставрополь как на ладони.

Ну-с, а в заключение я предоставляю тебе право поздравить меня с приобретением (не думай, что с женой, Боже упаси!): я со своим компаньоном купил здесь же роскошную фотографию с полной обстановкой за три тысячи рублей с рассрочкой на три года. Вместе с платой за квартиру мы в течение трех лет должны будем уплатить более пяти тысяч руб. Хотя трудновато будет, но ничего, Бог не без милости, казак не без счастья. Эта фотография носила фирму Делле, а принадлежала купцу Митину. Теперь наша фотография носит двойную фирму: «Фотография Андрюшечкин и Сокорнов», так ты и адресуй письма, да не будь таким ленивым, как я. Работа у нас идет недурно, и работу мы выпускаем хорошую. Пиши, Федя, про свое житье-бытье.

Ну, довольно, уморился, сроду не писал так много. До приятного уведомления, Федя, с пожеланием всего лучшего, остаюсь твой лучший друг В. Сокорнов. Ставрополь-Кавк., 27 окт. 1893 г.». (Письмо хранится в Государственном архиве Краснодарского края).

Непревзойдённый мастер крымского пейзажа

Фотография, предоставленная Валерием Филипповым, Сокорнов
Фотография, предоставленная Валерием Филипповым

По неизвестным причинам фотографическое предприятие в Ставрополе недолго оставалось совместным. Сокорнов вскоре вернулся в Петербург, однако в 1898 году по настоянию докторов, обнаруживших у него чахотку, отправился в Крым поправлять здоровье. Он поселился в Алупке на даче Чеснокова. В июне 1900 года Сокорнов окончательно решил переехать в Крым. Средств на лечение не хватало, и молодой художник попытался зарабатывать, создавая картины и этюды, которые, к сожалению, не пользовались спросом у отдыхающей публики. Тогда Сокорнов занял денег, приобрёл необходимую фотоаппаратуру и начал снимать крымские пейзажи. Удача улыбнулась ему: мастер оказался в нужное время в нужном месте и рядом с нужным человеком. Первая же партия видовых фотографий, все 50 экземпляров, была куплена князем Ф.Ф. Юсуповым-Сумароковым-Эльстоном-старшим - владельцем Кореиза и ряда других крымских имений. Позже Сокорнов выполнял заказы для Юсупова, для великих князей и государыни. Мастерство фотографа оценили и рядовые курортники, они с удовольствием покупали фотографии и открытки с видами Крыма на память о приятном отдыхе и в качестве сувениров для близких и друзей.

Морской климат чудесным образом подействовал на организм фотографа, болезнь отступила, и Василий Никандрович решил не возвращаться в сырые объятия столицы. Он с увлечением путешествовал по самым живописным местам Ялты, Алупки, Бахчисарая, Севастополя и всюду брал с собой тяжёлый громоздкий фотографический аппарат. Его снимки публиковали на своих страницах популярные журналы «Нива» и «Солнце России». В 1900 году, благодаря фотографу Пазетти, работы Василия Сокорнова попали в Париж на Всемирную выставку и были отмечены именной серебряной медалью. А сам он вскоре стал одним из самых известных фотографов Крыма. В Алупке работали несколько фотографов, но люди, наслышанные о знаменитом мастере, стремились сфотографироваться у Сокорнова. Фотографии В. Сокорнова большими тиражами печатались на открытках, издавались в альбомах до революции и в советское время. Василий Никандрович Сокорнов ушёл из жизни 22 апреля 1946 года. Его скромная могила сохранилась на старом алупкинском кладбище.

Исследования сродни поиску клада

Фотография, предоставленная Валерием Филипповым, Сокорнов
Фотография, предоставленная Валерием Филипповым

Как рассказал исследователь Валерий Филиппов, он собрал уже столько материала о жизни и творчестве Василия Сокорнова, что можно выпустить целую книгу. «Столько сюрпризов и тайн, связанных с этим человеком, - говорит Валерий Лаврентьевич. – Есть вещи необъяснимые вообще». Исследователь предупредил, что далеко не всей информации о Сокорнове, имеющейся в Интернете, можно доверять: много ошибок, неверных фактов и домыслов.

Я и сама в этом убедилась, когда захотела найти во всемирной сети фотографию Василия Сокорнова. Множество сайтов выдали мне под видом его портрета изображение некоего господина в форме дореволюционного почтальона… Но как на самом деле выглядел Сокорнов, в частности, в то время, когда так иронично описывал ставропольские нравы в письме другу, можно судить по фотопортретам, которые хранятся в фондах Краснодарского краевого художественного музея. Валерию Филиппову, благодаря сотрудникам Ялтинского историко-литературного музея, удалось найти ещё два портрета знаменитого фотографа. Один из них – маленький снимок в пенсионном удостоверении, датированном 1944 годом. Второй – сделанный в петербургской фотографии Пазетти, где на обороте кто-то подписал карандашом «Сокорнов». Как истинный исследователь, который может верить только фактам, В. Филиппов передал оба портрета в Киевский научно-исследовательский институт судебных экспертиз и получил результаты на семи страницах. В заключении сообщалось: «...изображено одно и то же лицо, Сокорнов В.Н.». 

Валерий Филиппов сравнивает исследовательскую работу с поиском клада. Он благодарен всем, кто ему помогает в Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре, в Крыму. Исследователь надеется, что и в Ставрополе наладятся контакты с краеведами и коллекционерами, которые помогут пополнить фактами «ставропольский период» в биографии Сокорнова. Сейчас Валерий Лаврентьевич переживает, что поиски необходимой информации, а тем более поездки в московские и питерские архивы, на которые долго собирал деньги, затруднятся из-за событий на Украине.

Недавно Валерий Филиппов прислал мне фрагмент из письма В.Н. Сокорнова к Ф.А. Коваленко: «И так, если суждено мне еще пожить, то будем жить, хотя жизнь теперь нерадостная и, вероятно, не придется дожить до того времени, когда люди опомнятся и устроят жизнь на земле на началах разума и любви, как завещал Христос, а не на глупых началах вражды и зверства. Но что делать, люди не верят Христу, слова его поют нараспев, а на деле не исполняют. Я, конечно, имею в виду людей всего мира, а не одну какую-либо нацию». Письмо было написано 7 марта 1916 года. Понятно, о какой вражде шла речь. Вряд ли Василий Никандрович мог представить, что через сто лет его слова обретут новый смысл.

Автор выражает искреннюю благодарность Валерию Филиппову за предоставленные материалы и помощь в подготовке публикации.

люди, Крым, фотография, судьбы

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Культура»

Другие статьи в рубрике «Россия»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов