Уллутау. Июль 1989 года

Александр Плотников

15.07.1989. Утром собираем рюкзаки и выходим. Командир отряда, Александр Валентинович Рассказов, не спешит, и темп не приносит никаких мучений.

Окончание. Начало в № 25, 26.

Александр Плотников

Тропа уходит из травяного русла на каменистый гребень, упирающийся в снег на леднике. Там нам дают возможность отдохнуть и надеть кошки. Погода чудная. Мы обуваемся и фотографируемся на память всем отделением. Идти по леднику приятно, и я несколько огорчаюсь, увидев Ильину в двухстах метрах впереди меня. Под перевалом я её догоняю, наперёд не забегаю и даю ей возможность взойти первой. Самым же первым на перевал допущен маленький Сашка, сын инструктора, всеобщий любимец и баловень. На перевале я ставлю рюкзак отдохнуть и отправляюсь смотреть мемориальные плиты. Мы фотографируемся с видом на ту сторону, потом надеваем рюкзаки и идём по снежнику вниз.

Снизу поднимается отряд не меньший, чем наш, мы так бурно приветствуем своих собратьев, что они шарахаются в сторону. Пропустив турецкий поход, мы спешим по их следам. По языку снежника катаемся на ногах и выходим на камни морены. По морене спускаемся в цирк, где решено сделать генеральный привал. Располагаемся рядом с обелиском на камне, фоткаемся, готовим перекус для отделения. Серёга Бирюков угощает всех своим вареньем.

Александр Плотников

Цирк венчает второй перевал, мимо нас проходят толпами какие-то туристы из-под Эльбруса. Мы тоже не засиживаемся, и отряд вытягивается по тропе. У меня после спуска и отдыха появляется третье дыхание, я с самой галёрки перебираюсь в авангард, обгоняя отделения по раздвоенным тропинкам. На них много грязи, но мои тракторные устремления это не останавливает. Впереди, в долине Ненскры, показывается граница леса, где намечается бивак.

Мои наногавники представляют собой жуткое зрелище, я их сразу стираю и, пока инструктора ищут место стоянки, я уже чист и даже успеваю напиться воды из местного нарзана. Вода приятная, и мы селимся тут на ночь. До вечера ещё успеваем позагорать, искупаться и сходить за дровами. 16.07.1989. Подъём назначают на три часа ночи, с утра дежурим я и Ильина. Я готовлю еду с вечера, утром командир нашего доблестного отряда поднимает меня, и я разогреваю кашу и чай. Все кое-как собираются в потёмках, но резво управляются с пищей.

Александр Плотников

Где-то часов в пять по мелкому корявому лесу начинаем подъём на перевал Басса. Быстро светает, да и идём мы навстречу солнцу. Ущелье остаётся внизу, мы с Олегом рассматриваем окрестности и переговариваемся. Выходим на снег, и тут природа преподносит нам сюрприз. Обернувшись назад, мы видим Эльбрус, чистый, сияющий, огромный, с целыми тремя(!) вершинами. Восторгам толпы нет предела. Мы дружно фотографируемся и ползём дальше. После короткого крутого взлёта видим сам перевал, совсем уже близкий, отряд растягивается, и наверх мы выбираемся разрозненными кучками. Зажигаем примусы, щёлкаем фотоаппаратами, а Вовчик Гуцев снимает всех кинокамерой. На скалах многочисленные мемориальные доски, пулемётные гнёзда оборонявшей этот перевал 5-й роты и даже стреляные гильзы, сохранившиеся с войны. Отсюда мы начинаем восхождение на нашу зачётную вершину Гвергишер, высотой 3299 метров. Начинаем снежным траверсом под скалами, с которых падают камни, заставляя нервничать инструкторов. Потом в три такта проходим крутой снежник и выходим на неявно выраженную седловину. Инструктора выбирают десяток самых сильных, в число которых попадаю и я. Проходим несколько снежных взлётов, под скалами я выхожу вперёд. Меня останавливает инструктор, отец Сашки, перед самой вершиной мы выпускаем Сашку вперёд и он выходит на макушку первым. Он откапывает в туре банку с запиской, её читают вслух. На вершину выходит много народу, мы весело фотографируем, созерцаем окрестные виды, поздравляем друг друга с первой вершиной. Выясняется, что у меня эта вершина уже третья, первым был пик Туриста в Цее в 84-м, потом Столовая в Армхах в 87-м, и вот теперь Гвергишер. На спуске я очень быстро выхожу на снег и пролетаю 150-метровый глиссер, организованный инструкторами. На перевал идём другой дорогой, собираем вещи и летим вниз. Тут я ещё несколько раз катаюсь на ногах, облегчив себе нагрузку на колени. Снег кончается, начинается обезьяний лес с деревьями, торчащими во все стороны и совершенно жуткой, местами отвесной, тропой. Лес всех утомляет, я задерживаюсь, помогая Лене из Калининграда. Потом бегу дальше, выхожу на старую лавину, и на каменистом бугре вижу отряд. Подхожу к своему отделению, снимаю с себя лишние вещи. Мы выходим в долину Накры и разбиваем лагерь. Готовим очень вкусную еду, очень быстро её съедаем. Утром с Леной из Калининграда я иду в радиальный поход на водопады. Водопадами все остаются довольны. После обеда мы собираем вещи и идём к перевалу. Под перевалом нас застаёт жуткий ливень, под ливнем мы форсируем довольно бурный поток. Я переобуваюсь в кеды, спокойно перехожу на ту сторону по верёвке, натянутой встречными туристами, и ещё помогаю перейти десятку желающих. Инструктора устраивают переправу метрах в тридцати выше, поток там более бурный, все очень нервничают, кричат и некоторые даже падают в воду. Когда мы приходим на бивак, опускается промозглый туман. Мы ставим палатки, и я спокойно сплю до утра.

Александр Плотников

17.07.1989. Утром собираюсь, сухой и сытый, а значит, готовый к бою. Бой начинается на подъёме. У Серёги Бирюкова болит живот, среди участников отделения намечается разброд и шатания, а мы с Олегом идём в наши горы, и мирские перипетии нас не волнуют. Под перевалом бегаем с Олегом за водой, чтобы напоить остальных.

Выходим на перевал Накра, мемориальных досок здесь не счесть, но сзади поджимает непогода, и мы убегаем в котловину, где солнечно и радостно. Спускаемся с Олегом очень быстро, ждём всех у озера и фотографируемся. Я надеваю шорты, перекусываю, подходят остальные, и отряд, уже организованно, прибывает к канатной дороге. Мы спускаемся к подножию Чегета, где и начался наш поход.

Александр Плотников

Дикую нашу и голодную толпу забирают из Чегета и привозят к подъёмнику в Адырсу. Рюкзаки мы грузим на машины, подраненный Вовочка и Ильина уезжают на рюкзаках, а я иду с Леночкой, наслаждаюсь разговором и окружающими горами. В лагере нам устраивают феерический приём в новички, процедура эта в Уллутау отработана за многие годы до автоматизма, но я в ней участия не принимаю.

Серёга Бирюков вечером уезжает домой, а нам остаётся последняя ночь на базе.

Александр Плотников

18.07.1989. Олег со Светиком уходят в 4 утра, и я их провожаю. Расставаться жаль, но мне уже тоже хочется домой. Утром собираемся, прощаемся с Вовочкой, инструкторами и идём вниз. Из окна в основном корпусе делаю снимок Уллутау, долгие годы он будет у меня олицетворением этого последнего дня.

В верхнем Баксане нас подбирает грузовик и довозит до Тырныауза, где мы садимся на нальчикский автобус. В Нальчике билетов на Грозный нет, и Ильина уламывает меня ехать до Пятигорска, к её сестре. Сестру мы не застаём, сидим сутки в ожидании, потом я решаю отправляться домой.

Домой попадаю только вечером, еду в четвёрке слегка осоловевший, никто не знает, что я из армии, вижу всё впервые за два года и заново переживаю встречу со своим городом.

туризм, горы, альпинизм

Другие статьи в рубрике «Путешествия»

Другие статьи в рубрике «Россия»



Последние новости

Все новости